Сайт Александра Румега  » Статьи  » Кризисы не случаются. Их делают

Кризисы не случаются. Их делают

© Александр Румега, 2009
Допускается свободное распространение и копирование этой
статьи целиком, без искажений, с сохранением имени автора
и ссылки на источник – сайт alexander.rumega.name

Случилось то, что случилось. То, что неизбежно иногда случается в денежной системе, в основание которой заложена большая ошибка – мошенническая по сути своей «фабиановская» схема эмиссии и первичного кредита.

Что я мог здесь сделать? Что я выбрал сделать?

Кратко скажут так:

Не копить деньги долго. Никакие деньги. Товар – деньги – товар. Продал – купил, купил – продал. Продал (товар, работу или услугу) – как можно скорее купил то, что нужно мне. Какая-то вещь уже не очень нужна – постараюсь продать и за вырученные деньги купить более нужное (желательно б/у). Деньги сейчас хорошо выполняют только одну из своих функций – упрощение обмена товарами, и то – лишь на коротких промежутках времени.

Купи б/у, продай б/у – знай, почему. Хоть в хибаре живи – а кредит не бери.

Точно так же избегать приобретения других «пассивов» – тех вещей, обладание которыми вводит в регулярные расходы, независимо от того, используются ли они или нет.

Вдвойне избегать «роскошных пассивов», вроде квартиры непременно в престижном районе или автомобиля «престижного» класса, покупки в кредит слишком дорогих украшений, «крутых» сотовых телефонов вместо обычных и т.п. Это, если называть вещи своими именами, есть потакание слабостям, соблазнам и не лучшим чувствам и помыслам – своим и чужим

Каких же расходов никак нельзя избежать – на них зарабатывать как и где возможно. Без возмущения вроде «да как же я, с такими-то дипломами, с такой супер-престижной непыльной работы – да на такую…» – это, если присмотреться к сути, просто гордыня ума и профессиональное тщеславие.

Другие варианты – есть, но они начинаются с нескольких тысяч (как минимум) долларов свободных денег, к которым прилагается глубокое понимание экономики и финансов, некоторый опыт, а так же определённый талант и интуиция в этой сфере.

Так кратко можно ответить на вопрос, что сейчас можно сделать.

А если хочется подробнее узнать и понять, почему всё именно так, а не иначе – читайте далее.

Статья Лари Ханнигана «Хочу весь мир и ещё 5%» является, на мой взгляд, самым здравомысленным объяснением происходящего. Объяснением без того, чтобы считать миллионы людей и тысячи бизнесменов дураками, которые понабрали кредитов, вообще не думая, как их будут отдавать, или мошенниками, заранее умыслившими хищения. И без привлечения различных мистических и прочих непроверяемых соображений.

Скорее всего, ФРС США, крупнейшие американские и международные банки, центральные банки некоторых других стран и многие другие организации денежно-кредитной системы реально контролирует один клан – назову его «фабианцы», по имени главного героя рассказа Ханнигана. Хотя формально они независимые.

Фабианцы придумали очень умную схему: как постоянно печатать не обеспеченные реальным золотом (или иным ценным товаром) бумажные деньги, и при этом их не обесценивать. Понятно, что если деньги просто так печатать и раздавать, печатать и покупать на них товары – то очень скоро такие деньги начнут обесцениваться (что и было много раз во многих странах), и на них можно будет купить всё меньше и меньше реальных товаров.

ФРС США поступает по-другому. Представители Казначейства уже публично признавались в том, что пусть их доллары уже не обеспечены реальным золотом по фиксированному курсу, но они обеспечены обязательствами правительства США и иными надёжными активами.

ФРС поступает как Фабиан: например, может выдать правительству США миллион только что напечатанных долларов в кредит под 1,5% годовых (ставка меняется, но суть остаётся та же). И через год ФРС может попросить назад свой миллион, плюс ещё $15 000 своего «интереса». Но откуда возьмутся ещё 15 000? Их же просто нет. Вообще в мире нет. Ни у кого нет – их вообще не напечатали, напечатан был ровно один миллион и не центом больше. А чаще он даже не напечатан, а выписан «частично обеспеченным» чеком.

Не только правительству США, но так же крупным американским и международным банкам печатники долларов могут давать в долг по той же фабиановской схеме. Казначейство США – единственный «неограниченный» кредитор, который всегда может дать взаймы любую сумму в долларах, потому что сам же их и печатает. Любой другой человек может дать в долг только то, что у него есть – и никак не больше. Даже американские банки, которые большую часть кредитов выдают не наличкой, а чеками – и те должны обеспечить свои чеки реальными деньгами хотя бы на 10% (см. Шелдон Эмри «Миллиарды – банкирам, долги – народу»). И только тот, кто сам печатает деньги, может дать их на рынке межбанковских кредитов в любой момент любую сумму и под любой процент. Если захочет.

И многие банки охотно берут: взять под 1,5% годовых миллиарды долларов, раздать их в кредиты своим клиентам под 2,5% – весьма неплохо. Это же куда легче и быстрее, чем уговаривать миллионы граждан и тысячи предприятий вкладывать понемногу в этот банк, чтобы у банка было чем кредиты выдавать. И уж, тем более, это легче и быстрее, чем зарабатывать собственные миллиарды ради того, чтобы потом ссужать их под процент и жить, уже не работая.

Вслед за крупными банками в эту игру вовлекаются мелкие банки, потом – предприниматели и предприятия, затем и простые люди. Пусть ты не мог взять кредит непосредственно в казначействе США (они не работают с частными лицами и мелкими предприятиями – только с крупными банками и правительствами). Но издатель долларов мог дать международному банку миллион (ну или миллиард) долларов под 1,5%. Грубо говоря, так: дали 1 000 000 – верните 1 015 000. Международный банк этот миллион не тратит на свои нужды, а даёт российскому банку уже под 4%. Для российского банка условия жёстче: взял 1 000 000 – верни 1 040 000. Российский банк эффективно распоряжается заёмными средствами: раздаёт россиянам этот самый заёмный миллион уже под 15% годовых (розничная цена кредита в России была в разы большей, чем оптовая цена того же на межбанковских биржах западных стран). Эти самые россияне должны вернуть банку уже 1 150 000 американских долларов, чтобы тот мог вернуть своему заокеанскому коллеге 1 040 000, а потом, наконец, 1 015 000 вернулись в хранилища ФРС США.

Понятно, что труд банкиров тоже нелёгок, что это риск, и они заслуженно получают свои вознаграждения – допустим, так. Я не хочу заниматься морализаторством, не буду спорить о том, насколько тяжким должен быть труд, чтобы быть честным – этот спор ни к чему не приведёт. Вопрос совершенно конкретный, «физический»: если напечатан всего один миллион долларов, и этот миллион нужно весь вернуть обратно в казначейство – откуда возьмутся ещё сто пятьдесят тысяч долларов на вознаграждения банкирам?

А возьмутся они только из следующего кредита, который создатели денег предоставят кому-то ещё. Тот их заплатит (за что-то или за другое, напрямую или через длинную цепочку куплей-продаж, работ/услуг, займов/возвратов – в общем, экономических связей) тем самым российским должникам.

Но понятно, что при такой схеме работы, даже если собрать все доллары со всего земного шара – их не хватит, чтобы рассчитаться с Фабианом-доллародателем. Выплатить все проценты по всем долгам возможно разве что поддельными долларами, но уж Казначейству США фальшивку не всунешь. Но тот, кто сам печатает деньги – может не переживать из-за того, что все долги ему никогда не вернут.

Федеральная Резервная Система стала фактически независимой, в обмен на неограниченный кредит для правительства США. Правительство США может получить в любой момент любую сумму от ФРС – и потом только платить проценты по этому долгу, а основную сумму долга может и не возвращать. ФРС ещё напечатает, если надо, и ещё раз даст кредит правительству, и ещё.

Впрочем, неправильно было бы видеть причину всех бед только в США и проклинать доллар. Нет, по такой же фабиановской схеме можно «работать» и с евро, и с юанями, и с рублями, и с любой другой валютой. Кроме, разве что, исламского золотого динара.

Некоторые видят в этом какую-то магию, чуть ли не в микроскоп рассматривают однодолларовую банкноту с пирамидой и глазом, думают, что доллару придают силу числа 1, 13, 666… Другие ищут реальные и вымышленные тайные общества, масонские ложи, заговорщиков и закрытые клубы для элиты человечества. Скорее всего, это устроено специально, чтобы направить мыслящих людей по ложному следу. Создатели такой финансовой системы понимали, что многие люди будут чувствовать, что с экономикой и с долларом что-то не так, что всё это не само собой происходит, за этим кто-то стоит. Вот и «предложили» им заняться поиском различных тайн и загадок, раскрытием несуществующих заговоров – лишь бы не добрались до реальных организаторов мирового финансового кризиса.

Фабианцы могут быть в любых банках и в любой стране, они могут даже изображать конкуренцию между собой, создавать для других иллюзию свободы выбора дел и вложений – но, на самом деле всё окажется под контролем немногих. Фабианцам даже необязательно собираться всем вместе под покровом ночи на тайное собрание, состоять в одной организации – это просто те люди, которым очень выгодно нынешнее положение дел.

Они понимают и то, что даже если вновь напечатанные деньги никому не давать просто так, а только в кредит под проценты, – это не сможет бесконечно продолжаться. Если ничем не ограничивать заёмщиков, если всё время давать новые кредиты для выплаты старых долгов плюс ещё «на развитие» – денег в обороте станет слишком много, и они обесценятся, будет большая инфляция. Это, конечно, произойдёт медленнее, чем, если бы они просто печатали деньги и покупали на них всё, что захочется. Но произойдёт, и, в конце концов, система рухнет: деньги будут стоить не больше бумаги, на которой они напечатаны, а последние кредиты уже никто и не подумает возвращать.

Кризисы не случаются внезапно сами по себе, как снег на голову. Их делают фабианцы. Делают целенаправленно, и не для того, чтобы мировая финансовая система рухнула – а как раз наоборот: чтобы изъять часть бумажных денег себе обратно, не дав им обесцениться. Лучше несколько управляемых кризисов, чем один неуправляемый крах системы. И, конечно же, не мешает поиметь с людей «реально интересное» имущество: земли, дома, прибыльные предприятия, природные ресурсы и многое другое.

Поэтому в один момент, неожиданно для всех, кроме него самого, Фабиан – создатель денег отказывается давать новые кредиты свежеотпечатанными банкнотами или же вновь выписанными чеками. Или резко сокращает выдачу новых займов. А возврат старых долгов со всеми процентами и в положенный срок продолжает требовать всё так же настойчиво. И вскоре начинается финансовый кризис.

Должники лихорадочно ищут, где бы ещё взять деньги, чтобы выплатить кредит Фабиану. Они готовы что угодно сделать и продать – лишь бы это у них купили за недостающую сумму денег. Но кругом – такие же должники фабианцев, которые уже отдали за долги да проценты всё, что могли отдать. С деньгами сейчас не у некоторых, а почти у всех туго. Люди будут покупать только самое необходимое – и если кто-то сумеет опередить другого продавца и продать кому-то такое за нормальную цену, значит, другие не смогут продать этому покупателю уже ничего. Конкурентами продавцу становятся не только те, кто хочет продавать то же самое, но дешевле, но и вообще все другие продавцы. Все соперничают друг с другом, борясь за одни и те же деньги, которых в обращении остаётся всё меньше и меньше.

Это прекрасно объясняет, почему в Америке начался кризис – а доллар США рос в цене. Рос и к рублю, и большинству других валют. Долларовых должников много, и они готовы отдать за доллар что угодно – рубли, евро, юани, ценные бумаги, нефть, газ, металл, компьютеры, кукурузу. И у них есть, что предложить – только кому? Кто купит, и, главное, за что он это купит – если с зелёной наличкой почти у всех туго, и так уже отдали все доллары, которые могли отдать? Другие пытаются перезанять, но кто же теперь сможет дать доллары в долг, если все сами их должны фабианцам, а те новых денег почти никому не дают?

Именно от этого предложение долларов сильно снижается, а спрос на них со стороны всевозможных должников – наоборот, растёт. Предприниматели-должники уже готовы и больше дать других валют и разных товаров за тот же самый доллар – нельзя же долги не платить.

Сохранится ли доллар как мировая резервная валюта? Потеснится ли, уступив часть мира евро, юаням или даже российским рублям? Или вовсе превратится в ничто, а в США будет новая валюта? Этого я знать не могу. Но понимаю другое. Ни одна из этих валют не обеспечена гарантированным обменом всего объёма ни на золото, ни на какой-либо другой реальный товар. С каждой возможны «фабианские» операции. Не исключено, что эмиссия всех этих валют на самом деле под контролем одних и тех же – они только изображают конкуренцию между собой, создавая для других иллюзию свободного выбора.

Когда закончится кризис? Я не буду давать прогнозов. Когда захотят фабианцы – тогда он и закончится. Когда они снова расщедрятся на кредиты. Чем закончится? Нетрудно понять, что первыми большие суммы новых напечатанных денег от фабианцев получат близкие к этому клану люди. Они придут как «финансовые спасители» на разорённые или близкие к банкротству предприятия и фермы, купят их со всеми их долгами. Купят, с учётом всех долгов и ситуации вокруг, не задорого. Зато смогут зарплату работникам выплатить, и даже новых сотрудников нанять. И даже подождать, пока общая экономическая ситуация улучшится и пойдут большие продажи с хорошей прибылью.

Нашедшие долгожданную работу, получившие, наконец, достойную зарплату люди пойдут в уцелевшие магазины и на рынки, купят многое из того, чего раньше не могли покупать. Продажи возрастут, денег в магазинах прибавится – и владельцы магазинов захотят и смогут и новых товаров разных накупить, и новых продавцов да грузчиков на работу принять. Те, в свою очередь, ещё что-то где-то купят. Так «по цепочке» и вся экономика оживёт, кризис закончится.

Только ли фабианцы и близкие к ним люди смогут в кризис не потерять, а обрести? Нет, не только. Будут те, кто немало выиграет на курсах валют, драгметаллов и ценных бумаг даже в кризисный период. Будут те, кто другое имущество во время кризиса сможет задёшево купить – а после кризиса во много раз дороже продать. Будут и другие «финансовые победители», но будут и «побеждённые» обязательно. Почему?

Да по закону сохранения опять же. Если в деле нет ни производства реальных товаров, ни оказания реальных услуг – то получается как в любой азартной игре или лотерее.

Такие игры могут быть самыми разными: простыми и очень сложными, на гроши или на миллиарды, по правилам или без них, по случайности или по умыслу, от ума или от обмана. Но два правила непреложны в них: выигрывает меньшинство и выигрывает хозяин.

Каждый может выиграть, все выиграть не могут. Выигрывает всегда меньшинство участников игры, большинство – при любом раскладе проигрывает. Я не считаю, что кто-то судьбой заранее избран для успеха и удачи, а кто-то обречён на проигрыши и потери пожизненно. Нет, у каждого есть вероятность оказаться как среди первых, так и среди последних. Но, чтобы кто-то мог выиграть – кто-то должен проиграть. Поскольку нового добра игрой не создаётся, победившее меньшинство обогащается за счёт проигравшего большинства – а за чей же ещё?

И второе правило любой игры на деньги: казино (или организатор лотереи) выигрывает всегда. И тоже за счёт проигравшего большинства, и никак иначе.

Разница в том, что если в казино победители и проигравшие сидят за одним столом и видят друг друга, то в мире финансов победители и проигравшие могут быть по разные стороны Земли, и никогда не увидеть друг друга. Могут быть и соседями, но никогда не узнают, кто за счёт кого приобрёл. Только каждый сам свои прибыли да убытки сосчитает.

Но можно обмануть человека, но нельзя обмануть законы сохранения массы и энергии. Первично всё-таки реальное добро: земля и плоды её, леса и недра, животные и растения, дома и заводы, дороги и машины, компьютеры и одежда. И многие другие реальные товары, ощутимые вещи мира сего. А деньги и другие ценные бумаги, законы и договоры, рынки и конкуренция – это тоже важно, но это уже вторично. Это то, с помощью чего натуральные блага распределяются между людьми, когда по жизни решается вопрос: если чего-то на всех по сколько хочется – не хватает и не хватит, то кто и сколько сего добра получит?

Реальная выгода – это реальные вещи приобретённые. Действительный убыток – те же ценные вещи, да только потерянные. Чтобы увидеть настоящие итоги экономики, нужно смотреть не на деньги, а именно на вещи: в чьих руках оказалась земля, дороги, древесина, заводы, магазины и базары? А кто остался ни с чем? В конце концов, в какой семье стали кушать больше да лучше, а в какой – меньше да хуже? И кто на самом деле теперь решает, что кому дать, а кому не дать?

И тогда станет понятно, кому же всё-таки было выгодно всё это. И среди них будут и те, кто просто удачно воспользовался ситуацией, и те, очень немногие, кто её создал и управлял ею.

Экономическая ситуация раньше или позже изменится. Вернее – её изменят. И всё вроде будет хорошо… да вот только большая часть предприятий и богатств окажется под контролем клана фабианцев. Можно будет снова идти работать – но только на них, можно будет зарабатывать, чтобы покупать – но покупать, скорее всего, придётся тоже у них. Реально независимых от фабианцев деятелей станет ещё меньше, чем сейчас.

Но потом и вроде бы независимые предприниматели снова начнут появляться. Временно и относительно независимые. Будут ещё желающие создавать новое собственное дело, никуда не денутся изобретатели – как технические, так и в сфере отношений между людьми. И у некоторых из них получится не только сделать, но и много выгодно продать – ибо у других будет, за что купить. Фабианцы на время ослабят кредитные «поводки», отпустят экономически активное людское стадо попастись на сочных лугах нового платёжеспособного спроса.

Но когда эти «овцы» снова отрастят ценную шерсть – опять придёт время стрижки. Время расплаты. Время отъёма. Время кризиса.

И так раз за разом… но во всём ли мире?

Мало кто говорит о том, что якобы мировые финансовые кризисы почти не затрагивают экономику некоторых исламских государств. Влияют, конечно, и на неё – но косвенно и извне, в основном через падение цен на нефть (основной источник доходов для многих мусульманских стран) и через некоторые ещё цепочки взаимодействий. Но ничего похожего на американскую «Великую Депрессию» там не случалось.

Я не мусульманин; да и не собираюсь заниматься здесь религиозной пропагандой. Нельзя сказать, чтобы я был в восторге от шариатских порядков. Но есть объективные вещи, на которые нельзя закрывать глаза.

В исламском обществе ростовщичество запрещено. Насколько мне известно, между мусульманами вполне допустимы отношения дольщиков, компаньонов: когда один в дело вкладывает свой труд, другой – деньги, третий предоставляет своё помещение и т.д. И они могут заранее договориться о разделе будущей прибыли – если она, конечно, будет. Ну а если дело не выгорит – что ж, тогда им всем придётся разделить горечь убытков.

Так же должник, преуспевший в деле, может добровольно отблагодарить кредитора, дав ему больше, чем взял.

Но недопустима ситуация, когда кредитор не хочет разделить с должником риск его предприятия, но при этом и не отказывается от своей доли прибыли. Неприемлемо, когда один ничем не рискует, практически гарантированно получает свои деньги обратно с процентами, а другой – рискует всем имуществом, должен хоть последнюю рубашку с себя снять и по миру пойти – но выплатить не только долг, но и процент.

С другой стороны, невозврат долгов – тоже большой грех для мусульманина; «уважительных причин» не отдавать долги почти не существует. Если должник не имеет ни денег, ни товара ликвидного, ни вещей ценных – ничего, чем можно было бы расплатиться с кредитором – но может трудиться, тогда он должен идти работать в дом кредитора, отрабатывать долги…

И, конечно, в исламской экономике «схема Фабиана», когда в одном лице совмещаются монетчик и ростовщик, просто немыслима. Это, на самом деле, просто мошенничество: требовать платы за свои услуги чем-то таким, чего не существует, но при этом обманывать других, утверждая, что новые деньги где-то откуда-то «вырастут». И это гораздо хуже, чем просто ростовщичество. Если частник имеет сколько-то монет и даст их в рост, получит какие-то небольшие проценты – он эти проценты потратит на себя, что-то для себя купит. Это всё равно, что он бы попросил «проценты натурой»: верни столько же монет, сколько взял, но принеси ещё фруктов, которые вырастил, или стул, который сделал. Когда ростовщиков-частников несколько, в любой момент времени кто-то из них берёт себе деньги в счёт процентов – а кто-то другой такие деньги тратит на покупки, и деньги из оборота не убывают. Можно сказать, что ростовщики такие же паразиты общества, как воры и мошенники, можно сказать, что их деятельность – тяжёлый, ответственный и почётный труд. Но, как ни говори, ростовщики просто потребляют часть того, что сделано другими. Деньги – это как будто нож, отрезающий им какую-то долю пищи, одежды, обуви, жилищ и других реальных товаров, созданных другими трудящимися.

И только «фабианские кредиты» приводят к абсурдной ситуации: есть те, кто хочет и может реальные вещи делать и продавать, есть и те, кто хочет их покупать и готов трудиться, чтоб на эти покупки заработать, но… не на что купить и не за что продать – деньги куда-то делись. «Куда — гадают люди, — монетки могли запропаститься? Пусть даже их кто-то украл – но и вор не будет на них просто любоваться, даже ворам деньги нужны лишь для того, чтобы что-то на них купить. А тут нате вам – денег нет. Вообще ни у кого нет… Как такое может быть?!».

Некоторые говорят, что теория свободных рынков мертва, что теперь не обойтись без активного вмешательства государства в экономику. Но не говорят о том, что государство не вмешалось в экономику там, где могло и должно было вмешаться – не создало надёжной валюты, свободной от «схемы Фабиана» и других подобных мошенничеств. И до сих пор не только не исправляет эту изначальную «финансово-организационную» ошибку, но даже не ставит такой вопрос! Политики и экономисты всех партий и убеждений много чего скажут; и нельзя сказать, что всё это – ложь. Нет, правду тоже говорить будут, но – правду по мелочам, правду в частностях, правду о многочисленных последствиях – но не о главном, не о причине. А без устранения этой изначальной финансовой ошибки все потуги государства исправить кризисную экономическую ситуацию мало к чему приведут. Да, одни могут стать богаче от этих мер, другие неизбежно станут беднее. И без того бюрократический порядок ещё больше усложнится и заволокитится…

Я знаю только один случай, когда государства попытались преодолеть «фабианство» – попытка ОАЭ, Ирана, Малайзии и ещё нескольких стран вернуть в обращение золотой динар и серебряную драхму. Золотые и серебряные монеты, упомянутые в Коране. 4,25 г золота и 3 г серебра. И их реальный эквивалент – бумажные деньги и даже безналичные счета в банке с доступом через Интернет – но с гарантией свободного обмена на золото и серебро по фиксированному курсу. Банк-эмитент должен иметь в наличии золота и серебра на все выпущенные банкноты и счета-обязательства, чтобы даже если бы все в один момент захотели обменять их обратно на золото и серебро – это могло бы быть сделано.

За счёт чего же такой банк будет существовать? Он может взимать плату в виде «процента в обратную сторону»: допустим, получить от золотодобытчика 100 грамм золота в виде песка, вернуть ему 95 г в виде готовых монет, а из оставшихся 5 г сделать монеты себе для оплаты собственных нужд. Точно так же мельник может взять за помол не деньги, а 5% зерна или муки – это такая же натуральная оплата за работу. И при этом не создаётся задолженности, которую в принципе невозможно выплатить, не даются обещания, которые физически не могут быть в полной мере исполнены. Так же вполне допустима комиссия за денежные переводы, плата за расчётно-кассовое обслуживание и другие виды банковских доходов, которые, в отличие от ростовщичества, не противоречат исламским нормам.

Сам по себе процент не может быть злом, как и добром – это всего-навсего сотая часть какого-то числа. Одна сотая не может в себе нести грех, точно так же как одна третья или пять тринадцатых, или любая другая математическая дробь. Исчисление оплаты труда в виде доли вполне приемлемо. Но требовать оплату чем-то таким, чего не существует, и при этом обманывать человека, утверждая, что это существует, и что он сможет это добыть и принести – это просто мошенничество. Давать обещания, заранее зная, что полностью выполнить их невозможно, обещать большее, а дать меньшее – бесчестно.

Вторая важная норма исламской экономики, одна из главных добродетелей мусульманина – закят, налог в пользу бедных, который богатый мусульманин обязан платить. Никто не должен оставаться без всякой возможности добыть средства к существованию, никто не должен быть поставлен перед страшным выбором: идти на преступление или помирать с голоду. А с другой стороны, предотвращается «кризис перепроизводства», когда одни уже продали очень много товаров, скопили очень много денег, которые не тратят ни на что – а другие из-за этого не могут ничего никому продать, а третьи остаются без заработка и не могут ничего купить. Богатый мусульманин может выбирать: накопить больше денег и имущества, и заплатить большой закят бедным и безработным – или же купить на эти деньги что-то для себя, или для развития своего дела, или заплатить больше своим работникам, или нанять ещё работников – но в любом случае тем самым заплатить кому-то за его работу.

Исламская экономика, насколько я её понимаю, не капиталистическая и не социалистическая, а какое-то необычное сочетание того и другого. С одной стороны, признаётся неприкосновенность собственности, свобода выбора рода занятий с учётом потребностей общества в том или ином труде, свобода договоров, торговли и конкуренции, равноправие участников экономической деятельности. С другой стороны – запрещается ростовщичество и мошеннические финансовые махинации, обеспечиваются определённые социальные гарантии.

Есть версия, что настоящая причина израильско-ливанской войны – в том, чтобы не позволить исламскому золотому динару стать новой международной валютой и составить реальную конкуренцию доллару США. Ливан был своего рода «исламской Швейцарией»; большие деньги мусульман хранились в ливанских банках, да и реальный сектор экономики Ливана не бедствовал. Боевики «хезболлы» могли быть всего лишь поводом для нанесения военных ударов, многие из которых были почему-то направлены на гражданские объекты. В результате разрушены мосты, важнейшие дороги, трубопроводы и многие предприятия; убиты тысячи людей. Народное хозяйство Ливана отброшено на десятилетия назад…

Ещё раз повторяю: я не исповедую и не проповедую ислам, не говорю, что только исламские государства «правильные», что они будут править всем миром и т.д. Есть объективные вещи в экономике и финансах, есть те истины, которые верны независимо от религии. Если по таким же правилам будет устроена экономика христианского, буддистского, светского или даже вовсе атеистического государства – результаты будут примерно те же. В католической Европе до XVI в. тоже был строгий запрет на ростовщичество, безусловное требование полного обеспечения расписок реальным золотом или серебром, и не наблюдалось таких финансовых кризисов, как в последующие времена.

С другой стороны, нельзя не признать, что если человек по-настоящему верующий в ту или иную религию, то религия это влияет на поведение человека (в том числе экономическое поведение) ничуть не меньше, чем законы и деньги. И так же ясно, что в современных условиях надёжные и честные деньги могут появиться только при содействии сильного государства или группы государств. И, похоже, только какой-то объединённый союз исламских стран – единственный, кто и захочет, и сможет сделать такое. Но и им это даётся сложно. Наиболее радикальные «фабианцы», похоже, готовы скорее мировую войну устроить, чем допустить реального конкурента в свой сверхприбыльный бизнес. Во всяком случае, и первой, и второй мировой войне предшествовали мировые экономические кризисы.

Будет ли создана валютная зона исламского золотого динара? Можно ли будет в обменных пунктах покупать не только доллары или евро, но и динары с драхмами – монеты, стоящие своего металла? Не знаю. На инициаторов наверняка оказывается огромное давление всеми возможными способами; да и между мусульманскими государствами есть противоречия (порой искусно подогреваемые извне). Но… я так же не знаю другой современной перспективной валюты, гарантировано обеспеченной чем-либо реальным, а не только чьими-то обещаниями, соглашениями или подобными же валютами.

Возможна ли новая справедливая мировая резервная валюта, о которой несколько месяцев назад столько говорили политики разных стран? Да, если она будет свободна от «фабианства» и реально обеспечена, как золотой динар – пусть не золотом, так серебром, медью, солью, мёдом… да хоть каким-то реальным товаром, достаточно ценным и долговечным.

И, так как в современных условиях от мировой резервной валюты сильно зависит мир на Земле и безопасность человечества (ни больше, ни меньше!) – то судьбой такой валюты не может распоряжаться никакое отдельное государство, а уж тем более – чья-то частная фирма.

Только Банк ООН, созданный в соответствии с международной конвенцией, может осуществлять эмиссию всемирных денег. Он может брать «процент в обратную сторону» при обмене валютного товара на ассигнации (см. выше), и за счёт этого существовать. Так же он может брать плату за расчётно-кассовое обслуживание, хранение ценностей, комиссию за денежные переводы, заниматься простой куплей-продажей и обменом мировой валюты, национальных валют, драгметаллов и других ценностей… возможны и другие функции, но: никаких кредитов, инвестиций в ценные бумаги и других подобных действий Банк ООН осуществлять не может. Совмещение эмитента и кредитора/инвестора в одном лице категорически недопустимо, ибо оно и есть основа «фабианства». Вкладов и депозитов частных вкладчиков там, скорее всего, тоже не будет (к их услугам – тысячи частных банков), а через Банк ООН возможно осуществление «публичных» платежей между государствами и международными организациями. Деятельность такого Банка должна быть достаточно «прозрачной», чтобы ревизоры от любого государства-участника и от международных организаций могли легко проверить наличие в нём достаточного количества золота (или другого товара), чтобы реально обеспечить все напечатанные ассигнации. И, разумеется, все государства, организации и граждане должны иметь свободный доступ к обмену валютного товара на ассигнации Банка ООН и обратно – в любое время, в любом количестве, на равных для всех условиях.

Если и может быть в этом мире «финансовая справедливость», то разве что так. Как ещё? Но, увы… в современном мире ООН, похоже, значит всё меньше. Реально нет «многополярного равновесия» множества сил-государств. И возникает вопрос: а могут ли главы государств реально перестроить мировую финансовую систему? Или же им остаётся только «играть на публику» на пресс-конференциях, а реальная власть над такими делами – в совсем иных руках?..

Знаю, что мне могут возразить: современное производство растёт очень быстро, гораздо быстрее добычи золота, и если деньги снова сделать золотыми – их не будет хватать на такой огромный товарооборот.

Но тут существуют, по меньшей мере, две другие возможности: увеличение скорости обращения денег и снижение цен на те товары, которых становится больше.

Например, если ткач будет делать вдвое больше рубашек, сапожник будет делать вдвое больше ботинок, шахтёр добывать вдвое больше угля за то же время – значит, каждый из них сможет и продавать свой товар в два раза чаще, и получать за него ту же цену, но вдвое чаще, и потому покупать товары у других тоже вдвое чаще. В итоге за год: каждый вдвое больше работал, каждый вдвое больше приобрёл, и все заслуженно стали вдвое богаче.

Другая возможность: чего становится больше, то становится дешевле. Если всего становится больше, то всё становится дешевле по отношению к золотым деньгам. Пусть даже у всех сократятся заработки – но если в той же мере снизятся и цены, то реального имущества никто не потеряет.

Кредиты из необеспеченных бумажных денег способствуют ускоренному росту производства, и потом обеспечат эти деньги новым товаром? Да, возможно. Но, по закону сохранения, если что-то кому-то прибавится – это же у кого-то отнимется. Один получает такой большой заём, который никто не смог бы получить золотыми деньгами, а все остальные – теряют на инфляции, не могут на заработанные деньги купить то, что рассчитывали на них купить. И пусть даже потом эти потери якобы окупятся новыми дешёвыми товарами, пусть даже будут созданы новые рабочие места – так эти товары будут покупать некоторые и работать на этом новом заводе будут тоже лишь некоторые и потом, а деньги обесценятся у всех и сейчас. Почему я должен кредитовать или одаривать кого-либо без моего согласия?

Есть и другие варианты, кроме «фабианского» кредита. Например, будущие покупатели нового товара могут приобрести его немного дешевле, заплатив заранее, до того, как он будет произведён. Т.е. новое предприятие может работать по предоплаченным заказам, или выпускать и продавать товарные векселя или фьючерсы – по которым в указанный срок в будущем обязуется поставить свой новый товар в оговоренном количестве. Такие бумаги, обеспеченные пусть не золотом, но другим реальным ценным товаром (который уже реально существует или должен быть изготовлен и поставлен в конкретный срок), тоже могут быть обеспеченным платёжным средством. Реально обеспеченное платёжное средство – это значит, что каждый может взамен этой бумаги потребовать и получить именно то и ровно столько, сколько в ней указано. Если не в любой момент, то хотя бы в чётко указанный срок в будущем. И даже если все владельцы этих бумаг захотят получить за них реальные материальные ценности в указанных количествах – такая возможность должна быть обеспечена. А выпуск расписок под товар, которого нет, и неизвестно, когда появится (и появится ли вообще) – это просто мошенничество, это создание «бумажного эквивалента ста килограммов ничего».

Так же иногда бывает возможность брать в долг не только деньги, но и товары, материалы, производственное оборудование – с обязательством в срок расплатиться деньгами или своим товаром.

А если при опросе потенциальных покупателей выясняется, что такой товар им не нужен, или не нужен в таком количестве, или не нужен за такую цену – зачем тогда вообще начинать его производство? Чтобы скорее пополнить свалку?

Продолжение, возможно, следует…

Сайт Александра Румега  » Статьи  » Кризисы не случаются. Их делают
 » Связаться с автором