Сайт Александра Румега  » Статьи  » Кому это нужно, пусть даже в кризис?

Кому это нужно, пусть даже в кризис?

(в продолжение статьи
 «Кому это нужно: о бесплатной земле, воле и власти»)

Здравомыслящим было ясно, что так устроенная экономика на кризисы просто обречена. Момент же начала кризиса точно предсказать не смог никто. Не смог потому, что кризисы не случаются, как наводнения, как землетрясения, как снег на голову – их делают. Об этом более подробно в статье Лари Ханнигана «Хочу весь мир и ещё 5%» и в моей статье, которую я так и назвал: «Кризисы не случаются. Их делают». Заранее знать сроки кризисов могут только те, кто их устраивает. И такое знание стоит миллионы, а может, и миллиарды долларов. Остальным (в том числе и дипломированным экономистам) можно знать, что неизбежно будет, но вот когда и насколько сильно – знать заранее никак нельзя.

Появилась надежда, что кризис заставит власть имущих раздавать землю бесплатно для создания родовых поместий. Да, не так уж и плохо привлечь потерявших работу горожан в село… но «по Мегре» ли это будет?

Скорее будет совсем другое. Трудовые сельскохозяйственные коммуны. Где будет, грубо говоря, так: вот тебе работа от зари до зари, вот тебе похлёбка на обед, вот тебе койка в бараке – и будь доволен, что приняли, что не дали в безработном городе с голоду умереть! Но зато смогут принять любого – даже без копейки денег, даже с долгами – ещё усерднее трудиться, чтобы ещё и долги отработать, и выйти в «новый мир» «чистым» человеком.

Получится нечто среднее между колхозом, монастырём и «зоной»…

И это мне напоминает даже не СССР с его колхозами и совхозами, а Камбоджу (Кампучию) времён Пол Пота. Самая радикальная версия коммунистической идеология требовала, чтобы люди были выселены из «буржуазно-развращающих» городов в сельские коммуны, где были бы насильно привлекаемы к тяжёлому физическому труду, чтобы «перековались» в людей нового образа, из коих коммунистическое общество будет состоять.

… Конечно же, я немного преувеличиваю. Конечно же, здесь не зона испытаний радикального коммунизма, а давно уже более цивилизованная зона. Здесь даже конвой не понадобится – отчаявшиеся найти средства на пропитание и выплаты за жильё, безнадёжно уволенные жертвы кризиса сами поедут туда, где за труд можно получить хотя бы хлеб с похлёбкой да койко-место в тёплом бараке, а чего не умеешь – тому научат бесплатно и быстро.

Идея родового поместья, родовой усадьбы на гектаре может, и хороша, но – не для всех. Это – не для самых бедных, это – не для самых слабых. Звучит жестоко, но это так.

Тем, кто сейчас работает в городе по найму и не имеет другого источника средств к существованию, стоит задать себе простой вопрос: «Если сейчас уволиться с работы и потом пять-шесть месяцев не устраиваться на новую работу, смогу ли я выжить?». И честно ответить самому себе на него.

Тому, кто ответит «Нет, такое для меня невозможно – ни сейчас, ни в обозримом будущем» – не стоит заниматься обустройством собственного гектара земли, толку не будет. Нет, не потому, что это нереально, а просто потому, что создание красоты на гектаре – это большое Дело, в которое либо нужно вкладывать сразу много денег, либо вкладывать всего себя.

Если вкладывать не деньги, а себя, это будет выглядеть примерно так:

В первый год посадить большой огород (соток 10 – 12) и соорудить хатку из поддонов, ящиков, камыша (или типа того) с печкой-буржуйкой внутри, так же погреб выкопать. И всё – на большее у человека просто сил не хватит, тем более – у человека городского, не привыкшего к тяжёлому физическому труду. И даже для этого в первый год придётся трудиться от зари до зари, особенно весной, и жить уже там, оставив работу, учёбу и прочие дела в городе. Но если так сделать – то возможно в первую осень и первую зиму уже прокормить себя своей картошкой, капустой, морковкой, другими овощами. И обеспечить себя посадочным материалом на второй год. И зиму пережить, слегка утеплив хатку и топя печку, чем придётся.

На следующий год, если всё пойдёт хорошо – может, удастся не только себя прокормить, но и продать кое-что из выращенного урожая, чтобы купить необходимую обувь, одежду, инструменты, другие вещи.

И только на третий-четвёртый год будет уже легче, и можно будет заняться творчеством на земле.

Но к жертвам кризиса это не относится. У тех, кого кризис «прижал» по-настоящему, нет в запасе пяти месяцев спокойной обеспеченной жизни. Максимум один или два месяца на то, чтобы или решить свои проблемы – или оказаться вообще на улице без жилья, без денег и ценных вещей, с туманными перспективами трудоустройства, а часто и с долгами, которые уже совершенно нечем заплатить. На вышеуказанный простой вопрос они ответят «категорически нет».

Почему пять-шесть месяцев? Да потому, чтобы хотя бы овощи на своём огороде вырастить – нужно три-пять месяцев. А в это время тоже кушать что-то надо, и эту еду придётся покупать. Бесплатный гектар земли в такой крайней нужде не поможет.

А освоить, обустроить целый гектар земли, бывая там «наездами» по выходным и праздникам – не получится. Я видел нескольких дачников, которые вот так обустраивали 10 – 15 соток. Да, они создали плодородные и красивые уголки земли на этих сотках, но им на это понадобилось 10 – 15 лет, ибо они продолжали работать в городе. А чтобы таким «дачным» образом создать красоту на гектаре – может и всей жизни не хватить.

Я не говорю, что всю землю нужно перекопать или перепахать. Но при любой форме обустройства – будь то огород, сад, лес, кустарники, теплицы, мульчирование, террасы или ещё что-нибудь – чтобы сотворить что-то на целом гектаре, нужно там жить.

У людей из нашей организации есть уже опыт «наездов на гектар». Четвёртый год самым упорным удаётся на 10 – 12 сотках из 100 что-то сделать – огород, сад, летние домики. А на остальной земле – просто прокашивают траву (иначе она растёт по пояс и выше, потом от летней жары сохнет – а в наших степях такой сухостой приводит в засуху к страшным пожарам, восточным суховеем раздуваемым; и не только сам участок пострадать может, но и все соседи). На большее – сил физических просто нет у тех, кто трудится от автобуса до автобуса.

Даже если не семенами, а саженцами деревья сажать – трудно они в наших степях приживаются. Жара, сухость, да ещё зайцы грызут.

Постоянно живут, зимуют там три человека – сторожа двух садоводств, которые от садоводческих товариществ минимальные зарплаты получают, и ещё один есть постоянный житель. Он профессиональный строитель сам. Квартиру в Ростове-на-Дону продал, большой саманно-набивной дом пятистенный с крышей-пирамидой сам себе построил, живёт теперь в нём.

Из сорока семей – только три-четыре человека постоянно живущих, зимующих. Это можно считать достижением выдающимся – зимовку на поселении, а не в городе. На фоне всех «гектарных дачников», которые сами не знают, когда же они смогут оторваться от города, и ждут неизвестно чего – закона, спонсора, «справедливого царя» или ещё кого-то.

В другом экопоселении в нашей области чуть получше – из 27 семей 3 – 4 зимующих может, уже и больше, а зимних домов строится (или уже построено) больше десятка. Зимующие там, насколько я знаю, тоже те, которые квартиры продали или сдают, и за счёт этого живут на своей земле, не напрягаясь, не вкалывая до предела, а творя красоту. И подобная же картина – во многих анастасиевских поселениях.

Пермакультура, беспахотное земледелие, разные другие ухищрения, позволяющие сократить физический труд? Да, это работает, но:

Во-первых, обычно приходится выбирать: либо большой урожай в первый же год, либо создание устойчивой экосистемы смешанных посадок овощей, трав, кустарников и деревьев, которая даст полную отдачу года через три-четыре. И не у всех с первого раза получится: сколько ни читай книг, останется много тонкостей, которые станут ясны только на своём опыте, на конкретном участке земли. А для «выкинутых на гектар» жертв кризиса такие творческие эксперименты – непозволительная роскошь. Им либо получить в первый год нормальный урожай – либо голодать, и неизвестно как дотянуть до весны, а потом до осени.

Во-вторых, даже если при умелом подходе и получится не целый день работать – и в этом случае нужно что-то делать каждый день, ну или хотя бы через день. Но никак не раз в неделю.

Как ни крути, а «дача на гектар» не получится. Тем более – у нищего.

Просто нужно заниматься своим делом, а не «разрываться» на несколько мест – дом в одном, работа в другом, сад и огород – в третьем, что-нибудь ещё – в четвёртом. Если «разорваться» – ни там, ни там ничего хорошего не выйдет. Ни денег толком заработать, ни экологически чистой пищей себя и семью обеспечить, ни восстановлению нарушенной природы помочь.

Одна семья вполне может вырастить экологически чистые овощи и картошку для себя и ещё для 5 – 6 семей, если будет на своей земле жить постоянно и заниматься только этим (больше вряд ли получится без «химии» и техники). В то же время большинство городских семей на эти продукты тратят примерно пятую-шестую часть своих денег (половина обычно уходит на «коммуналку», потом на разные другие расходы – больше не получается тратить на овощи и картошку).

Если нам для жизни и дела нужны и деньги, и чистая пища – ну пусть тогда одни из нас выращивают экологически чистые продукты в подходящем месте за городом, а другие – деньги в городе добывают. И могут люди даже так договориться между собой, чтобы деньги зимой или весной заплатить за будущий урожай, который созреет осенью. Тогда не придётся обращаться в кредитные учреждения. И ничего люди не потеряют: потратят те же деньги, только отнесут их не на базар и не в супермаркет, а своим хорошим знакомым. Но получат за них продукты намного лучшего качества. Другие же получат возможность постоянно жить за городом и заниматься органическим земледелием, не отвлекаясь на другие дела, не разъезжая без толку в душном автобусе, получая доход не меньше, чем в городе.

Городские проявят решимость и доверие, заплатив деньги весной наперёд. Биофермеры проявят решимость, отказавшись от городского жилья и работы, и вырастив обещанное. В организациях единомышленников такое вполне возможно. Это как «золотая середина» между агрорынком и дачным хозяйством. Так можно и продукты покупать не те, которые выращены неизвестно кем, неизвестно где и неизвестно как, а те, что выращены знакомыми людьми, к которым можно и в гости на участок съездить, посмотреть, где и как это всё растёт. И покупать по вполне приемлемым ценам, а не втрое или вчетверо дороже, как сертифицированные органические продукты в европейских магазинах. Но и не дачное хозяйство, когда каждая семья сама себе добывает и деньги, и чистую пищу, когда так много времени и денег тратится на поездки по выходным на дачу и обратно в город, когда череда «работа в городе» – «давка в транспорте» – «работа в огороде» – «давка в транспорте» – «работа в городе» выматывает все силы.

Есть определённое соотношение между теми, кто создаёт пищу, и теми, кто её потребляет (как, впрочем, и для одежды, обуви, компьютеров и всего остального оно тоже есть). Оно может быть «один к одному» – когда каждый пытается всё сделать сам себе, и получается очень неэффективно, большая трата сил, времени и денег при малом результате. Оно может быть «один на восемьдесят», как у фермеров в США, где один работник, непосредственно в сельском хозяйстве занятый, может прокормить 80 – 88 человек. Но в таком случае приходится применять и химикаты, и новейшие сорта и гибриды (в том числе и генетически модифицированные), и тяжёлую сельхозтехнику, и нефтепродуктов много тратить, и много чего ещё. На ручном труде и без всякой «химии» такого никогда не получится. С помощью договоров между близкими знакомыми можно получить как раз оптимальное для органического сельского хозяйства соотношение «один к пяти», «один к шести». А торговать через обычные рынки и магазины имеет смысл только тогда, когда один продавец обеспечивает десятки, сотни, тысячи и более покупателей – иначе это не будет выгодным.

Что же мешает? Никаких объективных препятствий я не вижу. Мешает только неуверенность, страх перед неудачей, недоверие друг к другу. Ещё, на мой взгляд, мешает то, что в книгах Мегре отсутствуют образы объединения, организации, сотрудничества, взаимодействия людей (кроме праздников да бесед мудрецов). Вот и появилась куча «до невозможности индивидуальных» деятелей, которые думают, что, как только будет в собственности гектар земли – так сразу каждый из них станет самодостаточным, и неважно будет, что в окружающем мире происходит. Но, как только они начинают идеи на практике осуществлять, так сразу же оказывается, что это не так.

А предложение вроде «раздайте всем нищим и безработным бесплатно по гектару земли – и тут же все социальные и экономические проблемы решатся за несколько дней, а мировой кризис для России тут же закончится» – звучит просто нелепо.

Мало того, что на жизнь без работы до урожая у многих средств никаких нет. Тем более что они и квартиры в городах захотят за собой сохранить – страшно же вот так сразу от благоустроенного жилья отказаться – а, значит, возросшую «коммуналку» каждый месяц платить. Так ещё и посадочный материал покупать, и лопаты, и грабли, и плоскорезы, и многое другое придётся. С водой тоже проблема во многих местах – не всем повезло с чистым водоёмом рядом или с мягкой водой на малой глубине, чтобы колодец самим вручную выкопать. А в других случаях решение проблемы водоснабжения стоит от тысяч до десятков тысяч рублей. Где-то хворост и бурелом для готовки и отопления можно бесплатно легко насобирать, где-то древесные отходы раздобыть можно – но где-то и топливо покупать и привозить придётся, чтобы зимой не замёрзнуть.

А гордые за былые успехи «белые воротнички» сколь часто не захотят «лепить халабуду» из чего попало, и жить там! Даже в очень трудном положении они сочтут ниже своего достоинства жить «типа как бомжи». Нет, домик нужен пусть маленький, но «нормальный» с удобствами, чтоб нам построили. А это счёт уже на сотни тысяч.

И дорога тоже стоит дорого. Гектар – это 100 на 100 метров; даже если участки по обе стороны от дороги – на каждого придётся по 50 метров двухполосной асфальтированной дороги (а иначе как обеспечить, чтобы люди могли каждое утро вовремя приехать на работу в город, как это предполагалось в проекте «одноэтажной России»?). Ещё на каждого по сто метров электрического силового кабеля (хоть от Единой энергосистемы, хоть от общего ветряка – а делать каждому свой ветряк или солнечную батарею – киловатт выходной мощности ещё дороже выйдет). То есть, если пытаться в «гектарном» поселении обеспечивать городской уровень удобств – инфраструктура дороже домов выйдет, порой – в разы дороже. Затраты на гектар тогда могут дойти до миллионов рублей.

Жизнь на земле оказалась столь не похожей на прекрасную мечту…

И чем ближе к реальному делу – тем меньше реальных людей.

Сколько людей прочитали книги В. Мегре? Миллионы, а, может быть, уже десятки миллионов человек.

Сколько из них тех, кто не только прочитал, но и что-то решил для себя, стал искать единомышленников, хотя бы думать о том, как изменить свою жизнь? Наверно, сотни тысяч.

Сколько тех, кто объединились в организации и хоть какой-то общественной работой занимаются? Думаю, порядка десятков тысяч по всей России.

Экопоселений уже 150 – 200 где-то наберётся. Малознакомые с этой темой люди могут думать, что это – большие поселения, где десятки семей живут постоянно в своих родовых поместьях. Но это далеко не так. В большинстве – хорошо, если 2 – 3 семьи постоянно живут и зимуют, и десяток-другой – регулярно приезжают. А остальные просто взяли землю «на всякий случай», и непонятно, когда и что на ней они собираются делать.

Сколько человек и семей имеют гектары земли? Наверно, тысяч несколько.

Сколько из них там зимует, живёт постоянно? Дай Бог, чтоб несколько сотен на всю страну таких семей набралось. И большинство из них – это те, кто продал или сдаёт свои квартиры в городах, и на эти деньги существует, да ещё пенсионеры.

Тех, кому удаётся зарабатывать непосредственно там, в поселении, ещё меньше – десятки семей, наверное. Как правило, это предприниматели, давно уже преодолевшие зависимость от наёмной городской работы. Ещё – строители, которые подрабатывают тем, что строят дома и другие сооружения своим соседям. Чтобы кто-то нормально зарабатывал именно на сельскохозяйственной продукции гектара земли – не видел, не знаю таких примеров.

А сколько тех, кто перешёл на полное или почти полное самообеспечение? Тех, кто не только пищу, но и одежду, стройматериалы, топливо не через рынок получает? Единицы.

Чем ближе к реальному делу – тем меньше людей остаётся. С каждым шагом их становится на порядок меньше.

И так ли уж неправы те, кто говорит «Что анастасийство? – Звону много, толку мало!»?

Прошло уже более десяти лет с тех пор, как книги Мегре появились, и можно уже подводить некоторые итоги. Да, эти книги вызвали такой интерес к альтернативным поселениям и органическому земледелию, о котором раньше можно было только мечтать. Да, среди экопоселенцев в России сейчас большинство – анастасиевцы (хотя есть и на базе других идей созданные поселения).

Но по-прежнему доля активных анастасиевцев в народе и доля экопоселений в экономике страны слишком мала, чтобы быть значимой.

Не все люди одинаково восприимчивы к книгам Мегре, часть эти идеи примет, другая – отнесётся безразлично, третья – категорически против них будет. Почему и как так получается – сложно сказать, это другая большая тема. Но что есть, то есть. И, похоже, влияние этих книг самих по себе на общество уже подходит к насыщению, к исчерпанию – когда почти все о них что-то слышали, кто хотел – те уже прочитали, кто принял идеи – те приняли, а остальным это не нужно. Учитывая то, что даже среди «принявших идеи» так мало на реальные дела готовых, можно понять, что значимой группой людей анастасиевцы не скоро станут, если вообще станут когда-нибудь.

Сам я никогда не был полностью согласен с идеями Мегре и Анастасии. Но интересовался альтернативными поселениями и был сторонником их создания ещё до того, как первая книга про Анастасию вышла. И тогда я подумал «Даже если бы Анастасии не было, её стоило бы выдумать, чтобы привлечь внимание стольких людей к созданию экопоселений. Да мне и не важно, есть ли она на самом деле или нет её – в моей жизни это ничего не меняет».

Каким будет воздействие этих книг на общество, сколько людей что-то реально изменят в жизни после прочтения этих книг, я тогда предсказать не мог. Не знаю, может ли кто-то такие вещи просчитывать, предсказывать. Я долго надеялся на бурный рост движения, на то, что единомышленников-экопоселенцев станет большинство в стране и в мире. Но теперь начинаю и чувствовать, и понимать, что это не совсем так или даже совсем не так.

Мне нужно было отказаться работать в городе по специальности. Отказаться потому, что не к добру она бы привела (подробнее об этом я написал в «Технике суеты»). Найти любой выход, чтобы уйти (уйти откуда-то, а не куда-то), и при этом остаться в живых, остаться здоровым и на свободе. И мне неважно было на самом деле, с анастасиевцами ли мне уйти или с другими альтернативными поселенцами, главное было уйти. Но я нашёл другой способ стать вольным тружеником, а не наёмным работником. Постоянно соприкасаясь с анастаевскими идеями и людьми, я почти что сам начал верить… но себя не обманешь.

И всё же я не считаю, что создавать родовое поместье – это плохо или что это невозможно. Это, безусловно, хорошее дело, если только подойти к нему с умом, а не с безумными идеями. Нужно трезво оценивать свои силы и возможности. И не менее важно то, чтобы была склонность, способность, призвание именно к работе и творчеству на земле. А это дано не каждому – как не каждому дано хорошо петь, красиво рисовать или лечить людей. Каждому своё. Создание устойчивой экосистемы – это тоже творчество, и более сложное, чем многие другие виды творческих искусств. Гектар земли – хорошо, но это не для каждого подходит, и это не панацея от всех бед.

Мне «образ сада» не давался. Другие с радостью чертили расположение деревьев и кустарников на своём участке, которого ещё не было – мне это было внутренне неприемлемо. Думал, нужно видеть и знать конкретный участок, его особенности. Стал приватизировать, оформлять на себя и родственников 40 соток земли (это оформление уже который год тянется, и до сих пор не закончилось). Но и когда конкретный участок земли у меня появился, такой план обустройства земли ко мне не приходил. Как только пытался какую-то хижину построить – сразу то другие дела нужно делать, то заболею, то просто ни желания, ни сил нет. Потом я понял, что это – не моё, что не стоит пересиливать себя, и что по духу я – скорее странник, кочевник, нежели земледелец. И постоянно сидеть на одном месте, даже если там всё хорошо будет – мне будет просто скучно.

Теперь всё чаще мечтаю о жилом передвижном вагончике, который можно прицепить к попутной машине – и не задорого переместить такой подвижный дом в другое место, и коммунальные платежи каждый месяц за него платить не надо. И я знаю, что такие люди есть – современные кочевники. Зарабатывают они или на временных работах, или на удалённой работе через Интернет (если в вагончике есть ноутбук и мобильный телефон с поддержкой GPRS – это почти в любом месте возможно), или ещё каким фрилансом. А в некоторых местах и съедобные дикоросы можно собирать. Это не городская жизнь, но и не сельская, а какая-то третья, и она возможна, чтобы там ни говорили. Сейчас уже не те времена, когда возможно было либо жить в квартире – работать на заводе, либо жить в деревне – работать в колхозе, и выходить на пенсию с единственной записью в трудовой книжке.

… Всё ещё нужно мне сделать некоторые дела, которые никто, кроме меня, не сделает (какие именно – пока писать не буду, это для большинства других не важно). Не знаю, сколько времени на это уйдёт – два, три, четыре года? больше, меньше? Но когда-нибудь моя новая мечта осуществится, и временно данную мне землю я передам так или иначе тому, у кого к земле большое призвание, и попробую такой вольной жизни!

Если так, то для чего и для кого пишу я эту статью? Наверно, для тех, кто недавно только познакомился с экопоселенческими идеями и полон восторженности, как я был несколько лет назад. И новым людям, которые приходят с идеями землю брать, стараюсь это объяснить. «Не повторяйте ошибок моих и не только моих — говорю им, — старайтесь держать чувства и разум в равновесии, не увлекаться голыми идеями, трезво оценивать свои силы и окружающую обстановку. Понять себя – действительно ли творить живую красоту Земли – ваш талант и призвание? И, если точно да, – действуйте, и да будет вам успех и счастье!».

10 мая 2009 г.
г. Ростов-на-Дону.

Сайт Александра Румега  » Статьи  » Кому это нужно, пусть даже в кризис?
 » Связаться с автором