День «Д»

Война

Vasily Vereshchagin - Апофеоз войны - Google Art Project

Это было когда-то. Сжимая кинжал,

От стрелы ядовитой человек умирал.

Крик последний, предсмертный застыл в тишине…

Как во всякое время, на всякой войне.

До какого ж предела

Мука нам суждена?

Где земля не горела,

Не бывала война?

Всё меняется в мире; изменений не счесть.

Только смерть человеку как была, так и есть.

… От осколков снаряда, в дыму и в огне —

Как во всякое время, на всякой войне.

Вечный мир не настанет.

Разорвав тишину,

Ввысь ракета взлетает,

Начиная войну.

Мегатонные взрывы полыхают вдали,

Оставляя лишь след из стеклянной земли.

Снова солнце померкнет среди дня в вышине…

Так — во всякое время. На каждой войне.

* * *

2014-08-16 Demonstration Jesiden Eziden Aleviten Kurden in Hannover gegen die Terrorgruppe Islamischer Staat (IS), (313)

Снова мир возбуждён, разделён —

Да и был ли когда-то един?..

Вновь под шёлк разноцветных знамён

Собираются толпы люди́н.

Да, люди́н — не совсем уж людей:

Не вполне человечьи их лица!

Мирный воин? Святой злодей?

Целомудренная блудница?

Каждый верит в правду свою,

И готов убеждать ударом,

Чтоб ресурсы добыть в бою —

Ведь никто не отдаст их даром.

Ничего никто не отдаст,

А у всех скоро будет нехватка

И еды, и воды. Бог подаст?

Да, а дьявол возьмёт без остатка!

Кто-то сказал,
что дьявол умер?

Skeleton of the Metropole Hotel (5987127804)

Кто-то сказал, что дьявол умер,

Кто-то сказал, что дьявол умер…

Кто-то сказал, что дьявол умер,

Но, на беду Ирландии,

Вдруг он придёт опять?

Вдруг он придёт опять —

Наши селенья разорять,

Вместе с британской армией!

Молоко и коров,

Деньги и землю,

Жёнок и кров —

Всё отберут у нас они,

Бритты вероломные!

Не приведи тебя в эти дни,

Не приведи тебя в эти дни,

Не приведи тебя Бог в эти дни

В наши края укромные!

… Наших десяток, и то — с ножом,

Наших десяток, и то — с ножом.

Наших десяток с одним ножом —

Их с пистолетами тысяча!

Мы, отступая, всё сожжём,

Мы, отступая, всё сожжём,

Мы, отступая, всё сожжём —

Нате вот вам пепелища!

Пусть не согреет им нутро

Наше добро, наше добро;

Пусть для врага взрастит земля

Тернии да волчицы!..

Кто-то сказал, что дьявол умер,

Кто-то сказал, что дьявол умер,

Кто-то сказал, что дьявол умер…

Как он мог так ошибиться?!

Казнь

Вышней волей Господина,

И с согласия жрецов,

Принародно приводили

Смертный приговор:

Всех предателей казнили,

Не смирившихся рабов.

То, что свыше — непреложно.

Снова казнь, опять!

Чтобы было невозможно

Слова поперёк сказать,

И для «упрочненья страху»,

Чтоб законам был почёт,

Своего раба на плаху

Господин ведёт.

Видит тяжкие оковы,

И душа болит.

Но суровой власти слово

Людям говорит:

«Так закончится дорога

Всех, кто не со мной!

Ибо я — наместник Бога

В области земной.

Зло убью я, и разрушу,

И предам огню.

Упокой, Господь, все души

Тех, что я казню!

Пацифистам-гуманистам

Вот что я скажу:

На земле нет жизни чистой,

И я крови речкой быстрой

Море крови прегражу.

Я законов не нарушу,

Завтра я опять

Тело в тюрьмы, в церковь душу,

Буду заключать.

Спасу душу, муча тело.

Помни — свято наше дело!

Провиденья жребий вынут.

Жребий был таков:

Мне всегда быть Господином,

А тебе — рабом!

Не кричи: «Придёт расплата!» —

У меня есть много злата…

А когда пройду дорогу,

Я себя спасу.

Я покаюсь, жертву Богу

Тут же принесу.

Всей стране велю молиться

Разом за меня,

И молитва белой птицей

Вырвет из огня.

Власть моя, мои забавы,

Месть и торжество —

Всё во имя, всё во славу

Бога моего!

Мне не нужно вовсе славы,

Но в земном аду,

Я дорогою кровавой

К Свету всех веду!».

Тьма. Предательство. Оковы…

Лютая пора.

Крик «во имя Бога!» снова.

Кровь среди двора…

Чёрный век

Вот он: век насилья, мести, злости,

Век дурмана, суеверий, лжи…

А спасенье — только на погосте:

До другого просто не дожить.

В этот век неведомы дороги,

Все тропинки снегом замело.

В этот век привычны все пороки,

И уже не знаешь, что есть зло.

Дни его — златого века ночи.

Свет едва заметен в эти дни.

Не спасают — лишь смущают очи —

Колдовские странные огни.

В этот век закручены спирали

До предельной, жуткой крутизны.

В этот век потеряны реалии,

Призраки реальностью полны.

В добром деле не достичь успеха.

Вот такая в чёрный век судьба…

Дожидаться золотого века

Иль кричать: «Да здравствует борьба!»?..

* * *

Nightvision

Ночь — наше время. Век наш краток,

И нет пощады никому.

В ночь от костров и от палаток

Нам тихо уходить во тьму.

Над падалью гиена взвыла…

Что ж делать, если мир таков?

Здесь всё решает только сила,

Смерть ожидает дураков.

А ведь недавно жизнь играла,

Всего хватало всем сполна!..

Кому-то показалось мало —

И началась эта война.

Почти никто не ждал такого,

Но выжить кое-кто сумел.

… Снял арбалетом часового —

Он даже пикнуть не успел.

Второй готов. Смотрел на звёзды,

О чём-то о своём мечтал!..

Теперь менять что-либо поздно,

Когда в висок вошёл металл.

Им не увидеть больше Солнца —

Так им за тех, кто для беды

Испил из мёртвого колодца

Сырой отравленной воды.

Они ещё за всё ответят,

Ведь это не последний бой.

Лишь звёзды так невинно светят

Над окровавленной землёй…

Смерть
на рассвете

UA Flight 175 hits WTC south tower 9-11 edit

В синем небе благодать,

Ярко солнце светит.

Хорошо ли умирать

Утром на рассвете?

Но пришлось. С небес не Бог —

Самолёт свалился,

И высотный небоскрёб

Пламенем облился.

Эх, да жизнь, да горяча —

Вниз башкой с балкона!

Запылала как свеча,

«Башня Вавилона».

И теперь увидел мир

То, во что не верил:

Как Америки кумир

Людям век отмерил.

Крах сверкающих громад

Век я не забуду.

В поднебесье светлом — ад…

Бог, яви же чудо!

Где Ты, Бог? Спаси, спусти

Девушку с балкона!

Заодно и обрати

К вере миллионы.

Покажи же на весь мир

Чудо во спасенье,

Чтоб развеялись, как дым,

Всякие сомненья…

Поздно! Новый самолёт.

Снова дым и пламя.

И кончается полёт

Адскими огнями!

Снова взрыв — и башни нет!

«Зрители» застыли.

Закрывает солнца свет

Дыма слой и пыли.

… Бог когда-то помогал

Чудом, но сегодня,

Видно, всем свободу дал

Делать что угодно!

Ну, свобода, убивай!

Ну, свобода, мучай!

Хочешь — грабь и предавай,

Был бы только случай…

Бог с небес всё увидал,

Но Ему нет дела.

Все свободны. Мир же стал

Зоной беспредела.

И одни, презрев свой страх,

На пороге смерти

Прокричат: «Велик Аллах!

Рай нас ждёт, поверьте!».

А другие захотят

Мира да гарантии,

Чей-то город разбомбят

Ради демократии…

Ай, да мир, да ты таков!

Думай, что ужасней:

На руках след от оков

Иль от крови вражьей?

Ах, свобода!.. За тебя

Гибли миллионы.

Чтобы защитить себя,

Строят бастионы.

Чтобы строить, и пахать,

И дожить свой срок,

Надо землю охранять

Вдоль и поперёк,

Пушку навести на цель

И не промахнуться.

Только враг находит щель,

Чтобы протиснуться!

Вот у Бога и спроси,

Как всё так выходит,

Если Он на небеси

Миром верховодит?

Ведь, когда придут враги

И случатся беды,

Молим Бога: «Помоги!

И даруй победы!»

Если Он свободу дал —

Жить или убиться —

Может, действовать тогда?

Толку «так молиться»?

Будем умными людьми,

А не дураками!

Ты нас, Боже, вразуми —

Сделаем всё сами.

Недобрый час

Снова наступил недобрый час.

Снова воздух с запахом войны.

Снова «кто не с нами — против нас»,

Нету третьей — мирной — стороны.

Снова кровь на камне и в песке,

Снова бой: не здесь, но недалече.

Снова жизнь в стремительном броске

Смерти устремляется навстречу…

Только кто — за смерть, а кто — за жизнь?

Ведь у всех в крови по локоть руки!

Говорят: не бойся и держись,

И терпи отпущенные муки…

И доколе?.. Главное — за что?!

И зачем кому-то это надо?

Здесь не игры и не шапито.

Там — не холостыми канонада.

Я сегодня — так же, как вчера,

И не надо обвинять в измене!

Просто не бывает «сил добра»

Там, на «политической арене».

Тот и этот гибелью грозит,

Тем и этим — равно я чужой.

И один бандит-гад-паразит

Вряд ли будет лучше, чем другой.

Монах и бандит

Пришёл к разбойнику монах:

— Брат! Ты забыл про Божий страх!

Покайся, брат, и стань спиритом…

— Мне лучше умереть бандитом,

Чем жить всё время натощак

За злато на моих мощах!

— Какое злато?! Будет ад!

В грехах ты очень виноват…

Бандит на это осерчал,

И так монаху отвечал:

— Вы только молитесь! И вот —

Король на монастырь даёт.

А для меня у короля

Одна награда есть — петля!

Покаюсь я — быть мне убитым.

Нет, лучше быть живым бандитом!..

Столкновение

New Zealand - Cross and crash memorial - 9722

Стану у костра посреди дыма,

Слёзы навернутся на глаза.

Но пройдёт ли злая чаша мимо —

Или рока избежать нельзя?

Поскользнусь ли на грязи во мраке?

Не пройду по тоненькому льду?

На дорогах сумрачные знаки

Отведут ли от меня беду?..

… В лоб столкнулись два автомобиля.

Кровь и покорёженный металл.

Эти люди лихо жизнь любили —

Видно, каждый первым быть мечтал.

За ошибки жизнь карает строго:

У судьбы поблажек не проси!

Каждому дана своя дорога.

Сохрани нас, Боже, и спаси.

Обречённые

Белый снег среди серой травы,

Над горами туман пеленой.

Мы для мира сего мертвы;

Впереди — вечный Мир Иной.

Смерть гуляет, не зная преград,

И никак от неё не сбежать.

Может, здесь начинается ад,

Только надо сейчас наступать.

Ничего не бывает «потом».

Даже завтра мы: выстоим ли?

Или ляжем — да не уснём! —

Среди взорванной мёрзлой земли?..

Муаммару
Каддафи

Muammar al-Gaddafi at the AU summit

Может быть, он умер как солдат,

Может, выжил, и вздохнёт свободно.

Но уже не повернуть назад.

Впредь случиться может что угодно.

Чья ошибка, чья же здесь вина,

Что произошло на самом деле —

Большинству не суждено узнать,

Как бы они правды ни хотели.

Можно сказки зачитать до дыр.

Можно ждать, надеяться и верить…

Только не таков реальный мир.

Ложь, коварство, подлость — не измерить.

Так и было. Так и в этот раз.

Кто любовь, кто смерть сегодня встретит.

Что могу я сделать здесь, сейчас?!

Что мне мир на боль мою ответит?

Cделай что-то, хоть ты одинок,

А другие — не хотят, не могут…

Не гадай когда наступит срок,

И не жди, что вдруг тебе помогут.

Чёрная лошадь

Вперёд, назад, налево и направо,

Разбег, толчок, опасный поворот…

Опять меня толкнут, куда попало,

И втянут в вековой круговорот.

Я — чёрная лошадь в замкнутом круге.

Баранка нуля — вот мой результат!

И как ни беги от него в испуге —

Сам не заметишь, придёшь назад.

Так крутятся снежинки в вихре белом:

Прямых путей им просто не дано.

И как бы высоко ты ни взлетела,

А упадёшь на землю всё равно…

Я — чёрная лошадь в замкнутом круге.

Я буду идти, пока хватит сил.

А что же ещё? Подскажите, други:

Ну кто этот круг когда победил?

Плюс, минус… минус, плюс. И в сумме — нолик.

Удачи и провалы — все равны.

Оцепенел перед удавом кролик…

Не только дни — секунды сочтены!

Рывок последний… За пределы круга!

Там — бесконечность неба надо мной.

Там — новый путь. И свет. И помощь друга.

И только ветер свищет за спиной.

Новый взрыв

И снова смерть. И снова — на рассвете.

И снова взрыв. Покоя нет планете.

И снова, как в прошедшую войну

Погибнут люди, но — не за страну.

А ради злой ухмылки подлеца

Окрасит серый камень кровь юнца.

И скоро шесть десятков лет пройдёт

С Победы нашей. Но найдите год

Такой, чтоб мирным был на всей Земле,

Чтоб ни в одном посёлке иль селе

Не плакали по тем, кто не дожил,

За чьё-то благо голову сложил!

Тот тут война, то здесь, то там война…

И не успеет кончиться одна,

Как где-то начинается другая:

Без смысла, цели, без конца и края.

Мир стал таким, как люди сотворили,

Которые боялись и любили,

Которые боролись и желали…

Рождались. Жили. В муках погибали.

Адский ресторан

Жизнь — словно адский ресторан.

В меню — не блюда, а мученья.

Что хочешь, милый, выбирай:

Болезнь, тоску, печаль, сомненья,

Неразрешимую задачу,

Разлуку, ревность, неудачу,

Потерю близких и друзей —

Ты только проглотить успей!

Будешь страдать и днём, и ночью,

И ненавидя, и любя.

А если выбрать не захочешь —

Так выберут и за тебя!

Поскольку нет предела аду,

Лишь смерть дадут тебе в награду…

Конец.