А все ли люди ― человеки?

Типология и классификация двуногих, говорящих и вроде бы даже разумных существ (редакция 2017 года, расширенная и дополненная)

Одинаковы ли по своей внутренней сути, равны ли друг другу реально и по сути (а не только внешне и по бумагам) все те существа, что живут в человеческих телах в этом мире? Только ли внешние обстоятельства делают «добрых» и «недобрых» людей, или же существует то, чем внешне схожие принципиально отличаются внутри?

То, что написано здесь ― это мировоззренческая рабочая гипотеза о типах структур личности существ, живущих в физических телах биологического вида Homo sapiens sapiens. Она не противоречит тем фактам, которые я сейчас достаточно достоверно знаю. Насколько она совпадёт с той частью реальности, которая известна Вам наверняка ― смотрите сами, решайте сами.

Любую фотографию на этой странице можно увеличить, посмотреть в полном размере, если кликнуть на неё. Помните, что это ― просто типичные лица двуногих с той или иной структурой личности, потому и были выбраны эти фотографии. И ещё потому, что изображённые на них двуногие при жизни успели проявить свои структуры личности в конкретных делах, и теми делами стали известны миру. Никого из них уже нет в живых, и не нужно бездумно ассоциировать изображённых на фотографиях с их потомками, прочими родственниками и другими ныне живущими: их структуры личности могут быть и такими же, и совершенно иными. Внешнее сходство часто, однако не всегда означает сходство структур личности.

Основные типы

Основные типы двуногих, наиболее распространённые в настоящее время, перечислю в порядке «снизу вверх», «от грубого к тонкому», «от тьмы до света» (условно говоря).

Не́люди

Имея человеческое тело, представители этого типа обладают совершенно нечеловеческой структурой личности, ― но обнаружить это очень трудно, так как большинство их умеет очень ловко притворяться, играть, казаться, обманывать окружающих.

Нелюдям совершенно чужды человеческие совесть и стыд, сострадание, сочувствие, тем более ― настоящая любовь и верность. Они этого органически не понимают, поскольку сами никогда в жизни не испытывали таких чувств, и не желают испытывать. Самые умные из них могут, при необходимости, ловко притворяться «праведниками» ― однако в действительности всех «нравственно озабоченных» людей и человеков нелюди считают «лохами» и «безмозглыми неудачниками».

Среди нелюдей выделяются абсолютные нелюди ― те, у кого истинная бессмертная душа (монада, высшее «Я») вообще отсутствует. Благодаря наличию множества других тонких тел (порой от эфирного до интуитивного) они, тем не менее, способны к перевоплощению ― могут много раз рождаться и в этом, и в других мирах, прожить десятки жизней. Но всё равно не вечно ― раньше или позже их постигнет абсолютная смерть ― необратимое полное уничтожение сущности. А для некоторых абсолютных нелюдей и нынешняя жизнь окажется последней. Они это редко осознают, но почти всегда подспудно чувствуют. Так же где-то в глубине себя они ощущают свою неполноценность по сравнению с человеками, людьми и даже недолюдками. Из-за этого нелюди обычно действуют по принципу: бери от жизни всё и сразу ― потом не будет ничего. Порой их неуёмные желания и страсти становятся совершенно извращёнными; человеку трудно даже вообразить себе такое. В этом абсолютные нелюди близки к редкому, но самому опасному типу двуногих ― серым существам.

Charles Harrelson
Charles Harrelson
Наёмный убийца, рецидивист, практически неисправимый нелюдь.

Нелюди ― это даже не животные в человеческом обличье, а гораздо хуже. Любой хищный зверь проявляет жестокость и злобу, добывая пищу или защищаясь; реже ― из-за половой страсти. Но именно среди нелюдей встречаются самые жестокие насильники, садисты, сексуальные маньяки, палачи и военные преступники. Им свойственно причинять страдания другим даже без надобности, просто так, ради развлечения; для них характерна несоразмерная жестокость, иногда ― совершенно немотивированная агрессия; часто ― патологическая алчность и жадность. При этом нелюди проявляют трусость и рабское заискивание перед более сильными и властными существами.

Нелюдь может легко пойти на любое предательство, коварство, обман и подлость ― не испытывая никакого внутреннего сопротивления ни до, ни во время, ни после. У любого человека или людя, даже у недолюдка, каким бы жестоким и порочным он ни был, ― всё-таки есть какая-то черта, которую нельзя перейти ни в коем случае. Нельзя просто потому, что нельзя, что это абсолютно неприемлемые поступки, совершив которые, человек не сможет остаться человеком. А для нелюдей такого предела нет. Нелюдь, при «подходящих» обстоятельствах, может сделать что угодно и с кем угодно.

Поэтому с ними нельзя договориться ― каждый нелюдь играет по собственным правилам, меняя их по ходу игры. Тем более бесполезно (вернее, даже вредно) пытаться с ними спорить, их переубеждать, уговаривать стать хорошими людьми, взывать к их душе и совести. С таким же успехом можно уговаривать волка пожалеть зайчика.

Нелюди признаю́т только силу. И то ― изобразив покорность и подчинившись воле более сильного, умные нелюди тут же начинают выдумывать всевозможные хитрости и подлости, чтобы коварным обманом или манипуляцией сознанием (некоторые из них большие мастера в таких делах!) взять то, чего не удалось добиться грубой силой.

При этом некоторые нелюди громче всех кричат о правах человека. Подсознательно чувствуя свою ущербность, они таким образом её «компенсируют», очень болезненно реагируя на любое «ущемление», реальное или мнимое. Если бы человеки могли ясно видеть, распознавать нелюдей ― сказали бы такому «оратору»: «сначала сам стань человеком в полном смысле этого слова, потом уже говори о правах и свободах человека и чего-то требуй для себя». Но большинство нелюдей вовсе не хотят становиться человеками, прилагая к тому неимоверные внутренние усилия, ― им хочется опустить человека до своего уровня, установив на свой лад «равенство и справедливость». Иногда для этого используются разные ужастики и идеи всеобщей греховности ― нелюди-пропагандисты приписывают всем остальным двуногим собственные мерзости, показывая, «до чего может опуститься человек». Им так легче жить ― считая, что при определённых тяжёлых условиях жизни всякий поступил бы так же подло.

Интеллектуально развитые нелюди уже сознательно манипулируют идеями свободы и равенства, чтобы подчинить себе людей. Эти деятели осознают, что в условиях «либерально-демократического» общества нелюдь, способный бесконечно врать, притворяться, продаваться, предавать и лицемерить ― достигнет бо́льших успехов, скорее получит власть и деньги, чем человек, не могущий переступить через себя. Впрочем, при диктаторских режимах нелюди обычно тоже неплохо устраиваются ― готовые за хорошую плату поддерживать любую власть, сколь бы страшной она ни была, нелюди получают нехилый кусок этой власти, распоряжаются судьбами людей и человеков, коих держат за лохов.

Christof Knoll - абсолютный нелюдь
Christof Knoll
Лагерный капо́, садист, абсолютный нелюдь.

Много нелюдей можно найти среди тюремщиков и сотрудников некоторых других служб.

Большинство нелюдей не способны ни к какому творчеству, не в силах изобретать и создавать что-либо принципиально новое ― даже при хороших умственных способностях и высоком уровне образования им это не дано. Меньшая часть обладает какими-то творческими задатками, но их «произведения» обычно получаются абсурдными или деструктивными, либо оказываются плагиатом. Воровать и присваивать (хоть вещички, хоть идеи), использовать других, вместо того чтобы трудиться самим, вообще паразитировать на людях, природе, на всём, до чего дотянутся их ручонки ― характерно для всех нелюдей.

Доля нелюдей среди населения в разных регионах и в разные времена может составлять от одного на десятки тысяч ― до нескольких процентов.

Недолю́дконе́люди

Недолюдконелюдь ― переходная структура личности между нелюдями и следующим типом двуногих ― недолюдками.

Характерная черта почти всех недолюдконелюдей, а также части малоразвитых недолюдков ― рационально необъяснимая неприязнь ко всему красивому и чистому. Недолюдконелюдь может быть склонен, например, расписывать заборы и стены неприличными надписями и изображениями, ломать деревья и топтать газоны, всячески разводить грязь ― при том, что для него самого в этом нет никакой пользы или выгоды, а часто даже наоборот. В нетрезвом состоянии недолюдконелюди решаются и на более разрушительное хулиганство (а некоторые и в трезвом).

Это отличает их как от нелюдей, которые если совершают преступления ― то намного более продуманные и страшные, так и от большинства недолюдков, которые во всём ищут собственную выгоду и просто так ничего делать не будут.

Другое отличие ― недолюдконелюди на «тяжёлые дела» идут гораздо реже, чем полные нелюди. Может быть, они более трусливые и сильнее боятся наказания, может быть, в них всё-таки есть немного человеческой жалости и совести. Но гораздо больше в недолюдконелюдях чёрной зависти и обиды на жизнь. Даже если сами они живут не так уж плохо, всё равно их «жаба душит» оттого, что другие живут лучше. Особенно раздражается недолюдконелюдь, если кто-то другой получил лучшую жизнь слишком, по его мнению, легко, «на халяву» ― притом, что сам недолюдконелюдь от халявы никогда не откажется, но ничего даром не отдаст другому.

Эта структура личности устойчива, может сохраняться долгие годы или даже целую жизнь. В лучшем случае недолюдконелюдь может в течение одной жизни перейти в умственно развитого недолюдка, и крайне редко ― в более человечный тип.

Недолю́дки

Этот тип двуногих существ намного более распространён и заметен, чем нелюди и недолюдконелюди. У недолюдков преобладают грубая сторона натуры, низменные побуждения, животные мотивации. Часто (но не всегда) это заметно даже внешне. У многих недолюдков грубые черты лица, выражение глаз, мимика и жесты ― тонко чувствующий человек без труда увидит или почувствует в них что-то зверское, а не человеческое.

В отличие от нелюдей, у недолюдков присутствуют зачаточные человеческие чувства и хоть какие-то внутренние нравственные ограничения. Им всё-таки трудно предать своих родных или близких друзей, сложно быть садистами, палачами, изобретать изощрённые пытки или истязать малолетних детей, чтобы «уломать» их родителей, например. Но это если по собственной инициативе. Если им приказывает начальник-нелюдь, они готовы делать практически всё, а потом легко себя оправдывают себя тем, что они «подневольные», и перекладывают всю ответственность на начальство. Пойти под увольнение, разрушить свою карьеру, поломать себе жизнь ради нравственных соображений недолюдки совершенно неспособны ― так могут поступить только человеки и немногие люди.

Среди недолюдков выделяются три основных подтипа, которые на первый взгляд ― по внешности и поведению в обществе ― заметно различаются, но по сути, по преобладающим желаниям и мотивам ― очень похожи. Это малоразвитые, среднеразвитые и умственно развитые недолюдки.

Для малоразвитых недолюдков характерны грубые шутки и жесты, плевки и харканья, постоянное употребление ругательств и других нелитературных слов по поводу и без повода. Многие склонны к алкоголизму, наркомании, табакокурению, причём с молодых лет. Плохо сдерживают себя, предпочитают «решать вопросы» дракой, побоями, насилием. Тем не менее, они вполне способны работать на неквалифицированных или малоквалифицированных работах. Много их среди грузчиков, дорожных и сельскохозяйственных рабочих, сантехников, продавцов на базаре. Несколько меньше среди водителей, строителей, электриков. Достаточно и в сфере услуг. Но на тех же работах встречаются и люди, и человеки. Связь структуры личности с профессией не очень сильная.

Недолюдки ― самый сексуально озабоченный тип двуногих существ, что наиболее заметно у малоразвитых недолюков. Такие недолюдки мужского пола склонны навязчиво и грубо приставать к любой мало-мальски привлекательной женщине; именно они совершают большинство изнасилований «в обычной форме», в то время как садизм и извращения более свойственны нелюдям и недолюдконелюдям. А для малоразвитых недолюдков характерна импульсивность, а так же грубая, но вполне мотивированная, агрессия.

Ann Garrett - малоразвитиая недолюдка
Ann Garrett
Проститутка и воровка. Малоразвитая недолюдка.

Малоразвитые недолюдки женского пола склонны вызывающе одеваться; часто неумеренно или неумело пользуются косметикой и парфюмерией. Если женщина-человек или даже людка обладает тонким вкусом, чувствует, что нельзя так откровенно одеваться, слишком ярко краситься, «делать из себя куклу», что это будет уже чересчур ― то малоразвитая недолюдка этого не чувствует, воспринимая красоту «от шика до шока». «Кукольное сознание» часто встречается у этих женщин, как и желание продавать себя в различных формах ― от поиска выгодных браков по расчёту до уличной проституции. Реже встречаются недолюдочки, одевающиеся грубо и не ухаживающие за собой ― им это по каким-то причинам не нужно, а одеваться скромно, но со вкусом ― малоразвитые недолюдки не умеют и не хотят.

Почти все недолюдки ― как мало- и среднеразвитые, так и большинство умственно развитых ― не способны отличить любовь от страсти и вожделения, а тем более ― влюблённость от любви. Малоразвитые недолюдки слабо контролируют свои желания и не сильно хотят думать о будущем, жертвовать ради него сиюминутными удовольствиями, а часто им даже не хватает ума, чтобы правильно пользоваться контрацептивами либо заниматься онанизмом вместо секса. Потому у малоразвитых недолюдков рождаемость выше, чем у других типов двуногих говорящих существ, а большинство их детей рождаются и остаются такими же недолюдками, как и родители. В результате доля малоразвитых недолюдков среди населения в большинстве мест только возрастает со сменой лет и поколений.

Кроме того, все недолюдки тянутся к местам, где можно получить большие деньги и множество телесных удовольствий. И зачастую они потихоньку вытесняют людей и человеков из таких мест ― различными методами. Часто человеку становится просто противно и невыносимо жить в окружении недолюдков, и он сам уезжает из большого города в более тихое и чистое место. А на место человека или людя приезжает «за удачей и длинным рублём» очередной недолюдок…

Малоразвитые недолюдки склонны сбиваться в стаи, подобные обезьяньим, и иногда устраивать нападения на «чужаков». Как правило, недоброжелательны, нетерпимы, часто даже агрессивны по отношению к тем, кто «не такой, как все», «больно умный и непонятный», кто отличается внешним видом, одеждой, причёской, манерой общения. Я уж не говорю про национальные, религиозные и расовые различия.

Вообще «стадный» или «стайный» образ мышления и действий присущ подавляющему большинству мало- и среднеразвитых недолюдков, недолюдколюдей, а также значительной части людей. Умственно развитые недолюдки и нелюди, напротив, в большинстве своём индивидуалисты и эгоисты, но хорошо чувствуют настроения «двуногой стаи» и её вожаков, умеют использовать их, чтобы получить свою выгоду, а то и возглавить «стаю».

У малоразвитых недолюдков стайность проявляется наиболее примитивно ― в виде уличных банд, запойных компаний или фанатских клубов. Среднеразвитые недолюдки и недолюдколюди наиболее восприимчивы к различным тоталитарным и фашистским идеям, более других подвержены массовому индуцированному психозу. При помощи таких двуногих приходят к власти самые одиозные и безжалостные «фюреры».

При этом «цвет» идеи может быть любым, «предпосылки» и «необходимости» для её оправдания ― также самыми разными. Но несколько общих принципов остаются неизменными. «Важнее не то, что это правильно, не то, что это ― лучшее, а то, что это ― наше», «самый плохой свой лучше самого хорошего чужого», «главное ― единство», «я один ― никто, мы ― всё», «кто не с нами, тот против нас», «будь таким, как все, не выбивайся из стада», «ты должен потому, что должен» ― звучит во всех тоталитарных идеологиях. А уж признак, по которому различают своих и чужих, может быть тем или другим ― национальным, расовым, родовым, языковым, политическим, социальным, сексуальным, гражданским, экономическим, спортивным, религиозным, идеологическим, ещё каким-нибудь. И оказывается наиболее важным не то, что делает и что говорит конкретный двуногий, и каковы последствия его деяний ― а зачастую то, что от воли человека вообще не зависит: например, рождение в определённом месте и у определённых родителей, физиологические особенности тела, насильно данное гражданство и воспитание.

Человеколюдь, человек или сверхчеловек, если и стремится к объединению ― то с теми, кто порядочно себя ведёт, кто поступает праведно по отношению к природе и людям, с кем можно на деле сотрудничать в достижении благой цели ― то есть с другими человечными двуногими и для конкретного дела, а не ради самого объединения. К «неприсоединившимся» они не относятся заранее неблагожелательно или, тем более, враждебно; для человечных, скорее, «кто не против нас, тот с нами ― или просто отдельно». В то время как мало- и среднеразвитые недолюдки, недолюдколюди, да и многие люди тоже ― объединяются с похожими на себя, часто вообще не понимая конкретной цели такого объединения, а лишь потому, что «надо быть со своими». Любых чужих и даже «не вполне своих» они воспринимают в лучшем случае с недоверием и опаской (причём заранее, без конкретных реальных причин для такого отношения), а в худшем ― как врагов, которых надо полностью уничтожить при первой же возможности.

Среднеразвитые недолюдки становятся «цементом», скрепляющим тоталитарные и фашистские сообщества самого разного рода и толка. При самой разной политической и религиозно-идеологической окраске, нет у таких сообществ ни достижимых созидательных высших целей, ни конкретных постоянных главных задач. Высшей цели либо заведомо нет (иногда это называется «цель ― развитие», «цель ― движение», «цель ― бесконечный прогресс», «главное ― мы, свои, вместе навсегда» или ещё какими красивыми, высокими, но бессмысленными словами), либо высшую цель якобы знают только вожди, а простым смертным знать её не положено, либо объявленная цель практически недостижима, либо она состоит в доминировании над остальным миром или даже в уничтожении/покорении всех «не таких». Постоянной главной задачи также либо нет, либо о ней не говорят, либо этой задачей оказывается бесконечная борьба с бесконечными врагами. Не с конкретным противником, который сейчас нападает или угрожает, и от которого приходится обороняться, и даже не с вероятными потенциальными противниками ― а с абстрактным «врагом вообще», в роли которого может оказаться какой угодно «чужой» или «отступник».

А уж потом, поддавшись массовому психозу, присоединяются и малоразвитые недолюдки, и люди, и многие человеки, и даже некоторые сверхчеловеки. Многие из них запросто могут стать зомби или полузомби. А нелюди и умственно развитые недолюдки пытаются «оседлать волну», и очень часто одни из них оказываются у власти или около власти, другие ― умудряются богато навариться на этой «массовой подвижке».

Вместе с тем, среднеразвитые недолюдки, в отличие от малоразвитых, более ответственно относятся к своей работе и другим делам, значительно меньше пьянствуют, реже халтурят или прогуливают, способны успешно овладеть достаточно сложными профессиями: инженерно-техническими, компьютерными, медицинскими и другими. А при соответствующих физических данных и достаточном здоровье ― могут быть хорошими спортсменами, охранниками, полицейскими, солдатами, а нередко и офицерами.

Johannes Gerardus Charles Volmer - умственно развитый недолюдок
Johannes Volmer, бухгалтер и менеджер. Умственно развитый недолюдок.

Умственно развитые недолюдки могут научиться одеваться по моде и с виду по-человечески вести себя в обществе. Некоторые даже обладают вполне приятной внешностью, и только по глазам иногда можно их узнать, увидеть вульгарность и грубость их натуры. Среди таких попадаются разного рода шулеры, мошенники, «втюхиватели» сомнительных товаров и продавцы-обманщики, продажные журналисты и агитаторы по вызову. Много умственно развитых недолюдков среди политиков, чиновников и менеджеров государственных администраций и частных фирм. Умственно развитые недолюдки, как правило, расчётливы, прагматичны, своекорыстны, эгоцентричны.

Нередко встречалась ситуация, когда нелюдь «шёл наверх», к большим деньгам и власти ― а в его «свите», вслед за ним шла группа недолюдков. Не решаясь на «крайние выходки», как нелюди, недолюдки готовы быть продажными: за награду или за власть они будут прислуживать нелюдю. И это ― прямой путь к деградации структуры личности; такие недолюдки постепенно утрачивают остатки человечности и превращаются сначала в недолюдконелюдей, а затем в полных нелюдей.

Переход из недолюдков в нелюди ещё быстрее происходит в тяжёлых или опасных ситуациях: многие недолюдки не умеют долго терпеть и напрягаться, тем более не способны преодолевать все эти обстоятельства и самих себя ― зато очень склонны к агрессии и употреблению одурманивающих веществ. И получается вполне ожидаемый результат: совершение неприемлемых бесчеловечных поступков и «большой срыв».

Но деградация структуры личности может произойти и при очень благополучной жизни ― власть и богатство легко «развращают» недолюдков, опускают их до уровня нелюдей. К такому же результату приводит потеря нормальных человеческих отношений, дружеского общения, занятие подлыми интригами, «подсиживанием» и так далее ― всё то, что так часто встречается в жизни «эффективных, успешных и развитых».

Улучшение структуры личности недолюдка тоже возможно. При жизни в относительно благоприятных условиях, хорошем воспитании, общении с добрыми людьми и человеками, привлечении к полезному труду ― многие недолюдки могут стать людьми, а затем и человеками. Но к взрослым малоразвитым недолюдкам и почти всем недолюдконелюдям это не относится ― их устойчивую структуру личности изменить очень сложно.

Другая переходная структура личности ― недолюдколюдь, или светлый недолюдок ― напротив, очень неустойчива. Недолюдколюди обладают качествами и недолюдков, и людей. Они способны иногда проявлять сочувствие и сострадание, бескорыстно помогать другим людям в беде. Так же могут по-настоящему любить природу, животных. Но в тяжёлой жизненной ситуации они же способны пойти на подлость, бесчестные поступки, а то и на преступления. В итоге одна сторона их личности довольно скоро побеждает и вытесняет другую, и недолюдколюди становятся либо людьми, либо полными недолюдками (а в худшем случае даже нелюдями).

Лю́ди

Люди, в основном, хотят просто жить, как люди. Они не проявляют такой злобы и жестокости, как недолюдки и нелюди, реже врут и обманывают. Но подвигов, самопожертвования, аскетизма ― в обычных условиях жизни ― от них тоже не стоит ждать.

Обычно людь хочет «быть как все» и «не высовываться», очень зависим от мнения окружающих, озабочен тем впечатлением, которой производит на них, и своей репутацией. Живя в обществе с устойчивыми нравственными традициями, людь будет поступать хорошо просто потому, что все вокруг так поступают, не задумываясь над тем, почему и зачем так надо.

Оказавшись в эпохе перемен и крушения прежних идеалов и норм, люди дезориентируются в жизни, не понимают, что теперь делать и куда идти, с кем быть, к кому примкнуть, как вообще жить дальше. «Жить как все» более не получается, так как все вокруг разделились и всяк живёт по-своему. Понимание, осмысление, осознанность у большинства людей ― где-то на среднем уровне. Собственных нравственных принципов, крепких убеждений, глубоко осознанной веры у большинства из них нет, как нет и прочной уверенности в себе. В результате они начинают, образно говоря, «хвататься за любые соломинки», идти вслед за любым «вождём», который «ярко говорит», обещает вывести в новые времена, «настолько мудрый, что знает решения всех наших проблем». Одни люди становятся религиозными «усердно верующими» ― часть идёт в традиционные религии, другая ― в секты и новые культы. При этом они не осмысливают толком то вероучение, которое принимают и даже пытаются проповедовать, но цепляются за внешнюю сторону, за обряды и ритуалы (которые воспринимаются как некая «магическая защита») или за возможность общения «в своём кругу». Другие люди подобным же образом становятся «адептами» других «вождей и кумиров» ― политиков, неформальных лидеров, «наставников по продажам», звёзд кино и эстрады.

К сожалению, всякого рода «вождями» и «кумирами» чаще всего оказываются недолюдки или нелюди, которым ничего не стоит обмануть доверчивых, и гораздо реже лидером людей становится человек…

Большинство людей добросовестно относятся к своей работе и выполняют свои обещания. Более всего люди, а особенно женщины-людки, ценят семью, дом, работу, образование, стабильность и покой. В относительно благополучной ситуации они социально пассивны и аполитичны, хотят, чтобы их не трогали, не хотят ни во что вмешиваться и никуда лезть. Через это они очень управляемы, а их начальником, как выше было сказано, часто оказывается недолюдок или даже нелюдь.

В отличие от недолюдков, люди испытывают угрызения совести за мерзкие поступки на работе по приказу, но очень редко переходят от возмущений, сожалений и обсуждений к каким-либо реальным действиям. Необходимость кормить семью, при отсутствии качеств и способностей делать это не через наёмную работу, большинство людей гнёт и ломает через колено. Причём в большинстве случаев семье людя угрожает не голодная смерть, а всего лишь снижение уровня жизни (который людьми обычно понимается только как уровень потребления) оттого, что придётся уволиться с этой работы и перейти на менее оплачиваемую, но нравственно приемлемую. Однако большинство людей не в силах пойти даже на это ― что уж тут говорить об активных формах сопротивления… для такого поступка нужно быть не меньше, чем человеком.

И только доведённые до крайности, люди решаются на активные рискованные действия, на восстания и бунты.

Люди ― наиболее социальный тип двуногих существ. Большинство из них плохо переносят одиночество, дикие условия или жизнь в чужой стране, в обществе, которое их не понимает и не принимает.

Поддаваясь влиянию окружающих людей и внешних обстоятельств, люди могут меняться как в ту, так и в другую сторону, но они меняются намного медленнее, чем недолюдки. Обычно людю нужно хотя бы несколько лет подряд прожить в благоприятной (и в материальном, и в психологическом плане) ситуации, чтобы превратиться в устойчивого человека. Если он, конечно, хоть как-то стремиться к этому, а не выбирает позицию вроде «плыть по течению жизни» и полагать «у меня и так всё хорошо, мне ничего не надо, оставьте меня в покое». Такая пассивная позиция способствует медленному превращению в недолюдка. Кратковременные бедствия люди обычно переносят, оставаясь людьми; но если тяжёлая ситуация длится месяцы и годы ― у многих начинается дезориентация в жизни и деградация структуры личности. И всё же в большинстве случаев людская структура личности довольно устойчива, и сохраняется всю жизнь.

Человеколю́ди

Геннадий Щепащенко, человеколюдь
Геннадий Щепащенко. Почвовед и лесовод. Человеколюдь.

Человеколюдь ― устойчивый переходный тип структуры личности между людем и человеком. Эта структура личности также может сохраняться долгие годы или целую жизнь. Большинство человеколюдей обладает хотя бы скромными творческими способностями, стремятся к творчеству, красоте, гармоничному порядку, а не только к деньгам, удовольствиям и удобствам.

Их отличие от людей ― в том, что человеколюди не считают, что лучше бы нечего не менялось, что главное ― сберечь то, что есть. Нет, человеколюдь стремится придумать, найти или создать то, чего ещё не было. Отличие от человеков ― в том, что человеколюди ещё не вполне понимают, что именно должно быть, зачем и почему, не осознают смысл и цель своей жизни и не сильно задумываются над этим, не понимают многих неприятных вещей реального мира (а часто и не хотят понимать), всё ещё часто поддаются распространённым в обществе заблуждениям и мифам, порой не меньше людей склонны к конформизму и компромиссам, некоторые вообще не готовы что-либо кардинально менять, серьёзно рисковать, отказываться от привычного.

И всё-таки на этом переходе из людя в человека начинается осознание того, что нельзя жить только для себя, и даже только ради своей семьи. Потому многие человеколюди занимаются той или другой общественной работой, благотворительностью или бескорыстным творчеством.

Можно заметить два основных подтипа человеколюдей: «домоседы» и «непоседы» (названия условные).

«Домосед» старается сделать лучше и красивее себя (в том числе своё тело, одежду и прочее) и хотя бы малое пространство воокруг себя (свой дом, двор, сад, цветник или ещё что-нибудь). Причём старается зачастую бескорыстно — не ради выгоды, не под давлением окружающих, не для того, чтобы произвести впечатление на других и не потакая собственному тщеславию — а просто по зову души, потому, что не может иначе.

Женщины-человеколюдки-домоседки обладают тонким вкусом и немалой интуицией, они обычно ухоженные и аккуратные, чуткие, не терпят грубости, вульгарности, любого рода грязи и хаоса, и всегда стараются не только сами безупречно выглядеть и нести радость людям, но ещё очистить и красиво обустроить хотя бы маленькое пространство вокруг себя.

И мужчины-человеколюди-домоседы тоже любят наводить красоту и чистоту, многие из них и сами очень красивые и ухоженные, стараются быть приятными для женщин, нравиться женщинам. Это редкий среди нынешних мужчин и довольно характерный признак. Правда, он присущ не только человеколюдям. Умственно развитый недолюдок нередко тоже очень хочет нравиться женщинам – но лишь для того, чтобы их соблазнять и с них чего-нибудь поиметь (и не только самих женщин, но ещё какое-нибудь имущество). А обсеренный инолюдок – чтобы ещё испортить структуру личности женщине и её потомкам. И только человеколюдь просто искренне хочет, чтобы женщине рядом с ним с ним было хорошо.

А человеколюдям-«непоседам» скучно всё время копаться на одном и том же месте, и они решаются отправиться в дальние и порой опасные путешествия, заняться экстримом или чем-то совершенно необычным. Они любознательные, немного честолюбивые, обычно целеустремлённые. И нередко добиваются своего, совершают открытия и устанавливают рекорды (даже не приносящие им выгоды, порой не представляющие практической ценности ни для кого – но человеколюдям это потребно). Но вот на большой риск или на верную смерть человеколюдь добровольно не пойдёт, брать на себя большую ответственность за других также не решится. Это выше уровня не только человеколюдя, но и человека; подобные подвиги по плечу только возвышенным человекам, сверхчеловекам и гиперчеловекам.

Челове́ки

Человек отличается от людя гораздо более высоким уровнем осознанности, духовных потребностей и понимания. В отличие от людей, человеки не хотят «просто жить» или «жить, как все». Поиски смысла жизни, объяснения происходящему вокруг, ответа на вопрос о том, а что же останется после меня в этом мире и что лучше делать, что такое хорошо и что такое плохо и почему ― занимают человека всерьёз. Нравственные проблемы тоже по-настоящему важны для человеков. Человек обычно способен к отказничеству, аскетизму, бескорыстной помощи другим, даже к диссидентству. Он готов лишиться привычных материальных и социальных благ, отказаться от мирского успеха, даже пострадать ― лишь бы не поступиться своей совестью и принципами.

Если человек принимает ту или иную религию, он делает это вполне осознанно, и может объяснить, чем это вероучение отличается от других, и почему он принял именно его. В отличие от людей, человеки придают большее значение внутреннему содержанию учения, а не внешней стороне, и готовы, при необходимости, пожертвовать чем-то серьёзным ради своей веры или убеждений.

Но многие человеки не находят ни одну из больших религий полностью подходящей для себя, чувствуют, что в них что-то не так. Такие человеки вначале пытаются искать истину в разного рода медитациях, мистике, синтетических и других новых учениях, но часто потом разочаровываются и в них (хотя некоторые остаются). После разочарования человеки могут становиться самоверами, атеистами или агностиками ― но при этом остаются человеками, категорически отказываются «торговать» своей совестью и убеждениями, притворно веровать.

Слабое место многих человеколюдей и человеков ― их доверчивость, открытость, доброта ко всем без разбора, некоторая наивность, нежелание видеть врагов, бороться с ними, отстаивать свои права и интересы, склонность чрезмерно полагаться на «волю Бога», «справедливость мира», «силу мысли и веры». Многие склонны к пацифизму, некоторые ― вообще к полному непротивлению злу насилием. В результате такие добрые человеки легко становятся жертвами недолюдков и нелюдей… Ни к чему хорошему это до сих пор не приводило, а привело (вместе с другими причинами) лишь к тому, что человеков и сверхчеловеков стало так мало среди двуногих, и прочие двуногие теперь вообще не считаются с человеками.

А самая большая ошибка человеколюдей и человеков ― считать всех двуногих человеками, такими же, как они сами. Если кто-то ведёт себя нечеловечески плохо ― сторонники этого мнения полагают, что это из-за того, что он вырос в тяжёлых условиях, что его плохо воспитали или потом «сбили с пути». Что нужно создать хорошие гуманные условия жизни для «заблудшего», беседовать с ним о спасении души, переубеждать, перевоспитывать ― и тогда он всё поймёт, раскается и станет хорошим человеком.

Это заблуждение широко распространено. Его можно найти и в религиозных, и в атеистических учениях, и в различных утопиях о создании нового общества из людей нового образа. Порой это заблуждение, вместе с отсутствием способности распознавать, кто есть кто (по структуре личности), приводит к трагическим последствиям. На этом жестоко просчитались коммунисты и социалисты. Среди рядовых членов этих партий, среди «низовых активистов» действительно было много человеков, и ещё больше человеколюдей. Они тогда всерьёз поверили, что стоит лишь изменить материальные условия бытия, которое для них определяло сознание, и вырастить новое поколение людей, воспитанных «правильными» педагогами ― и начнётся новая чудесная жизнь без войн, насилия, эксплуатации, воровства и прочих преступлений… Когда все попытки осуществить подобное так или иначе провалились, стали говорить о том, что «переоценили воспитуемость человека». Но, насколько это понятно теперь, двуногие вовсе не одинаковыми рождаются, и уж тем более не остаются одинаковыми. «Воспитуемость» у разных типов ― разная. Структура личности может меняться, но это гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд.

Коммунизм станет возможным лишь тогда, когда устойчивые человеки и человеколюди составят хотя бы две трети населения, а остальные будут людьми. Это минимально необходимое условие. Недолюдки могут быть только в виде редкого исключения, и ни к каким ответственным работам, ни к каким руководящим должностям они и близко подходить не должны. Нелюдей, недолюдконелюдей и серых не должно быть вообще ― ни одного, ни на каком месте! Только так человечное общество сможет существовать. Но тут вокруг меня ничего подобного не наблюдается. Здесь и сейчас человеколюди, человеки, возвышенные человеки, сверхчеловеки, гиперчеловеки ― все они, вместе взятые, едва дотягивают до десяти процентов населения. К тому же они разобщены, в большинстве своём весьма пассивны и созерцательны, и потому не образуют значимой социальной группы.

И только в целенаправленных сообществах и поселениях ― в экопоселениях, ашрамах, монастырях, скитах, коммунах, кибуцах и других ― доля человеков может быть существенно большей. Но и то ― не всегда и не во всех.

Мне довелось прожить в таком обществе несколько дней при коммунизме. Было это на трудовом слёте в одном из экопоселений. Туда действительно съехались светлые люди, человеки и сверхчеловеки, всего двое или трое светлых недолюдков и вообще ни одного нелюдя. Вряд ли организаторы были настолько ясновидящими, чтобы на расстоянии подбирать нужные кандидатуры ― просто такая идея в первую очередь привлекает именно людей и человеков, а недолюдки и нелюди ищут, где бы с кого денег поиметь или ещё чего-нибудь «материально приятного».

Жили мы частью в палатках, частью в общем доме экопоселения. Экопоселенцы нас кормили ― мы им помогали строить саманные дома. Вечером собирались, общались, пели песни под гитару ― хорошо и весело было. Никто не пил ни капли спиртного, не хулиганил, не ругался, ничего ни у кого не украли.

Сможет ли такое человечное общество просуществовать в этом жестоком окружающем мире не несколько дней, а хотя бы несколько лет ― не уверен. Во что оно превратиться потом, если даже вопреки всему выживет ― не знаю.

Но вот в другом я твёрдо убеждён: у нелюдей, недолюдконелюдей, недолюдков и даже недолюдколюдей ничего подобного не выйдет ― до тех пор, пока они сами не сделаются человеками или хотя бы человеколюдьми. А так из-за большой инертности структуры личности они не могут «с чьих-то слов научиться» строить человечные отношения друг с другом. Для недолюдков возможно устроить разве что огороженный колючей проволокой трудовой лагерь ― к сожалению, иным образом не получится удержать их в подчинении, заставить вести себя прилично, не причинять вред другим и тяжко трудиться только за жратву ради общего блага. Да и с трудлагеря толку будет мало: недолюдки в нём, за очень редкими исключениями, не превратятся в человеков, а только ещё больше озлобятся и возьмутся за прежнее, едва оказавшись на свободе не под контролем. А уж нелюдя тем более не получится насилием «перековать» в доброго человека… и ненасильственными уговорами тоже ― см. выше.

Что ж тогда можно сделать ― хоть насилием, хоть не насилием?

Единственное, что иногда возможно сделать с помощью насилия или угрозы насилием ― предотвратить ещё большее насилие, остановить причинение худшего вреда. И это всё. Ни конкретное двуногое существо, ни все семь миллиардов их, ни мир в целом ― от насилия лучше не станет. Но это единственное, что можно сделать против агрессивно настроенных нелюдей и малоразвитых недолюдков ― другое их не остановит. Никакие «чудеса кротости и долготерпения» на нелюдей и недолюдконелюдей ни малейшего впечатления не производят. «Подставляющий щёку» получит вдвойне.

Среди нынешних человеков и сверхчеловеков далеко не все понимают это, и мало кто решается применять силу или браться за оружие. Те, кто решаются ― могут защитить себя и других от нападений малоразвитых нечеловечных двуногих, способны быть надёжными охранниками или хорошими солдатами. Но большинство таких человеков-воинов не в силах разгадать коварства развитых нелюдей, а уж тем более ― серых существ, которые всё берут не силой, но подлостью и хитростью. И совсем немногие ― уже не человеки и даже не сверхчеловеки, а гиперчеловеки на пути воина ― достаточно подготовлены, чтобы вести тайную войну против самых вредоносных и опасных двуногих (а открытая война просто немыслима при таком удручающем соотношении численности).

И упорядоченное государственное насилие мало что меняет к лучшему. Сейчас законы и правоохранительные органы большинства государств подконтрольны отнюдь не человекам со сверхчеловеками, служат там в основном недолюдки, реже люди, и очень мало человеков. Эффективно противодействовать агрессивным малоразвитым недолюдкам или таким же дурным нелюдям они ещё могут, а пресечь деструктивную деятельность развитых нелюдей и серых существ ― государственным правоохранителям удаётся лишь частично и далеко не всегда.

Что можно сделать ненасильственными методами?

Прежде всего, понять, что человечные отношения возможны только между человечными двуногими ― от человеколюдей и выше. Уже между человеком и людем такие отношения возможны не всегда и «с оговорками», а с недолюдком и нелюдем их вообще никак не получится выстроить ― до тех пор, пока это двуногое само не станет полностью человеком с устойчивой структурой личности. А большинство за одну жизнь не станет, к сожалению.

Могут ли человеки создать свои отдельные общины и поселения, своё отдельное человечное общество? Пробовали много раз, в разных странах и в разные времена. Процент успеха очень низок. Большинство таких инициатив дальше клубов для общения продвинуться не смогли. Человеки и сверхчеловеки очень сознательные, творческие, индивидуальные существа, каждый со своим чувством правды и справедливости. Они не склонны к тому, чтобы бездумно подчиняться, как недолюдки и многие люди.

Человеку потребна осознанность, а не слепое послушание. Человеку нужно понимать, какова вся ситуация вокруг и почему она такая, что нужно делать, чтобы стало лучше, и как эти действия помогут. А внутри этого общего плана он уже осозна́ет, что нужно делать лично ему, почему лучше поступить так, а не иначе. И когда человек или сверхчеловек становится таким осознавшим и деятельным ― никакие трудности и опасности его не остановят. Он, если нужно, такой подвиг может совершить, на который даже человеколюдь не сподобится.

Но для этого ему этого нужно знать истину, единую для всех человеков. Знать в той мере, в какой это необходимо для осознанных действий, ― разумеется, всего на свете знать никто не может, абсолютная истина непостижима, согласен; но бывает практически достаточная истина.

Беда вся в том, что нынешние человеки такого знать не могут; сверхчеловеки ― могут знать лишь частично и с искажениями. В результате многие из них теряют здравомыслие и «заражаются» самыми разными религиозными да мистическими учениями, которые противоречат одно другому, ведут в разные стороны либо вообще никуда не ведут, делают из человека блаженного бездеятельного созерцателя и «самосовершенца».

Даже если среди человеков или сверхчеловеков найдётся деловой и способный руководитель, ему из-за этого сложно управлять себе подобными человеками. И чаще всего у них не получается создать на человечных отношениях ни прибыльное коммерческое предприятие, ни боеспособный отряд, ни ещё что-то деятельное и самостоятельное. А если что и получается, то такие объединения человеков обычно существуют недолго, поскольку не выдерживают конкуренции с организациями людей, недолюдков и нелюдей.

Авторитарные и тоталитарные режимы (во главе которых чаще всего стоят нелюди) ― никаких альтернативных самоуправляемых сообществ на своей территории категорически не потерпят, даже самых мирных и смирных. Если же попробовать договориться, пойти на компромисс, притвориться, сделать всё (хотя бы для вида) в рамках «правильной» религии или идеологии, зарегистрировать на подставную организацию и т.п. ― ничего путного тоже не выйдет. Либо уступив раз, придётся уступать снова и снова, до полной потери человеческого и передачи управления в руки нелюдя. Либо «заговор» скоро будет раскрыт, и с общиной покончено. Ещё раз повторю: ни с каким нелюдем или недолюдконелюдем, тем более во власти, по-хорошему договориться в принципе невозможно, и глупо надеяться, что он будет выполнять договор, как честный человек.

И лишь в наиболее благополучных и достаточно свободных странах, где весьма строго соблюдаются законы и права человека ― и где в рамках этих самых прав ещё возможно жить по-человечески ― такие небольшие коммуны и общины существуют, некоторые даже длительное время. Но если они что-то производят на продажу, то им очень сложно конкурировать с крупными предприятиями обычного бизнеса, основанными не на человечности, а на «выжимании выгоды» из человеков и природы. К сожалению, построение человечных отношений рентабельность не повышает. Исключения есть, но их мало: какие-то совершенно необычные товары и услуги, маленькие незанятые рыночные ниши, которые мало кому повезёт найти.

Потому многие общины человеков существуют на пожертвования ― полностью или в значительной части; только это позволяет им жить, оставаясь человеками. Создание таких своеобразных «заповедников человечности» поначалу кажется вполне реальным выходом из сложившейся ситуации. Если человечные двуногие, подобно редким исчезающим видам растений и животных, уже не в силах сами бороться за своё существование ― значит, их тоже надо подкармливать, поддерживать, охранять, пока они совсем не вымерли. Но что делают многие человеки, когда им ничего не угрожает и работать за еду не надо? Они часто начинают «плести фенечки», как это делали хиппи в своих общинках (кстати, философия жизни и система ценностей хиппи вполне соответствует человеческой структуре личности, и потому многих человеков и даже некоторых сверхчеловеков привлекает). Другие человеки увлекаются медитациями и бесконечными философскими разговорами. Третьи поставят палатки или построят шалаши, и если погода позволит, будут днём ходить босиком (а то и нагишом) общаться с природой, а вечером собираться у костров и петь песни под гитару, и так день за днём, день за днём. А если это им, наконец, надоест (или погода вконец испортиться) ― пойдут в новые дали за новыми впечатлениями и встречами.

Творчески одарённые человеки, конечно же, сосредоточатся на своём творчестве, не думая о том, нужно ли оно кому-нибудь ещё. В лучшем случае человек будет, при возможности, убирать мусор, сажать деревья и цветы, чтобы сделать землю вокруг себя прекрасной, или займётся волонтёрской работой (если это кто-нибудь организует), бескорыстно поможет другим. Сильно верующие и мистически настроенные займутся религиозной или околорелигиозной деятельностью при храмах, монастырях, ашрамах, прочих «святых местах», а иные в «свите» разного рода «гуру», «учителей», «мастеров», «целителей» и прочих «свыше избранных» (и человекам очень повезёт, если те «избранные» сами окажутся человеками, а не теми, кто человеков использует).

И, казалось бы, что во всём этом плохого? Живёт свободный человек, как считает нужным, к другим не лезет. С мирской точки зрения всё в порядке, но если учесть иное… тут «позитивная ловушка» получается.

Называется это множеством красивых слов вроде «позитивный настрой», «положительные образы», «жить здесь и сейчас», «мысль материальна», «благодарим за всё», «трансформируем реальность силой мысли», «счастье внутри нас и не зависит от внешних обстоятельств». Такие «позитивные» человеки не хотят даже мысленно прикасаться ни к чему злому, и впадают в благостные иллюзии по поводу того, что если о плохом не думать, не «подпитывать» его мыслями и эмоциями ― оно скоро как-нибудь само собой исчезнет или перестанет быть проблемой. И всё случится так, как будет лучше.

Нет, не случится и не перестанет! Само собой ничего не сделается, не изменится, не решится, не починится, не рассосётся, не исчезнет и не появится. «Кривая» не вывезет. Не стоит ждать халявы от судьбы. Это не просто пустые мечты с напускным оптимизмом, от которых реальность никак не меняется, а человек в ней чувствует себя лучше. Это что-то вроде слабодействующего невещественного наркотика. Конечно, он не наносит такого вреда здоровью человека и не ставит под угрозу окружающих, как алкоголь и другие сильнодействующие наркотические вещества. Но, как я теперь понимаю, всем этим «духовным» блаженным нужно то же самое, что и алкоголикам, и наркоманам. Постоянное внутреннее ощущение счастья, которое вообще никак не зависит от внешних причин и обстоятельств. «А что делать ― говорят такие, ― если человек слаб, и всё равно не сможет на кого-то повлиять или что-то действительно изменить в этом мире ― так пусть хоть счастливым будет».

Это ещё одна большая ошибка; её совершают не столько человеки, сколько начинающие сверхчеловеки. И эта ошибка имеет печальные последствия: как внешние, так и внутренние.

«Блаженный» человек не становится ни на один из шести известных путей праведных. Он не действует, не пытается что-либо изменить к лучшему, даже если может. А когда реально не может ― не уходит в отказ, не закапывает свои таланты в землю, не урезает свои потребности. Продолжает по-прежнему жить своей обычной жизнью ― и в результате так же соучаствует во зле, как недолюдки и люди. Это внешние печальные последствия.

А внутреннее печальное последствие ― в том, что от такого «счастья» постепенно утрачивается сочувствие и сострадание. Правда в том, что своего счастья не построишь не только на чужом горе ― но и «как-нибудь отдельно от чужого горя». Если человек или сверхчеловек подобного «кайфа» ищет, у него начинается деградация структуры личности ― чаще всего он превращается в инолюдка, реже ― в недолюдка или недоинолюдка, или переходит в какой-то смешанный неустойчивый тип структуры личности.

Если такая деградация постигнет не одинокого человека, а руководителя общины человеков или сразу многих членов этой общины, её не ждёт ничего хорошего. Человечная организация либо терпит крах и распадается, либо вырождается в бесчеловечную.

Таким образом, попытки создания искусственных «тепличных условий», «заповедников», «убежищ», «обителей», «приютов», «пристанищ» и тому подобного для сохранения человечного в человеках редко приводят к успеху.

Кроме того, многие недолюдки и нелюди испытывают им самим непонятную, нерациональную ненависть к успешным человеческим общинам ― и начинают всячески им вредить, даже если эти человеки ничего не нарушали, никого не трогают и даже не думают противодействовать недолюдкам и нелюдям. Но в нечеловечных срабатывает зависть и комплекс неполноценности: если недолюдконелюдь видит, что человеки живут хорошо не потому, что сумели урвать себе кусок побольше, а потому, что человеки ― а он так не сможет, потому что он не такой по структуре личности ― вместо желания совершенствовать себя и становиться человеком у недолюдконелюдя возникает дикая обида и жажда всё поломать и замарать. А серые существа и умственно развитые нелюди вполне осознано усматривают в этом угрозу осуществлению своих планов по обесчеловечиванию, «обсериванию» и подчинению всех двуногих. Потому они будут самыми разными способами препятствовать созданию и жизнедеятельности человечного общества.

Если повезёт ― человеки и сверхчеловеки находят и поддерживают друг друга, и сторонятся нечеловечных двуногих. Пока недолюдки и нелюди «где-то отдельно» ― иногда удаётся просто не иметь с ними дела, чтобы не участвовать во зле, творимом ими, а идти одним из шести праведных путей (см. «Техника суеты, или пустые плоды прогресса»).

Ну а если нечеловечные нападают на человеков ― вот тут приходится защищаться всеми доступными средствами. Либо погибать. Но не строить иллюзий по поводу «благого мирного решения» любых проблем. И не строить из себя этаких чистеньких и непричастных. Подобные самообманы очень опасны…

Подлинное человеческое счастье в этом мире невозможно сейчас, и вряд ли станет возможным в обозримом будущем. А фальшивое ― вполне возможно, но категорически неприемлемо для любого осознавшего человека, понимающего, куда оно ведёт. Что же тогда возможно и приемлемо? Думаю, спокойствие, чёткое понимание ситуации, какой бы она ни была, ослабленные адекватные эмоции (чтоб не превратиться из человека в этакого биоробота) и продуманные деяния (в форме действий либо бездействий-отказов ― по возможности). Зачем всё это, если всё равно быть несчастным? На любом из праведных путей вопрос жизни один: что ты успеешь сделать, прежде чем сдохнешь, и как от твоих деяний изменится ситуация в этом мире?

С такого вопроса начинается переход из человека в следующий тип структуры личности ― возвышенного человека. С ответа на него ― переход из возвышенного человека в сверхчеловека, а с деятельного успешного ответа ― переход из сверхчеловека в гиперчеловека.

Возвы́шенные челове́ки

Эта структура личности не очень устойчива, и в ней редко кто задерживается дольше двух или трёх лет. Потом практически неизбежен переход либо обратно в человека (если не ниже…), либо в сверхчеловека.

Анатолий Букреев
Анатолий Букреев. Альпинист, спасший троих людей на Джомолунгме ночью в пургу. Возвышенный человек.

Отличительная черта возвышенных человеков ― способность рисковать и жертвовать собой ради спасения других живых существ, причём сделать это не по принуждению под страхом наказания, не ради славы или награды, не в безвыходной ситуации, когда хоть так смерть, хоть так смерть ― а тогда, когда можно спокойно не ходить, не делать, жить себе дальше.

Даже малоразвитый недолюдок, сумевший хоть раз сделать такое ― станет возвышенным человеком почти моментально, а уж людь или человек ― тем более. Станет в любом случае: если останется в живых, то уже в этой жизни вскоре после подвига, а если нет ― тогда в начале следующей жизни. Нелюдь на такое вряд ли решится ― а если решится и сделает, то перестанет быть нелюдем.

Также возвышенные человеки способны ради благородной цели навсегда порвать с прошлым и привычным: уйти из дома, уехать в дальние и опасные края, потерять всё, кроме совести.

Другие люди и человеки переходят в возвышенных человеков не через подвиг, а постепенно в процессе своего развития и человеческой деятельности.

Много человеков, возвышенных человеков и даже сверхчеловеков можно найти среди альпинистов, полярников, скалолазов, спелеологов, вулканологов, экстремальных туристов, прочих смелых путешественников, исследователей, любителей дикой природы. Другие «точки притяжения» ― альтернативные и экологические поселения, идейные общины и коммуны, про которые выше было сказано.

То, что человеки и сверхчеловеки преобладают в этих видах деятельности, обусловлено именно структурой личности. Потому что нелюди, серые и недолюдки просто не поймут, как это так можно: преодолевать такие трудности, идти на такой смертельный риск ― и для чего, если знаешь, что никакой выгоды с этого ты не получишь (а даже если и получишь ― так ведь те же деньги можно заработать намного легче и, главное, безопаснее)? Вот люди многие поймут и даже искренне пожелают удачи «диким человекам» ― но сами ни за что не решатся последовать их примеру.

И даже человеколюди вряд ли пойдут в такие дали и на такой риск ― они скорее предпочтут «облагораживать пространство и жизнь вокруг себя» так, как сами понимают и могут. Нет, ― чтобы самому вырвать себя из привычного в неуютное надолго, нужно быть как минимум человеком, а чтобы навсегда ― возвышенным человеком или уже сверхчеловеком.

Сверхчелове́ки

Сверхчелове́ки обладают всеми достоинствами и способностями человеков и возвышенных человеков, а ещё, в большей или меньшей мере, теми или иными сверхспособностями. Как правило, сверхчеловеки могут распознавать типы двуногих, понимать, с кем имеют дело (хотя бы отличать человеков и людей от недолюдков и нелюдей).

Развитие сверхспособностей у них обычно начинается с глубокой интуиции, тонких душевных чувств, у некоторых ― особого чутья на ложь. Это всё ― разные видя ясночувствования. В дальнейшем могут развиваться ясновидение, яснослышание, яснознание, потом и другие способности. Но путь развития этих способностей у каждого свой, какие из них, когда и у кого появятся (и появятся ли) ― заранее предсказать нельзя.

Благодаря этим способностям, сверхчеловеки могут получить собственный тонкоплановый, мистический или духовный опыт, тот или иной, а не только слепо верить в чьи-то слова или бездумно следовать за кем-то. Но это ― только начало большого и опасного пути. Остаться там живыми, здоровыми и в своём уме, не свернуть и не сбиться с пути, а тем более ― пройти его до конца, до перехода из сверхчеловека в гиперчеловека и далее в Богочеловека, ― повезёт лишь немногим из них. Сверхчеловеки ещё могут быть обмануты некоторыми деятелями (и физического плана, и иного). Могут испугаться собственного опыта «раскрытия», и «метнуться оттуда» в религию, в группу поклонников того или иного кумира или просто в «маленькую частную жизнь».

Другие сверхчеловеки могут не становиться на путь собственного сверхчувственного опыта, не пытаться быть «духовными сталкерами». Тогда они проживают обычную человеческую жизнь, разве что чувствуют и переживают её иначе, более глубоко и проникновенно, чем люди и даже человеки.

Третьи реализуют себя в искусстве, литературе, музыке или ином творчестве. Среди творчески одарённых личностей, доля возвышенных человеков и сверхчеловеков велика: не менее двух третей. В современных условиях именно там многие человеки и сверхчеловеки находят себе «отдушину», возможность хоть как-то реализовать заложенные в них способности и желания созидать новое, творить прекрасное, переживать необычное.

Потому что возможность что-либо изменить к лучшему в своей реальной жизни, а тем более ― в жизни окружающих людей, города, общества, страны, мира ― для большинства человеков и сверхчеловеков сейчас практически закрыта. Чтобы преуспеть в бизнесе, политике или общественной деятельности, чтобы стать общественно значимой персоной, от которой реально что-то зависит, ― зачастую приходится лицемерить, обманывать, подкупать и использовать других, иногда идти по головам или даже по трупам наверх… Человекам и сверхчеловекам, как правило, их совесть не позволяет делать подобного. И они остаются внизу общества, а наверх пробираются недолюдки и нелюди, у коих проблем с совестью нет, как нет и самой совести.

Более того: большинство сверхчеловеков реально не способны управлять нечеловечными двуногими из-за огромной разницы в образе мышления. Первые и вторые зачастую вообще не могут понять и принять друг друга. Сверхчеловек на взгляд нелюдей, недолюдков, а порой и людей ― «не от мира сего», «блаженный», «наивный лох». Они же на взгляд сверхчеловека ― в лучшем случае несчастные слабоумные, в худшем ― конченые мрази. А если сверхчеловек начнёт к ним относиться, как к равным себе ― он легко совершит ту главную ошибку человеков, о которой выше было сказано. Руководить подобными себе сверхчеловеками и человеками, создать из них успешную организацию тоже редко у кого получается ― по причинам, описанным выше в главе про человеков.

И лишь немногие из сверхчеловеков способны не только распознать типы двуногих, но и найти правильный подход к таким типам. А постоянно притворяться обычным людем или недолюдком ― большинству сверхчеловеков трудно и мерзко, да и мало у кого из них это хорошо получается.

Чаще оказывается, что в современном обществе нет места ясновидящему сверхчеловеку: командовать нечеловечными двуногими он не умеет, подчиняться бесчеловечному ему совесть не позволяет, а просто так самому что-то хорошее делать ― так другие двуногие всё перепоганят и превратят добро в лучшем случае в ерунду, в худшем ― во зло.

Вот потому многие сверхчеловеки выбирают тот или иной «уход от мира»: в монахи, отшельники, в деревню, в путешественники, в бродяги, в «свободные художники». Не найдя себя в обществе, они ищут возможность жить и развиваться отдельно от него. Сверхчеловеки, в отличие от людей и даже некоторых человеков, хорошо понимают, что надо «злого приказа не слушаться, за чужую совесть не прятаться». Что перед Богом и перед собой не оправдаешься сентенцией вроде «начальник приказал мне сделать гадость ― грех будет на нём, а я человек маленький, делаю, что мне скажут, мне надо семью кормить». Из этих соображений сверхчеловеки решаются на радикальный разрыв с обществом намного чаще, чем человеки и даже возвышенные человеки.

И только единицы из десятков тысяч сверхчеловеков добиваются успехов в большом обществе, становятся богатыми, властными или по-иному влиятельными. Такие, как правило, очень хорошо скрыты, замаскированы. Они могут действовать как тайные агенты влияния. К сожалению, многие из них вынуждены действовать в одиночку. А в управленческих структурах их окружают, в основном, наглые недолюдки; иногда попадаются слабые, безынициативные, не способные к риску люди. Ни на кого из них нельзя положиться, никому нельзя довериться, ни перед кем нельзя открыться. Поэтому сверхчеловеки ― тайные агенты влияния не могут переломить ситуацию. Они могут сделать немногое, но всё-таки могут, в то время как остальные не могут практически ничего.

Нирджа Бханот, сверхчеловек
Нирджа Бханот, сверхчеловек. Была старшим бортпроводником самолёта, захваченного террористами. Погибла, закрыв собой от пуль троих детей. Ей было 22…

Сверхчеловеков и возвышенных человеков иногда можно узнать по одухотворённым лицам, ясным глазам, в которых видна какая-то необычная «глубина», самоуглублённому взгляду, иногда ещё бывает некоторая замкнутость, отрешённость от окружающей суеты (но не всегда ― некоторые, напротив, очень общительны и приветливы, и активно участвуют в происходящем). Некоторые люди, человеки и другие сверхчеловеки иногда чувствуют какое-то особое тепло или свет, исходящее от них, какое-то спокойствие или благодать.

Но этот признак не очень надёжный. Вообще без ясновидения, только по внешности, словам и жестам распознать тип структуры личности сложно, особенно нелюдей, неустойчивые структуры личности, переходные или «экзотические» (о них ниже) типы. Да и ясновидящему сверхчеловеку не всё так просто: развитый до более высокого уровня может поставить на себя или на другого магические маскировки, сквозь которые маг более низкого уровня не сможет ничего увидеть, либо увидит не то, что есть на самом деле, а то, что ему покажет маскировщик.

Доля сверхчеловеков в «большом» обществе ― в пределах от одного на десятки тысяч до 1 – 2 %. Быстро размножаться сверхчеловеки давно уже не в состоянии: рождаемость у них ― наименьшая среди двуногих, а чтобы ребёнок и родился, и вырос, и остался сверхчеловеком ― такое ещё реже бывает. Перейти из людя или даже из человека в устойчивого сверхчеловека ― весьма и весьма тяжело, а большинству недолюдков и нелюдей на такой переход не хватит одной жизни. Обратный переход ― деградация сверхчеловеков в другие типы двуногих ― происходит, к сожалению, гораздо чаще и быстрее.

Мэри Уитчер
Вечная дева Мэри Уитчер, сверхчеловек. Писательница, поэтесса, школьная учительница, Старшая Сестра коммуны и епархии шейкеров.

Почти все урождённые сверхчеловеки женского пола долго остаются девственницами (нередко и старыми девами, поскольку так и не находят своих Половинок ― сверхчеловеков, или не могут за них выйти замуж). Они не просто робкие и застенчивые ― им до физической боли противно даже целоваться без любви, не говоря уж о большем. Многие из них ― пожизненные однолюбки, которые жизни с нелюбимым предпочтут смерть в одиночестве. И это не потому, что кто-то их запугал адскими ужасами или земными карами ― нет, «сверхдевочки» по сути своей такие, они интуитивно чувствуют, что иначе не смогут родить сверхчеловеков, да и сами запросто перестанут ими быть. Вот и держатся, как могут. Как редкий исчезающий вид… сейчас. А ведь когда-то давно это было естественной нормой для всех человеков. Но теперь даже сверхчеловеки мужского пола не все так стойко держатся ― хорошо, если половина. Человеков таких ещё меньше, а уж про людей и менее человечных двуногих обоих полов ― нечего и говорить.

Впрочем, недолюдкам и нелюдям просто незачем мучить себя длительным воздержанием ― родить и вырастить сверхчеловека у них всё равно не получится, дети будут в среднем не лучше родителей.

А от истинной Любви сверхчеловеков-Половинок, ставших друг для друга первыми в жизни, может родиться гиперчеловек ― то есть непорочный сверхчеловек, переходящий в Богочеловека или близкий к такому переходу.

Заметили, что с каждой ступенью развития структуры личности требования становятся всё жёстче, а испытания ― всё страшнее? Но и это не предел. Держитесь, дальше будет ещё круче!

Гиперчелове́ки

Возвышенный сверхчеловек или гиперчеловек ― тип структуры тех, кто переходит из сверхчеловеков в Богочеловеки. Но способности гиперчелове́ков, их образ жизни и требования, которые эта жизнь к ним предъявляет, настолько отличаются от того же для других двуногих, что стоит выделить гиперчеловеков в отдельный основной тип структуры личности.

Северное седло Джомолунгмы

Самостоятельное преображение из сверхчеловека в гиперчеловека даётся труднее любого предыдущего улучшения структуры личности. Да и после него начинающему гиперчеловеку не приходится долго расслабляться и отдыхать. Дальше путь ― как по крутому обледенелому склону высокой горы. Там либо ползёшь верх изо всех сил без остановки ― либо падаешь вниз. Стоять на месте при всём желании невозможно. А если идти в одиночку и без страховки? Оступиться нельзя ни разу: почти любая ошибка окажется фатальной.

Суметь найти другого гиперчеловека или Богочеловека, который бы согласился помогать, страховать, спасать, провести ― сегодня крайне маловероятно. Таких в живых осталось очень мало, и они вынуждены прятаться и маскироваться, потому что за гиперчеловеками почти везде и всегда охотятся их злейшие враги ― серые инонелюди, стремящиеся любыми способами ликвидировать гиперчеловеков до того, как те перейдут в Богочеловеков и станут совершенно неуловимыми и неуязвимыми.

Серый инонелюдь ― существо со смешанной структурой личности, довольно редкий «гибрид» нелюдя с инолюдком и серым. Оно тоже обладает весьма развитым ясновидением и способностью распознавать структуры личности, порой даже сквозь магические маскировки видеть. Особенно вблизи ― когда подходит к человеку ближе двух ― трёх метров, ауры вовсю перекрываются и большинство маскировок уже не работают. Так серым инонелюдям иногда удаётся обнаружить гиперчеловеков, даже тех, которые живут обычной людской жизнью и внешне совершенно не выделяются из толпы двуногих. А затем ― иногда бывает, что этот же серый инонелюдь сам же похищает или убивает гиперчеловека ― тем или другим способом, физическим или иным. Но чаще ― по наводке серого инонелюдя приходит «профессиональный ликвидатор» ― обычно обсеренный нелюдь, не очень-то разбирающий структуры личности, но зато хорошо разбирающийся в том, как сделать «мокрое» дело и замести все следы. Или, если понадобится, прибудет целая команда таких убийц-«ликвидаторов».

Среди гиперчеловеков, к счастью, тоже есть подобные специалисты, которым иногда удаётся ликвидировать этих «ликвидаторов» и прочих агрессивных нечеловечных двуногих.

И эта тайная война ― гипервойна, о которой даже сверхчеловеки лишь смутно догадываются, а подавляющее большинство населения вообще никакого представления не имеет, идёт уже много столетий, и не счесть, сколько замечательных личностей она унесла…

Но что надо серым инонелюдям, чем гиперчеловеки им помешали, что плохого сделали? А ничего. Гиперчеловеки, как и многие развитые сверхчеловеки, «виноваты» лишь тем, что они никак не вписываются в планы серых существ и абсолютных нелюдей, желающих привести одного сверхсерого к абсолютной власти надо всем человечеством.

Потому что на гиперчеловеков не подействует ни один из пяти рычагов власти.

Серых и умственно развитых нелюдей можно организовать с помощью сети тайных заговоров, со многими инолюдками тоже можно (хотя и сложно) договориться, малоразвитых нелюдей и недолюдков ― силой заставить подчиняться, умственно развитых недолюдков и почти всех людей ― подкупить (хотя бы зарплатой) и заморочить информационно-психологическим воздействием, человеков и даже многих сверхчеловеков ― обмануть (чаще всего идеологией, религией и оккультной мистикой разного рода) и запугать угрозой применения насилия (которой большинство этих слабеньких человеков ― добряков и непротивленцев ― ничего не смогут противопоставить).

Иное дело ― гиперчеловек. Он давно превзошёл свой страх смерти ― когда ещё был возвышенным человеком. Более того ― он готов и добровольно уйти из жизни, если ничего другого не останется, а то и увести с собой хотя бы парочку нелюдей, «продать свою жизнь подороже». В отличие от многих человеков и сверхчеловеков, гиперчеловеки вовсе не склонны «оказывать непротивление злу бессилием». Тому, кто рискует наибольшим из земных благ ― самой жизнью ― просто глупо угрожать лишением меньших благ или плату предлагать. Если гиперчеловеку пока ещё надо продержаться живым ― средства к своему скромному существованию он практически всегда сумеет добыть приемлемым для него способом, а что-то большее покупать и иметь гиперчеловек просто не хочет, и потому он неподкупен. Договориться с ним не получится ― он прекрасно знает свою цель в жизни и путь к ней, и знает, чего не надо, и прекрасно понимает, что с нелюдями и серыми договор невозможен. Обмануть или запутать гиперчеловеков очень сложно ― в отличие от легковерных и восторженных начинающих сверхчеловеков, у гиперчеловеков независимое логическое мышление очень развито, они всегда здраво мыслят и критически настроены, совсем не склонны слепо следовать указаниям книги или учителя, да ещё научились хорошо распознавать структуры личности других двуногих. Поэтому большинство методов психвоздействия на гиперчеловеков вообще никак не действуют, а те, что ещё действуют, ― не могут их сбить с пути и заставить совершить неприемлемое.

У врагов гиперчеловека остаётся последнее средство ― угрожать мучениями и смертью не ему самому, а его родным и любимым. О, это ломает даже самых стойких сверхчеловеков, которые готовы рисковать и даже верно жертвовать собой, ― но только не другими.

Но гиперчеловеков и этим не возьмёшь. Конечно, они стараются избежать подобной ситуации. Некоторые вообще отказываются от семейной жизни, становятся «воинствующими монахами», порывают отношения с родителями и прочими родственниками, порой даже симулируют собственную смерть или пропадают без вести, чтобы жить потом под чужими именами и документами в «нелегалке».

Другие всё-таки умудряются и дела свои делать, и безопасность семьи обеспечивать. Но когда это оказывается невозможным, остаётся только два варианта. Если вся семья ― такие же гиперчеловеки, они без лишних слов понимают, что фактически они все, даже женщины и дети, стали солдатами одной тайной войны. А на войне что ни делай, как ни старайся выжить и победить ― всё равно и гибель самых близких друзей, и собственная смерть всегда могут случиться, и это нужно принять как неизбежность. Но не отчаиваться, не сдаваться и не опускать руки, а всеми силами стараться просто успеть до смерти сделать всё, что сможешь. И что при всём при этом ― никто не вправе быть обузой или «ахиллесовой пятой» для другого. Враг должен уяснить, что захват заложников, террор, угрозы ― будут совершенно бесполезны и никого из гиперчеловеков не остановят. Иначе, если гиперчеловеки будут ему уступать, чтобы спасти отдельных своих ― этот враг всё равно не остановится, пока не убьёт всех гиперчеловеков до единого.

Если же семья не такая… приходится если не расходиться на самом деле, то очень хорошо делать вид, что ранее близкие люди расстались и рассорились окончательно, сделали шаг из любви в ненависть, и теперь им глубоко наплевать друг на друга. А потому бесполезно угрожать кому-то из них или брать его в заложники; на других это нисколько не повлияет.

Вот почему гиперчеловека никак нельзя переделать и подчинить. Можно только уничтожить.

Мирное сосуществование гиперчеловеков с бесчеловечными двуногими (нелюдями, серыми, инонелюдями и разными их «гибридами») ― невозможно и никогда не станет возможным. Бесчеловечные ни за что не смирятся с тем, что в мире живут и размножаются гиперчеловеки, которыми не поуправляешь ни через какие рычаги власти. И вряд ли какой гиперчеловек согласится «как-нибудь сосуществовать» с нелюдем, которому украсть, убить или изнасиловать ― ничего особенного, был бы только случай. А для гипердевы изнасилование часто оказывается хуже смерти: оно практически необратимо ломает тонкоплановые части её существа, и после этого до следующей жизни она не сможет не только рожать гиперчеловеков, но даже кормить и воспитывать уже рождённых. И ей останется либо уйти из этой жизни, либо стать воинствующей монахиней и сполна отомстить за надругательства ― пусть даже ценой собственной гибели.

Вот почему идёт эта страшная гипервойна ― беспощадная, за пределами всяких правил и законов, но практически невидимая постороннему глазу. И здесь, как говорится, все средства хороши и победителей не судят. Хотя нет ― судят иногда; бывает, что и спецы с обеих сторон делают ошибки или просто им не везёт, они палятся и садятся. Но и тогда ни одни, ни другие не признаются, не раскроют истинных мотивов, не расскажут о том, почему, зачем и для кого совершили преступления.

Вот почему от гиперчеловека на пути воина нынешнее время требует не один раз всерьёз рискнуть или даже пожертвовать собственной жизнью. Нет, надо стать профессиональным бойцом тайной многоплановой войны и оставаться им до конца ― либо скоро умереть и в следующей жизни продолжить этот страдный и страшный путь в одну сторону. Там действительно нет возврата. Ни в какую «отставку» не уйдёшь, «бывшим» не станешь, таким, как прежде был, ― тем более уже не будешь, бежать некуда, да и незачем ― в покое не оставят, неизбежное везде настигнет.

Чтобы бороться и побеждать на невидимом фронте гипервойны, чтобы хотя бы долго продержаться в таких условиях ― нужно одновременно быть сверхчеловеком с достаточно развитыми сверхспособностями ― и хорошо владеть навыками разведки, конспирации, боевыми и «специальными» искусствами, обладать особыми связями и информацией.

Но даже при наличии всего этого, гипервойна всё равно остаётся настоящей смертоубийственной войной, и на скорую победу в ней рассчитывать не приходится. А без соответствующей подготовки к таким делам и близко подходить не сто́ит ― так можно не только самому пострадать, но и других подставить.

Есть ли ещё праведные пути для гиперчеловеков, кроме такого пути воина? Есть ещё два или три.

Путь монаха открыт для всех двуногих, но для гиперчеловеков он намного круче, тяжелее и опаснее, чем даже для сверхчеловеков. Для человека это просто путь отказа и неучастия в дурных делах. Даже сверхчеловек ещё может просто отойти в сторону от мирской суеты и борьбы, добровольно стать никому не нужным (но и не мешающим) нищим ничтожеством. Но для гиперчеловека такой возможности нет. Всё равно серые инонелюди будут на него охотиться, сумеют раньше или позже разыскать его в любых дебрях и в любых трущобах ― и выше было сказано, почему им «интересен» сам гиперчеловек, пусть даже не имеющий никакой власти, влияния, больших денег или важной информации.

И только гиперчеловеки ― воины способны надёжно скрыть и защитить гиперчеловеков ― монахов, чтобы последние могли в подходящих местах тайно жить и развиваться, тренироваться и повышать свой уровень сверхспособностей вплоть до Богочеловеческого. А монахи взамен помогают воинам тайной войны: хранят информацию и ценности, обустраивают схроны и тайники, некоторые лечат пострадавших и больных. Фактически, у гиперчеловеков монахи ― это тыловое и общее обеспечение воинов. А некоторые монахи, уже переходящие из гиперчеловеков в Богочеловеки ― обладают такими мощными сверхспособностями, что могут действовать ими как оружием, в том числе дистанционно на больших расстояниях. Они даже не «тыловики», а фактически ещё один род войск гипервойны.

Третий их путь ― путь гиперчеловека доброго семени, он же путь девоны. На нём главная задача ― воспроизводство гиперчеловеков и сохранение их генофонда. Поскольку на пути воина гиперчеловеки часто погибают, не оставив потомства, а на пути монаха они вообще не размножаются ― нужно же как-то возместить эти потери. И их возмещают многодетные семьи гиперчеловеков, живущие где-нибудь в отдалённых деревнях (и даже скитах), в горах, в сибирской тайге, на маленьких океанских островах и ещё в некоторых местах, для такого дела подходящих. Там, где их девушки могут носить скромную одежду и не опасаться изнасилований и даже раздеваний мужчинами. Там, где их юноши также смогут сохранить силу и чистоту, и потом с первого раза новых гиперчеловеков зачать. Там, где их дети смогут питаться достаточно здоровой пищей и расти среди родных и друзей ― человеков, сверхчеловеков, других гиперчеловеков. Там они не растеряют себя. И уже во взрослом возрасте некоторые из них переезжают и в большие города, и в другие места ― якобы учиться и работать, но зачастую это лишь прикрытие, а подлинная цель ― выполнение миссий воинов или монахов. Другие остаются в родных домах и продолжают путь доброго семени, или становятся местными воинами и охраняют своих девонов.

Впрочем, у противников ― инонелюдей ― организация жизни весьма похожая: у них тоже есть свои воины, свои монахи и свои «производители».

Праведный путь вестника, доступный для людей, человеков и сверхчеловеков с творческими талантами, для большинства гиперчеловеков закрыт ― им никак нельзя выделяться и показывать в публичном творчестве всю силу своей души; это уже плохо кончилось для многих известных творцов.

Путь очистителя не закрыт, но на него гиперчеловеки ступают редко: их мало, и они вполне резонно полагают, что большую пользу принесут не тем, что будут разбирать мусор, утилизировать отходы и восстанавливать повреждённые земли ― с такими задачами и человеколюди вполне нормально справляются.

Путь хранителя жизни ― тоже вполне возможен, он часто служит прикрытием для пути монаха.

Итак, из шести праведных путей для гиперчеловеков вполне подходят три: путь воина, путь монаха и путь доброго семени; у гиперчеловеков эти пути идут не раздельно, как у человеков и сверхчеловеков, а «пучком», в довольно тесном взаимодействии.

Большинство гиперчеловеков ― урождённые и потомственные; эта структура личности очень хорошо наследуется. Практически всегда гиперчеловеки вступают в брак только с другими гиперчеловеками. А если и отец, и мать ― гиперчеловеки (настоящие Половинки или достаточно совместимые), и они сумели соблюсти верность и чистоту ― то их дети с вероятностью 98 ― 100 % и родятся, и вырастут гиперчеловеками. Изредка рождаются сверхчеловеки, которые перейдут в гиперчеловеков уже в юности. Ещё реже от гиперчеловеков рождается человек, людь или кто похуже ― но такой среди них будет выродком и уязвимостью; скорее всего, его не оставят в родной семье, а в раннем детстве отдадут приёмным родителям с соответствующей структурой личности.

Урождённые гиперчеловеки, как правило, хорошо помнят свои прошлые жизни, уже в детстве мыслят и ведут себя довольно-таки по-взрослому, мало капризничают и не болтают лишнего. И так они много раз перевоплощаются, жизнь за жизнью живут в своём узком кругу.

Выжившие и выстоявшие в тысячелетнем «горниле» гипервойны, прошедшие её жесточайший отбор, потомственные гиперчеловеки были и остаются практически непорочными. Они, конечно, ещё не боги, не всё знают, не всё могут, тоже устают и иногда ошибаются, ― но слабостей, неодолимых привязанностей и тем более пороков у гиперчеловеков просто нет с рождения и не появляется при жизни. Поэтому их просто не за что «зацепить», и они могут жить (и живут) на нелегальном положении не несколько лет, как профессиональные разведчики с другими структурами личности, а много поколений подряд. У таких потомственных нелегалов опыт «специальной работы» намного больше, чем у любой государственной спецслужбы. Да плюс ещё такие сверхчеловеческие способности, которые и не снились большинству госслужащих. Разумеется, гиперчеловеки есть во многих государственных и влиятельных частных структурах, а в других организациях есть их информаторы и агенты влияния. Через них гиперчеловеки быстро узнают о любых попытках государственных властей их раскрыть или вмешаться в гипервойну ― и могут такие попытки иногда пресекать, а иногда вовремя «уворачиваться» от них. Идут века, одни государства появляются, другие перестают существовать, в третьих происходят революции и военные перевороты, ― но родовые кланы гиперчеловеков, кланы их противников в гипервойне и сама гипервойна ― остаются.

И за десятки, а то и за сотни лет не найдётся среди гиперчеловеков ни одного предателя или болтуна, а если кто и найдётся ― его быстро обнаружат и ликвидируют свои же, и многие последствия разглашения сумеют нейтрализовать.

Непотомственных гиперчеловеков намного меньше, но они тоже есть. Большинство их были приняты и «инициированы» другими гиперчеловеками, а до того были сверхчеловеками, человеками или человеколюдьми. Как уже говорилось, найти гиперчеловеков практически невозможно ― они сами ищут среди говорящих двуногих подходящих достойных кандидатов на пополнение своих рядов, принятых обучают, проводят с ними «курс молодого бойца гипервойны» и другие тренировки. У некоторых непотомственных гиперчеловеков, «инициированных» во взрослом возрасте, отдельные «порочные пережитки» ещё могут сохраняться и проявляться, поэтому на самые ответственные позиции их не поставят и самых важных своих тайн потомственные гиперчеловеки им не откроют. Но дети этих принятых наверняка вырастут непорочными и будут вполне своими среди потомственных гиперчеловеков.

Ранее было сказано о том, что гиперчеловек может родиться от двух сверхчеловеков при выполнении ряда условий. Бывает и так, что сверхчеловек самостоятельно развивается до перехода в гиперчеловека, сумеет сам полностью избавиться от всех пороков и слабостей. Но если тот или другой клан гиперчеловеков не приберёт его «к себе под крыло» и не обучит выживанию в гипервойне ― у этого новенького будет мало шансов не стать жертвой «серого охотника». Это буквально единичные случаи сейчас.

Никакой деградации структуры личности гиперчеловеки категорически не допускают, потому что деградант, знающий секреты гиперчеловеков ― потенциальный предатель или уже предатель. Таких клан никак не может оставить ― ни в своих рядах, ни среди живых. Это жестоко, но в противном случае погибнет гораздо больше гиперчеловеков. Это война, а не посиделки в клубе духовного самосовершенствования. Гиперчеловеки делают лучшее из реально возможного для них.

Им дальнейший путь ― только вверх, в Богочеловеки. Как по крутому леднику, да. Следующая ступень развития структуры личности ― от гиперчеловека до Богочеловека ― выше и круче всех предыдущих, вместе взятых. И сейчас почти нереально пройти её за одну земную жизнь, которая в условиях гипервойны так часто рано обрывается… Но там даже смерть ― не повод для отчаяния; стойкая душа гиперчеловека снова воплотится в семье таких же, сохранив и память прошлых жизней, и достигнутый уровень развития, чтоб в следующих жизнях продолжить это восхождение. Однако сколько мук придётся вынести!..

Многие сверхчеловеки если и не знают всего этого, то интуитивно чувствуют приближение пекла гипервойны по мере роста своих способностей. И… останавливаются в развитии, не хотят переходить на следующий уровень. Иногда даже отказываются от «инициации», предложенной гиперчеловеком.

А многие гиперчеловеки специально «расстраивают себя», чтобы выжить, разрушают собственную гармонию, чтобы даже близко подошедший инонелюдь не мог раскрыть их. Чтобы действительная аура выглядела повреждённой и негармоничной, поскольку маскировки не абсолютны и не всегда надёжно прикрывают, спрятаться от видящих инонелюдей не получится ни в толпе мегаполиса, ни в лесном шалаше, устроить надёжно защищённое убежище для развитого гиперчеловека очень сложно. Однако реальной деградации структуры личности при этом не происходит, гиперчеловек остаётся гиперчеловеком, разве что более слабым и часть способностей может потерять.

На сегодня гиперчеловеков слишком мало, и при всех их способностях и непорочности они не могут взять и надолго удержать власть в каком-либо государстве или создать своё новое государство, способное обеспечить их безопасность и позволить им действовать более открыто. Их агенты влияния ― гиперчеловеки на различных должностях в разных странах и организациях ― могут, конечно, многое, но далеко не всё. Вот гиперчеловеки и вынуждены оставаться в нелегалке, в глубоком подполье, и даже отрицать собственное существование. И неизвестно, сколько ещё времени так будет.

Богочелове́ки

Это самый редкий гипотетический тип структуры личности. На всём земном шаре, среди почти семи миллиардов населения ― может быть максимум несколько тысяч Богочеловеков, ныне живущих среди нас; а может и вообще их не быть.

Про Богочеловеков мало что известно. Насколько я понимаю, Богочеловек ― это совершенный (или почти совершенный) человек. Все те способности, которые у человеков и сверхчеловеков только начинают раскрываться, у Богочеловеков раскрыты полностью, при этом нет привычных для людей (и присущих также человекам и даже сверхчеловекам) пороков и недостатков. Потому Богочеловеки могут видеть всё и всех насквозь, моментально знать верный ответ на любой важный вопрос (полностью раскрытое яснознание) ― но сами оставаться совершенно незаметными.

Наивысший ли это уровень развития человеческой личности, или существуют ещё более высокие ступени, или есть какие-то дополнительные градации среди самих Богочеловеков ― мне пока что трудно сказать.

И совершенно непонятно: чем же они занимаются, обладая такими способностями? Почему не хотят или не могут помочь другим двуногим, остановить нарастающую деградацию рода человеческого?..

Есть предположение, что большинство Богочеловеков (или сверхчеловеков, ещё только переходящих в Богочеловеки) сам Сумрак превращает из человеков в Иных ― конечно, Светлых Иных, причём сразу высокого уровня Силы. Или даже в Чужих. От этого их силы и способности только возрастают, но сами они становятся частью системы вселенского многоуровневого энергетического паразитизма, созданной Сумраком. Впрочем, это уже предмет иной гипотезы.

Экзотические типы

Кроме основных типов структур личности двуногих, говорящих и вроде бы разумных существ, существует ещё несколько редких типов, не входящих в «основную лестницу развития», а как бы «стоящих в стороне».

Инолю́дки

Свойства и способности инолюдков многообразны. Сами они, как правило, чувствуют себя особыми, чужими, иными среди людей. Их часто тянет к необычным местам, явлениям, мистике, странным действиям и экспериментам. Многим инолюдкам свойственны повышенное любопытство и любознательность, интеллектуальные и изобретательские способности хорошо развиваются, мышление склонно выдавать неординарные решения проблем. Характерен шизоидный тип акцентуации мышления; значительно чаще, чем у других типов, встречаются шизофрения и паранойя.

Часть инолюдков имеет склонность и большие способности к научным исследованиям и экспериментам, особенно в области генетики, искусственного интеллекта, психологии, виртуальной реальности и других компьютерных технологий, реже ― электромагнетизма, ядерной физики, физики элементарных частиц, квантовой механики. В то время как физика твёрдого тела, материаловедение, геология, неорганическая химия их привлекают гораздо меньше.

Образ «чокнутого профессора» из ряда американских фильмов хорошо описывает «научного» инолюдка, хотя некоторые черты гипертрофированы.

Другие инолюдки «ударяются в мистику», увлекаются поисками НЛО, аномальных зон, снежного человека и т.д., пытаются заниматься экстрасенсорикой, магией и т.п. Если это приводит к успеху, в определённые моменты инолюдок-маг может управлять Силой большого количества людей или самой планеты ― при том не вполне осознавая и понимая это, и ещё меньше задумываясь о том, для чего это всё нужно, и о возможных последствиях. И часто незаметно для себя превращается в зомби-мага; им самим и этой Силой управляют совсем чужие существа (воплощённые или невоплощённые), а инолю́док этого не понимает, ничего не может сделать и лишь смутно чувствует присутствие Чужого.

И для «научных», и для «мистических» инолюдков свойственно заниматься исследованием ради исследования, ставить эксперименты ради необычного красивого эффекта, а не ради какой-то определённой практической цели. В отличие от человеков и сверхчеловеков, обладающих такими же способностями, у инолюдков, как правило, нет стойкой системы ценностей и убеждений, сознательно принятых нравственных императивов, ясного осознания целей и смысла жизни. По этой причине, многие инолюдки склонны ради любопытства или вообще непонятно ради чего подвергать риску не только себя, но и других. Некоторые находят для себя или выдумывают сами какие-нибудь необычные «экзотические» учения, цели, правила и смыслы ― часто не признаваясь в этом, а притворяясь «такими же, как все». В то же время, жестокость и жадность нелюдей и недолюдков инолюдкам не свойственны. Но и «просто жить как все люди» ― инолюдки не хотят, а часто и не могут. Потому это отдельный тип структуры личности, стоящий как бы в стороне от «магистрального пути развития» от нелюдей до Богочеловеков.

Edward Whitehouse, инолюдок
Wildman Whitehouse, инолюдок. Электрик-экспериментатор подводного кабеля.

Остальные инолюдки, не пошедшие ни в науку, ни в мистику, могут оказаться на самых разных местах в обществе, и заниматься самыми разными видами деятельности. Как правило, они не выбиваются в начальники, максимум могут быть техническими руководителями или заместителями-советниками по каким-то вопросам. Ни в политике, ни в общественной деятельности инолюдок не может добиться больших успехов потому, что его мышление настолько сильно отличается от мышления людского большинства, что ему трудно понять людей, а людям ещё труднее понять и принять инолюдка. Быть «таким, как все» (вернее ― как большинство людей и недолюдков) инолюдок не может; постоянно притворяться таким ему очень сложно. В то же время, инолюдки достигают успеха в некоторых редких видах бизнеса (например, венчурного, инновационного, связанного с экзотическими товарами или редкими услугами) или самозанятости (фриланса), в которых требуется особая оригинальность и неординарность решений.

А вот к тяжёлому физическому или монотонному труду инолюдки, в большинстве своём, не приспособлены и не склонны. При малейшей возможности инолюдок постарается «этой каторги» избежать. И это, как правило, ему удаётся: благодаря своим умственным способностям и своеобразному типу мышления, большинство инолюдков получает высшее образование и находит себе интересную и «непыльную» работу.

Большинство инолюдков практически невозможно распознать по внешним признакам. В жестах, словах, поведении иногда можно почувствовать что-то странное и неестественное. Некоторые люди и человеки вблизи инолюдков «зажимаются» и чувствуют себя «не в своей тарелке», хотя никакой угрозы не чувствуют.

Исключение ― некоторые малоразвитые инолюдки, которые, напротив, очень выделяются внешне. Им не хватает способностей ни на научные, ни на магические опыты, а «что-нибудь этакое» сделать хочется, и они начинают «экспериментировать» с собственной внешностью. Необычная яркая одежда, порой слишком уж вычурная, татуировки, слишком большие серьги и кольца, перекрашивание волос в неестественный цвет и прочие такие «штучки» весьма популярны среди малоразвитых инолюдков. В отличие от малоразвитых недолюдков, для малоразвитых инолюдков в одежде важна не столько сексуальная привлекательность, сколько экстравагантность. Но есть ещё смешанный тип структуры личности, для которого важно и то, и другое ― недоинолюдок, «гибрид» малоразвитого недолюдка с инолюдком.

Недоинолюдки более других склонны демонстрировать свою сексуальную ориентацию, заниматься необычными эротическими играми, заострять внимание на этой теме. Демонстративно открытые гомосексуалисты, транссексуалы, фетишисты, садомазохисты ― многие из них недоинолюдки. Вообще сложно сказать, насколько связана структура личности с сексуальной ориентацией и сексуальными предпочтениями. Биологически обоснованные перверсии практически не зависят от сознания, и, видимо, могут быть у двуногих с разными структурами личности. Но большинство других типов оставляет это в своей личной жизни; недоинолюдки же склонны в лучшем случае «наглядно показывать», в худшем ― пытаются навязывать эту тему окружающим, приставать и даже применять насилие.

Полных инолюдков мало; гораздо чаще встречается помесь сверхчеловека с инолюдком (сверхинолюдок), инолюдка с недолюдком (недоинолюдок) и инолюдка с нелюдем (инонелюдь).

На первый взгляд, инолюдки далеко не так опасны, как нелюди, серые, недолюдки и зомби. Но если инолюдское начинает всё более и более преобладать над человеческим ― у таких инолюдков начинается довольно медленная, но практически неизбежная деградация структуры личности; полные инолюдки со временем окончательно утрачивают человечность и становятся нелюдями.

Се́рые

Настоящие серые немногочисленны, распознать их очень трудно. Но это самый опасный для людей и человеков тип «человекоподобных».

Внутренняя суть серого ― холодное безразличие, соединённое с жаждой власти и исполнения своих желаний любыми путями. Серый может быть одинаково безразличен и чужд к любви и ненависти, мстительности и состраданию, к чужой боли и радости, к прошлому и будущему, к живому и неживому.

Так же, как у нелюдей, у серых абсолютно нет настоящей любви, совести, сопереживания, умения радоваться за других ― словом, всего того, что неотделимо от сути и души человека. И серых столь же бесполезно уговаривать, переубеждать, «приводить к покаянию», как и абсолютных нелюдей. Нет, они не будут спорить и ругаться. Они притворно согласятся, улыбнутся, как бы поверят, ― а тем временем будут думать, как бы с этого «верующего лоха» чего-нибудь поиметь.

Но, в отличие от нелюдей и недолюдков, серые великолепно владеют собой. Они менее склонны к бессмысленной жестокости, у них почти не случается «приступов» импульсивной немотивированной агрессии, вообще «лишнего шума» серые не любят. Зато серые могут мастерски притворяться, лицемерить, выдавать себя за других, играть любую роль. В «искусстве» обмана, интриги, мошенничества, подлости и предательства им действительно нет равных. Поскольку серый может лгать не только словами, но и жестами, выражением лица и даже глазами, людям и человекам очень трудно распознать его (недолюдкам и нелюдям ― и вовсе не дано).

Многие серые изучают психотехники гипноза, НЛП, других воздействий на сознание и подсознание, а некоторые и так «одарены» способностью заморочить человека при обычном, казалось бы, разговоре, расположить его к себе. В результате, если даже поначалу человек или людь чувствует «что-то неладное в этом субъекте», то потом это чувство «тает».

Большинство серых не обладает богатырским телосложением или большой физической силой, вообще не любит драк и борьбы. От армии, а тем более от войны, они «отмазываются» изо всех сил и любыми путями. Серая сила ― в заговорах, обманах, подкупах, мо́роках…

Почти так же они терпеть не могут тяжёлую физическую работу и вообще труд на производстве. Вряд ли найдётся хоть один серый среди шахтёров или комбайнёров, рабочих на заводе или на буровой. Немного их и среди учёных, инженеров, а тем более ― среди людей творческих профессий. К творчеству, изобретательству, конструированию и вообще к созиданию нового ― серые существа практически не способны. Зато они «мастера» обращать в свою пользу то, что уже есть, и тех, кто живёт. Для этого они придумывают сотни способов и путей, «сравнительно честных» и не очень.

Поэтому серых, естественно, очень привлекает финансовая сфера, биржевые спекуляции, азартные игры, крупные мошеннические аферы и, разумеется, администрация и политика. Это не значит, что все, кто занимается такими видами деятельности, окажутся серыми; серых слишком мало для этого. Но что многие серые стремятся не только попасть в эти сферы, но и занять там ключевые места, ― вполне понятно.

Jamiel Chagra, серый с примесью нелюдя
Jamiel Chagra, успешный наркоторговец и убийца, серый с примесью нелюдя.

Некоторые серые преуспели в деле приватизации и распродажи природных ресурсов и созданных чужим трудом ценностей. Другие могут быть лидерами преступных группировок ― чаще всего в сфере наркобизнеса, подделки денег и документов, хищения и неуплаты налогов, других крупных экономических преступлений. И прочей «тихой», латентной, но «очень продуктивной» преступности. «Громкие» преступления, вроде убийств, терактов, разбойных нападений, грабежей, пиратства ― совершают обычно не серые, а нелюди и недолюдки. Серые могут разве что тайно поддерживать, финансировать те или иные группировки, но сами «в пекло» не полезут; как уже говорилось, любого лишнего шума и риска для собственной жизни эти существа стараются всячески избегать.

Подобно абсолютным нелюдям, серые существа лишены вечности. Но, в отличие от первых, у многих из вторых монады ещё есть, но это не светлые и не тёмные, а именно серые монады. Они находятся где-то между добром и злом, а точнее ― за гранью добра и зла (но стремятся сесть сверху и на добрых, и на злых). И эти монады тоже не вечные. Может быть, они проживут много веков и десятки раз перевоплотятся ― но итог предрешён: абсолютная смерть, последняя смерть, полное уничтожение личности и сути навсегда. Ужас неизбежного конца подспудно живёт в каждом сером существе; оно старается гнать его от себя, страстно добиваясь материального успеха и ища всё более изощрённые и извращённые наслаждения. Но до конца это не удаётся.

На следующих ступенях своего «развития» серые существа уже сознательно понимают это, и принимают свой главный поведенческий лозунг: «Потом не будет ничего, и никогда уже не будет, а потому нужно взять от жизни всё и сразу ― лучше прямо сейчас, а если так невозможно, ― то как можно быстрее и легче». А поскольку эти двуногие существа к созидательному творчеству не способны в принципе, да и вообще трудиться не желают ― «эффективность» их деятельности состоит в том, чтобы разными способами и без больших усилий побудить других исполнять любые желания серых, даже самые извращённые желания. Это «эффективность» полных паразитов. Она не сводится только к добыванию больших денег, хотя на деньги эти существа очень падки, разумеется, и порой лучше других «нутром чуют», где бы их раздобыть побольше и желательно на халяву.

Джей Гулд, серое существо
Джей Гулд, финансист:
«Я могу нанять половину рабочего класса, чтобы убить другую половину».
Серый и его мышление…

Умственно развитые серые понимают, что самое ценное ― это власть, это возможность влиять на мысли, чувства, желания, убеждения и, разумеется, поступки других двуногих существ. Деньги ― это только один из инструментов власти, хоть и очень важный; но деньги ― не самоцель, а средство принудить других отдавать серому всё, что ему угодно заиметь, и делать для него всё, чего он только пожелает. Документы, ценные бумаги, социальное положение ― другие средства достижения той же цели.

Потому на таких деятелей не действуют аргументы вроде: «ну зачем тебе столько денег и всяких прочих ценностей, ведь с собою ничего не унесёшь, подумай, что останется на Земле после тебя». Сказать в ответ они могут что угодно, придумают буквально на ходу. Но на самом деле серых волнует только исполнение их собственных желаний ― сейчас и в обозримом будущем. Потом ― никто не знает, что будет потом, а ещё позже, в конце концов, не будет ничего. Во всяком случае, для меня не будет ничего, когда меня совсем не будет, а что будет для других и будет ли ― не мои проблемы. Примерно по такой логике они и мыслят, добавляя к ней кучу «вывертов», «диалектических и множественных философий», «относительных истин» и «стратегий». Всё, чтобы скрыть от других (а порой и от себя) свою подлинную сущность…

Изменение структуры личности серых существ, переход их в другой тип ― случается очень редко. Это крайне трудно, и результат обычно нестойкий. Скорее всего, получится неустойчивая структура личности, колеблющаяся между серыми и кем-то ещё.

Переход в серые других типов двуногих происходит не намного чаще; обычно серыми становятся умственно развитые недолюдконелюди и нелюди. Но серая структура личности хорошо наследуется, поэтому большинство серых и самые продвинутые серые ― потомственные уже во многих поколениях.

Обнаружить и распознать серых существ, как выше было сказано, очень сложно из-за их колоссальной скрытности, способности бесконечно лгать и притворяться, и разных других маскировок ― и физических, и иных. Противодействовать им ― ещё сложнее, и намного.

Численность серых относительно невелика. Полностью серых на всей Земле несколько сотен тысяч, отчасти серых ― ещё несколько миллионов. Но их влияние, мягко говоря, количеству несоразмерно…

Отчасти серые, или «обсеренные»

Это двуногие различных типов, попавшие под влияние серых существ, или же сами обладающие некоторыми качествами серых. Они редко превращаются в настоящих серых, но могут «брать с них пример», воспроизводить серый образ мышления и модель поведения. Человеку неприятно общаться с обсеренными: они «скользкие», не смотрят в глаза, льстят, изворачиваются. Конечно, они стараются притворяться и производить хорошее впечатление ― но это у них не получается так мастерски, как у серых. Неуспешные в жизни обсеренные недолюдки ― как правило, мелкие ничтожества, готовые продаваться за гроши. Успешные, добившиеся богатства и власти ― опасны почти так же, как серые; чаще всего они оказываются самыми послушными марионетками в серых руках.

Чужеро́жденные

Чужеро́жденный ― это тот, кто изначально был создан не человеком Земли, а кем-то другим, кто свою первую жизнь прожил не в этом мире и (или) не в человеческом теле. А теперь живёт в человеческом теле среди людей, внешне может ничем не выделяться, но внутренне остаётся иным.

Чужерожденных можно сравнить с беженцами и эмигрантами. В силу разных причин и обстоятельств они вынуждены жить не на своей Изначальной Родине, а в других краях и в другом обществе, в которое пришельцам очень трудно (а порой и невозможно) в полной мере встроиться, интегрироваться.

Но их миграция совершилась не в пределах одной жизни, а между жизнями. Множество населённых миров погибли, и все эти существа не смогли более родиться там, где жили раньше, ― стало негде и не от кого. Для многих из них эта Земля стала единственным местом, в котором была возможность родиться в теле разумного существа. Но никакое место на этой планете не стало (и не станет) их истинной Родиной.

Одни из них осознают, другие только чувствуют, что у них нет Родины на этой Земле. Некоторым кажется, что их Родина ― вся Земля. Но только не страна, не государство. В любом случае, для чужерожденного все здешние государства ― одинаково чужие; и он сам чувствует себя чужим даже там, где родилось его нынешнее человеческое тело. Для него любая земная страна будет только страной проживания.

Поэтому чужерожденные чаще, чем другие типы, уезжают жить в другую страну, становятся эмигрантами ещё и ещё раз. Ностальгии по прежним местам жительства они почти не испытывают. Ностальгия по Изначальной Родине проявляется у них как подспудное щемящее чувство, как тоска по чему-то недостижимому или утраченному ― потому что большинство их не помнит своих прошлых жизней, а тем более ― свою первую жизнь.

Живя долгие годы, а часто ― и многие жизни среди людей, чужерожденные в значительной мере перенимают от них образ мыслей и структуру личности. Поэтому тип «чужерожденный» в чистом виде встречается редко. Как правило, он смешан с другими типами. Попадаются чужерожденные нелюди, чужерожденные недолюдки, чужерожденные инолюдки, чужерожденные сверхчеловеки. Чужерожденный людь почти не встречается, чужерожденный человек встречается редко ― а если и встречаются, то это неустойчивые структуры личности, ибо людской образ мышления на чужерожденных «не приживается».

Несмотря на всё это, большинство чужерожденных находит себе место в человеческом обществе. Их способности, склонности и занятия могут быть самыми разными. Поскольку изначально чужерожденные были разными существами из разных миров, и потом каждый из них прошёл свой особенный опыт ― трудно что-то сказать о чужерожденных вообще, у них большое разнообразие. Общее, пожалуй, только то, что они по сути своей остаются здесь чужими, полностью земными человеками стать не могут, как бы ни сложилась их жизнь в этом мире.

Зо́мби

Эти двуногие существа реально не принадлежат себе, они ― рабы «идеи» или «хозяина». Причём это рабы, не осознающие своего рабства или же принимающее это состояние как должное и правильное.

Рождение зомби ― большая редкость и аномалия; в большинстве случаев такими становятся, а не рождаются. Чаще всего зомби получаются из нелюдей, инолюдков, человеков, неустойчивых и смешанных типов, иногда даже, как это ни печально, из сверхчеловеков. Недолюдки, люди, чужерожденные и серые менее подвержены зомбированию.

Самый древний метод зомбирования ― религиозный ― до сих пор остаётся самым действенным. Другие способы ― с использованием гипноза, психоактивных веществ или магических средств ― даже если они быстрее и вернее сработают, то в результате получится довольно примитивный раб, которому можно поручить разве что тяжёлую физическую работу или сексуальное обслуживание; вряд ли он будет способен к высококвалифицированному труду.

Человек или сверхчеловек, превратившись в зомби ― религиозного фанатика, почти всегда сохраняет интеллект, профессиональные и социальные навыки, физическое здоровье. Часто даже может здраво рассуждать и вести себя вполне адекватно ситуации, если только дело не касается его «священной идеи» ― зомбиде́и.

У некоторых зомби (чаще всего у зомбированных инолюдков ― зомби́нолюдков) есть такая зомбиде́я, что якобы они ― особо избранные, посвящённые, иные, а потому им можно не только скрывать свои знания от «непосвящённого простонародья», но и без зазрения совести обманывать «неверных» ― это не грех. Такие «духовные деятели» очень хорошо прикидываются обычными людьми; у некоторых из них есть не только физическая и социальная, но и магическая маскировка. Этих зомби распознать не проще, чем серых. В своём «хитроумном» поведении продвинутые зомбинолюдки весьма схожи с серыми, но отличаются тем, что серый никогда не будет что-то делать (а, тем более, рисковать собственной жизнью) ради безумной зомбидеи. А зомби ― будет; и трудно сказать, кто из них опаснее! Если один дьявольски хитёр, во всём ищет собственную выгоду, ― но при этом труслив, очень боится за собственную жизнь, рационален и довольно предсказуем, то другой ― непредсказуем совершенно; даже если знать его зомбидею ― так многие зомбидеи неоднозначны по смыслу и допускают самые разные толкования ― а значит, совершенно по-разному применяются на практике.

Зомбидея может быть не только религиозной, но также социальной, политической, сексуальной, психологической, экологической, традиционной или ещё какой-нибудь. Даже совершенно бредовая сверхценная идея, придуманная психически больным, порой завладевает умами других и становится зомбидеей. Результат ― практически тот же…

Но как бы ни маскировались идейные зомби, как бы они не прятались среди людей и прочих двуногих, одно выдаёт их почти всех: нелогичная, острая, неадекватная, порой даже буйная реакция на оскорбление их зомбидеи. Некоторые зомби из-за того, что в далёкой от них стране кто-то хлёстко сказал про их «святое» (причём сказал не им и не при них) или нарисовал смешную картинку, ― готовы немедленно туда ехать и убивать, убивать, убивать «хулителей», ― даже ценой собственной жизни. Другие на такую крайность не решаются, но зато из проповедников «мира, добра и терпения» могут мигом превратиться в злобных ненавистников, как только чьё-то слово заденет их «чувства».

Этим идейные зомби отличаются от верующих человеков и сверхчеловеков. Человек на оскорбительные слова, если они не про него и не ему говорятся, ― не реагирует так буйно; чаще он думает что-то вроде: «если там кто-то хулит Бога ― вот с него Бог и спросит за слова и за дела; я это не буду ни слушать, ни смотреть, ни думать об этом ― и мне ничего от этого не сделается, а уж Богу тем более». Продвинутые идейные зомби способны долго сдерживаться и притворяться, но несознательные реакции мозга и тела на оскорбительные изображения и звуки их всё равно выдают.

Другой подтип зомби ― это недозомби, зомбированные недолюдки. У них сохраняются почти все пороки недолюдков, которые были присущи им до зомбирования; религиозная или иная зомбидея, которую они не только на словах принимают, но и на деле готовы продвигать и защищать, ― как правило, не делает их человечнее. А часто эта самая зомбидея служит прекрасным оправданием для любых поступков недозомби ― даже для самых страшных преступлений.

Ещё один подтип ― жёлтые женщины. Эти существа женского пола очень озабочены целомудрием и нравственностью, ― но не своей, а чужой. Всюду видят разврат, стыд, позор, грязь, мерзость; частенько помешаны на чистоте. У них нередко бывают не только психологические, но и физиологические, и психиатрические проблемы.

Переход из зомби в другую структуру личности весьма затруднён, и обычно в результате получается очень неустойчивая и проблемная личность. Но бывает и хуже. Нередко зомби сильно разочаровывается в одной идее или религии, очень переживает из-за этого, ― но вскоре становится столь же фанатичным приверженцем другой, и начинает рассказывать, как он раньше «служил силам тьмы», а теперь, конечно же, «служит силам света». У некоторых такие «переходы» происходят даже не один раз в жизни.

Ещё хуже «переход на тёмную сторону силы». Избавившись от «подавляющего идеологического влияния», эти двуногие приходят к некому «сатанизму», начинают умышленно делать «зло ради зла», даже если им самим нет никакой пользы или выгоды от этого. Через это деградация структуры личность совершается очень быстро ― всего за несколько лет или даже месяцев сверхчеловек может превратиться сначала в зомби, а потом в нелюдя.

Неустойчивые, переходные и смешанные структуры личности

Не всегда двуногое говорящее существо можно однозначно отнести к одному из вышеназванных типов структуры личности. Как в процессе развития, так и в процессе деградации структуры личности переход из одного типа в другой обычно происходит не моментально, он может занять месяцы и даже годы жизни. Потому может встретиться, например, человеколюдь, постепенно становящийся человеком, или вполне устойчивый людь, в котором ещё остаются примеси недолюдка.

Бывает и так, что вместо устойчивого развития или однозначной деградации личности начинаются колебания то в одну, то в другую сторону. Такие типы могут «колебаться» под влиянием внешних обстоятельств и внутренних психологических проблем от нелюдя до людя, или от недолюдка до сверхчеловека, например. Это самые непредсказуемые личности. От них не знаешь, чего ещё ждать, не угадаешь, как они поведут себя в той или иной ситуации ― часто они и сами не знает, чего ожидать от себя.

Чаще всего сильно неустойчивый тип получается, когда человек или людь приобщается к алкоголю, наркотикам, другому дурману или азартным играм. И в трезвом, и в нетрезвом состоянии такое двуногое существо начинает мыслить и вести себя то как человек, то как недолюдок, то вообще как нелюдь. Структура личности ломается, начинает колебаться в нижнюю сторону, ― но отнюдь не в верхнюю. Если недолюдок пристрастится к дурману, он так и останется недолюдком: людские, а тем более, человеческие качества в нём проявляться не начнут. Максимум он сможет быть «по пьяни немного добрым», и то на словах, а не на деле. Нелюдь, попробовав «дури», становится ещё более опасным для окружающих, окончательно теряет способность сдерживать себя и возможность стать хотя бы недолюдком.

Реже структура личности становится неустойчивой из-за пережитых психических и физических травм, семейных и общественных трагедий, сильных депрессий с потерей смысла жизни. Возможно и рождение двуногого существа с уже неустойчивой структурой личности.

У других структура личности более устойчива, но при этом представляет собой смесь разных типов, порой весьма оригинальную. Чаще всего экзотические типы смешиваются с основными, например, инолюдок со сверхчеловеком или серый с нелюдем; об этом выше уже было сказано. А вот сильно отличающиеся основные типы почти никогда не смешиваются между собой. Вряд ли может существовать, например, «гибрид» человека с нелюдем, или сверхчеловека с недолюдком.

Гиперчеловеки не принципиально не смешиваются ни с кем, иначе бы они просто не выжили. У Богочеловека, насколько я могу понять, тем более не бывает примесей других типов структуры личности.

Наследование, рождение, развитие и деградация

Человеками, людьми, прочими типами двуногих существ ― рождаются или становятся? Можно и родиться, и стать. И в пределах одной жизни, и на протяжении многих жизней может идти это развитие. Нелюдь может стать недолюдком, недолюдок может стать людем, людь может стать человеком, человек может стать сверхчеловеком, сверхчеловек может стать Богочеловеком… Но это, как правило, очень долгий и очень трудный путь.

«Большой прыжок вверх» ― резкое улучшение структуры личности ― происходит крайне редко. Нелюдям, недолюдконелюдям, недолюдкам и недолюдколюдям для такого нужно совершить какой-то подвиг на пределе их сил и возможностей, или вынести нестерпимую боль, ― да так, чтоб это было бескорыстно и во благо другим. У людей, человеколюдей и человеков, кроме этого, есть ещё возможность испытать «озарение», «катарсис», «моментальное просветление», после которого они очень быстро станут возвышенными человеками или сразу сверхчеловеками. Но даже если подобное произойдёт, неизвестно, будет ли результат устойчивым, не начнётся ли обратное «сползание» к менее человечной структуре личности.

Бывает и обратный путь ― деградация структуры личности, потеря человечности, превращение в недолюдка и нелюдя. Эта деградация может протекать быстрее или медленнее, но возможен и моментальный срыв. Существуют поступки, категорически неприемлемые для человека, абсолютно противные его душе и совести: предательство, истязание беззащитного существа, мародёрство (не являющееся крайней необходимостью для выживания), изнасилование беспомощной или беременной женщины, или маленькой девочки… и ещё некоторые. И если кто хоть раз совершит один из таких чудовищных поступков, ― тот моментально станет нелюдем или, в лучшем случае, недолюдконелюдем. А в худшем ― абсолютным нелюдем; такое бывает, когда душа-монада порывает со своим существом, содеявшим такое немыслимое зло, и с ещё живым физическим телом, и будет постепенно создавать новое существо, и не скоро опять воплотится. А сорвавшееся двуногое существо останется нечеловечным надолго: на многие годы, на многие жизни, а если оно стало абсолютным нелюдем ― то, скорее всего, навсегда, до полного и окончательного уничтожения такого существа. Абсолютные нелюди крайне редко исправляются и вновь обретают монаду.

Связана ли структура личности с расой, национальностью, страной проживания, религией или атеизмом? Напрямую не связана. Среди жителей самых разных мест и самого разного происхождения можно обнаружить все эти типы. Другое дело, что их доля, как уже было сказано, в разных местах, в разных народах и в разные времена существенно отличается. Причин тому много, это отдельная тема. Но в настоящее время нет такой нации, которая бы состояла только из человеков или только из нелюдей, например.

Велика вероятность рождения нелюдя, недолюдка или инолюдка от скрещивания дальних человеческих популяций ― например, африканцев с китайцами или индейцами Южной Америки, европейцев с аборигенами Австралии, индусов с иннуитами и так далее.

Наследуется ли структура личности? Как правило, да. Если и папа ― нелюдь, и мама ― нелюдь, то их дети почти наверняка родятся тоже нелюдями, редко ― недолюдками, почти никогда ― людьми или человеками. Но родятся ― не обязательно значит, что останутся такими на всю жизнь. В паре нелюдь-недолюдок, нелюдь-людь, людь-недолюдок, недолюдок-недолюдка возможны разные «варианты детей». Нелюдь с человеком… трудно даже представить себе, что они смогут долго прожить вместе. Скорее всего, у них вообще не будет совместных детей, либо родятся уроды, очень больные или умственно отсталые дети. Шансов на благополучное рождение человека мало.

От пары людей обычно рождаются тоже люди, иногда ― человеки, иногда ― недолюдки, редко ― сверхчеловеки. От двух любящих друг друга человеков обычно рождается человек, часто (особенно в последнее время) ― сверхчеловек, иногда ― людь. Человек со сверхчеловеком или два сверхчеловека ― приведут в этот мир, скорее всего, сверхчеловека или человека, которому немного осталось до перехода на следующую ступень. Подобная душа притягивает подобную при воплощении. Но изредка случаются и «аномалии» ― как говорится, в семье не без урода. Кроме того, рождение устойчивого человека или сверхчеловека возможно (как правило) в том лишь случае, если его родители по-настоящему любят друг друга, сохраняют верность и чистоту (как физическую, так и мысленную). А если не так, то тогда даже от пары сверхчеловеков запросто может родиться недолюдок.

Не говоря уж о том, что родительское воспитание сильнее всего остального влияет на последующие изменения структуры личности.

Проявляется ли здесь телегония? В значительной мере проявляется, причём не только через женщин, но и через мужчин тоже. Наследование структуры личности идёт не только и не столько через генетику физического тела, как иным образом. Потому могут повлиять не только интимные отношения, но и долгие прикосновения, объятия, поцелуи, иногда даже пристальный взгляд.

Я понимаю, что мои слова на эту тему могут вызвать резкую реакцию как со стороны «упёртых» консерваторов-традиционалистов, так и со стороны «бесстыжих и распущенных» прогрессивных либералов. А я не отношусь ни к тем, ни к другим, и вынужден заметить, что, во-первых, всё изложенное здесь является гипотезой, а не нравоучением. Во-вторых, не могу и не собираюсь кому-то что-то запрещать или кого-то принуждать, да и это тут бесполезно. В-третьих (и это главное) ― всё содеянное имеет свои последствия, хочется этого кому-то или нет, и рассказать о них считаю правильным.

На структуры личности будущих детей влияет не только первый половой партнёр ― не надо всё сводить к тому, что якобы женщина всех детей рожает только от своего первого мужчины; здесь всё намного сложнее, здесь не только физиологическое действие. Да, образ первого партнёра «отпечатывается» сильнее, но и последующие интимные связи оказывают влияние ― причём и гетеросексуальные, и гомосексуальные, и любого рода сексуальные действия. И даже «связи с самим собой», самоудовлетворение, ― если при этом видеть или представлять не своё тело или тело своей Половинки, а кого-то ещё, ― и такое может отразиться на структуре личности будущего ребёнка, даже ещё не зачатого. Аналогично ― если во время секса с одним представлять другого или думать о другом. Просто эротические картинки (и даже воображаемые мыслеобразы) ― слабее, но тоже влияют. И на мужчин, и на женщин, ― и трудно сказать, на кого больше.

Особенно опасны некоторые женщины-недолюдки ― душевно грязные, но сексуально привлекательные и стервозные. Некоторые человеки и сверхчеловеки могут даже разглядеть своего рода «блядскую печать» на их лицах. Если мужчина прикоснётся к такой особе или увлечётся ей, ― уже одно это может негативно сказаться на структуре личности его будущих детей. Даже если с этой недолюдкой дело до постели не дойдёт, и дети потом родятся от других женщин. Таких двуногих существ женского пола специально создали и использовали, чтобы воплотить в этот мир побольше нелюдей, недолюдков и уродов. Сделали это некоторые деструктивные существа. Кто, как и почему ― отдельный разговор. Существа мужского пола с такой же «деструктивной функцией» в отношении женщин и их будущих детей тоже присутствуют, но их распознать сложнее (чаще всего, это серые инолюдки).

Из-за этого человеколюдю, человеку или сверхчеловеку, желающему родить ребёнка с такой же человечной структурой личности, недостаточно найти себе подходящую пару, благополучную как по генетике, так и по структуре личности. Нужно ещё так соблюдать чистоту помыслов и чувств, как мало кто сейчас её соблюдает. Лучше ходить, опустив глаза, чтобы не глядеть на чужих красавиц и красавцев. Самому носить скромную и непривлекательную одежду (и женщине, и мужчине), чтобы в других не пробуждать вожделение или зависть. Не смотреть возбуждающие фото и видео, многие фильмы и почти все нынешние телепередачи. Если кого разглядывать или мысленно представлять, то только свою Половинку.

Кроме того, жить в современном крупном городе крайне нежелательно. В мегаполисе хоть как скромно одевайся, как ни старайся опускать и закрывать глаза ― всё равно, если на улице и в транспорте каждый день бывать в тесной толпе двуногих (в большинстве своём совсем не человечных) ― ауры так тесно перекрываются, что воздействие произойдёт и вопреки воле человека.

Поэтому придётся минимум за год-полтора до зачатия переезжать в деревню, ещё лучше ― в такую сельскую общину, где преобладают человеки, или в отдельный домик на отшибе на хуторе. В крайнем случае, можно жить на окраине малого города или посёлка.

Женщина обычно намного более чувствительна к «сексуальному сглазу», чем мужчина, особенно беременная или ослабленная болезнью. В первые две-три недели беременности и в последние две-три недели, и примерно такое же время после родов ― женщине-человеку или сверхчеловеку вообще не стоит без крайней необходимости бывать в местах, где «разные двуногие типы» толпами ходят.

Но и мужчина-человек может быть «испорчен» взглядом нечеловечной женщины; и это может повлиять на структуру личности его будущего ребёнка. Потому красивому телом мужчине ныне лучше прятать свою красоту от чужих ― так же, как и женщине.

При этом сама ткань одежды защитой от воздействия не является. Просто та или другая одежда может привлекать больше или меньше взглядов, и всё. Весьма сомнительна и защита с помощью амулетов и волшебных слов, к которой прибегают некоторые. Не уверен я и в том, что можно надёжно очиститься от последствий прошлого. А даже если можно, ― что толку, если потом загрязняться снова? Значит, существенная изоляция от большого и нечистого современного общества становится необходимой.

Это всё ― только чтобы с высокой вероятностью произвести на свет человека или начинающего сверхчеловека. Зачать, выносить, родить и вырастить сильного сверхчеловека с большими сверхспособностями ещё намного сложнее.

Родители ― генетически благополучные человеки или сверхчеловеки, когда копят силы на такого ребёнка или когда уже ждут ребёнка ― живут достаточно раздельно, ночуют в разных комнатах или разных половинах дома, и даже друг с другом наедине не раздеваются без надобности, чтобы до времени не соблазняться; и уж тем более других двуногих к себе не привлекают.

А когда то самое время приходит… безусловно, это личный выбор каждой пары, и я вовсе не желаю вмешиваться и навязывать что-то… но про два «основных варианта» и про плоды их всё-таки расскажу. Про День Любви и Ночь Любви.

Ко Дню Любви человеки обычно готовят себя, приводят свои тела в порядок, насколько могут ― чтобы выглядеть безупречно, чтобы быть полностью приятными друг для друга, чтобы День Любви запомнился им невероятным праздником. Готовиться нужно не только женщине (женщины это и так понимают), но и мужчине тоже ― чтобы целиком понравиться своей жене, чтобы ничем не разочаровать её.

В такой День Любви может быть зачат сверхчеловек, очень сильный по плотной Силе. Если это будет сын ― получится крепыш, богатырь, шустрый и смышлёный мальчик. Который потом вполне сможет хорошо овладеть как физическим, так и магическим оружием (или же другими орудиями). А дочка будет безупречной красавицей, и сможет потом стать матерью ещё многих сверхчеловеков, если с Пути Человека Доброго Семени не собьётся.

К Ночи Любви готовятся иначе. Некоторые пары сверхчеловеков изнуряют себя голодовками и тяжёлыми физическими нагрузками, чтобы вообще не испытывать вожделения и мутных чувств, а только чистую Любовь. Пытаются даже удержаться в состоянии «крепкой кристальной ясности», в состоянии «схимников», и в этом же состоянии зачать ребёнка (хотя сейчас такое крайне трудно сделать даже продвинутым сверхчеловекам ― это уже скорее для гиперчеловеков и Богочеловеков, а для прочих двуногих это практически невозможно).

Другие сверхчеловеки и человеки, которым подобное не под силу, стараются в Ночь Любви просто не разглядывать друг друга, делают всё в полной темноте или через отверстие в простыне, например.

В такую Ночь Любви может быть зачат сверхчеловек, сильный по тонкой Силе, уже от рождения или с ранней юности обладающий огромными сверхспособностями. Он может быть не таким сильным и красивым, как зачатые в День Любви, ― но в Ином мало кто сможет с ним сравниться. И может родиться даже гиперчеловек, переходящий в Богочеловека, хотя такие случаи сейчас буквально единичные.

По всем этим причинам человекам, сверхчеловекам и гиперчеловекам размножаться гораздо сложнее, чем другим типам двуногих. Не у каждого из них вообще есть возможность соблюсти все эти условия; те же, у кого она есть, ― редко могут себе позволить иметь много детей.

Да и не так сложно родиться с человечной структурой личности, как то, что будет потом. Что будет делать юный человек или сверхчеловек в сегодняшнем обществе «разных прочих» двуногих? Выживет ли он тут вообще? Сможет ли остаться собой, не деградировать? А даже если и сможет ― что он тут сумеет сделать, что в этом мире изменится к лучшему от его жизни и его деятельности? Вот же в чём вопрос…

Другие двуногие говорящие детёныши приходят в этот мир и живут в нём гораздо проще; надо ли удивляться тому, что человеки составляют незначительное меньшинство, а сверхчеловеки ― и вовсе ничтожную долю нынешнего населения Земли?.. И вот уже многие десятилетия их доля продолжает сокращаться.

Зато малоразвитые недолюдки в некоторых регионах плодятся как кролики ― им-то всех этих «человеческих заморочек» не нужно. Недолюдок прекрасно получается и без любви, от неуёмной страсти парочки таких же малоразвитых, или даже от искусственного оплодотворения. Нелюди и инолюдки ― реже, но тоже так зарождаются. Умственно развитым недолюдкам и людям обычно хватает ума предохраняться и планировать деторождение.

И от людей люди рождаются в почти любых условиях жизни, если есть хоть немного любви. А если нелюбовь ― появятся на свет недолюдки и нелюди.

С нелюбви и началась когда-то большая порча рода человеческого, продолжающаяся уже не одну тысячу лет и привёдшая сейчас к такой безрадостной «картине населения».

Краткая история деградации

Когда-то все были ясновидящими и непорочными гиперчеловеками, а другого типа говорящие двуногие родиться не могли. Все они хранили верность и чистоту, все они сразу и безошибочно находили своих Половинок, а какая Любовь у них была! Даже не с первого взгляда и до могилы; Любовь была всегда. Пары Половинок проживали вместе одну жизнь за другой, каждый раз рождаясь так, чтобы вовремя найти друг друга и никогда не расставаться. Любовь была вечная. Об изменах не было и речи. Чтоб зачать ребёнка не от своего суженого… такого никто и помыслить не мог.

Пары Половинок рождались в разных родах, но в одном народе или в родственных народах, потому полукровок в те времена не существовало. От Половинок-гиперчеловеков могли родиться только гиперчеловеки. Дети росли в окружении таких же непорочных, и деградация структуры личности была редкостью. Но если уж она случалась, и рождённый гиперчеловеком превращался в кого-то другого, ― гиперчеловеки ясно видели такое ухудшение структуры личности и не могли жить с деградантом. Он либо быстро исправлялся и снова становился гиперчеловеком, либо становился изгоем, отправлялся бродить по миру и не мог вернуться в свой дом и селение своё. А в иных селениях одни гиперчеловеки подавали милостыню изгою (но не дотрагивались до него), другие ― не хотели его даже видеть, слышать и разговаривать, молча отгоняли палками. Делавшие так поступали уже не по любви, и не совсем по совести.

Гиперчеловек, оставшийся гоем, не мог вступить в брак с изгоем ― в противном случае изгнание ждало и его тоже. Все дети изгоев и изгоек также становились изгоями; гиперчеловеки отвергали их.

И тяжелей всего бывало, когда из Половинок кто-то оказывался изгоем (родился ли от изгоя или при жизни стал ― не столь уж важно), а другой нет. Что было делать тому другому? Послушаться сердца своего, обрести счастье с любимым или любимой, ― но при этом тоже стать изгоем, навсегда расстаться с родными и друзьями, да ещё и опозорить их? И детей своих на ту же судьбу с рождения обречь? Или выбрать бремя одиночества, тогдашний путь монаха, ждать следующей жизни и надеяться, что тогда и он, и она сполна расплатятся за все ошибки-грехи, и снова родятся гоями в семьях гоев? Или обручиться не с Половинкой, а с другим таким же одиноким бедолагой, кого хоть и не любишь, ― но вроде и не противно с ним жить? И любой выбор имел последствия, и неизбежным стало страдание.

Большинство гиперчеловеков выбирали пожизненное одиночество; их души были ещё достаточно сильными, чтоб вынести это бремя. И даже среди первых изгоев многие одиночество выбирали; несмотря на деградацию структуры личности, Любовь и Воля в них ещё не угасли.

Но не все могли такое выдержать. К тому же определённые безобразные деструктивные существа немало постарались, чтобы разделить пары Половинок и заставить-таки человеков зачать детей не от настоящей Любви. А если супруги были гиперчеловеками, но не Половинками друг другу, и не любили друг друга по-настоящему, ― их дети часто рождались человеками, людьми, а иногда даже недолюдками; нередко и оставались такими во взрослом возрасте, совершали нечеловечные поступки и становились изгоями.

Гиперчеловеческое общество начало портиться и сверху, и снизу. Князья, оставшиеся без своих Половинок, первыми начали жениться на «относительно подходящих» девушках, потому что им требовались наследники. А у наследников повторялась та же ситуация, и с каждым новым поколением структуры личности становились всё менее человечными. С тех пор жениться по любви не может ни один король. Так стало возможным не только воплотить нечеловечное двуногое существо, но и дать ему власть над человеками.

А на дне тогдашнего общества, среди клянущих судьбу париев, презренных и неприкасаемых изгоев, всё было ещё хуже. Многие среди них уже не только без любви женились, но и вообще не хранили верность и чистоту ― а зачем, если дети изгоя и изгойки всё равно были обречены на такую же несчастную судьбу, как и родители. Некоторые неприкасаемые настолько обиделись на прогнавших их гиперчеловеков, что нарочно поступали им назло и вопреки их нравственным законам ― и становились нелюдями. В следующих поколениях стали рождаться нелюди, а потом и серые существа. Другие рождались человеками, но при жизни сильно деградировали.

Шли века, сменялись поколения, изгои и нечеловечные двуногие множились и множились. Некоторые из них стали нападать на человеков, грабить и убивать, похищать и насиловать женщин ― и от изнасилованных пленниц родились первые абсолютные нелюди, лишённые бессмертной души и страстно жаждущие всё успеть в своей единственной жизни.

Многие изгои уже не ходили с пустыми корзинами и не клянчили милостыню, но собрались в банды, вооружились, охотились на животных, а иногда и на людей. Потом у отверженных появились свои княжества ― двуногих на Земле тогда было ещё мало, свободных территорий много. Изгойскими атаманами и князьями часто становились те самые абсолютные нелюди, дети надругательства ― в них жажда жизни, деятельности и власти была сильнее, чем в других двуногих.

Отдельные стычки между человеками и нечеловечными двуногими переросли в настоящую войну, которая то затихала, то вновь разгоралась, и никто не мог окончательно победить. Многие человеки и не хотели лишний раз драться с этой нечистью, не желали уподобляться нелюдям в смертоубийственной жестокости. Потому предпочитали обороняться и отгонять нападавших, нежели биться до победного конца…

В результате случилось то, что случилось: изгои человеческого общества теперь правят этим миром и фактически устроили геноцид человеков, а человеки и сверхчеловеки стали угнетённым меньшинством на этой Земле.

Картина населения

Эти данные собраны мною в Ростове-на-Дону в разные дни 2017 года, в подземных пешеходных переходах у Центрального рынка, на площади Ленина, на проспекте Нагибина у ТРЦ «Горизонт»; немного также в автобусах и других местах, где всевозможные жители и гости города встречаются наиболее «случайно», и нет преобладания определённого возраста, профессии, социальной группы, убеждений и так далее. Потому и были выбраны эти места наблюдения, чтобы получить наиболее репрезентативную выборку из генеральной совокупности населения Ростова-на-Дону. Всего двуногих говорящих (и вроде бы даже разумных) существ отсмотрено 1694.

Доверительные интервалы с надёжностями 95 и 99 % считались отдельно для каждой структуры личности несколькими разными методами: распределение Пуассона (хи-квадрат), метод нормальной аппроксимации Вальда, откорректированный метод Вальда, метод Клоппера-Пирсона и метод Вилсона. Методы давали сходные результаты, затем я выбирал наиболее часто встречающееся число и округлял (в зависимости от величины) до 0,1, 0,5 или 1 %; с такой точностью границы доверительных интервалов для долей приведены в таблице ниже.

Это не вполне строгий метод, но пока что трудно сказать, какой закон распределения применим в такой экзотической статистике. Но при таком количестве отсмотренных, думаю, данные уже надёжные, и можно, например, говорить, что с вероятностью девяносто девять из ста доля недолюдков среди жителей нашего города будет от 37 % до 43 %. И только один шанс из ста, что во всём населении города она будет сильно отличаться от того, что я отсмотрел на примере 1694 двуногих, что недолюдков окажется меньше 37 % или больше 43 %. И можно сделать довольно печальный вывод о том, что недолюдков здесь больше, чем двуногих с любыми другими структурами личности, а вместе с близкими им недолюдколюдьми и недолюдконелюдями они точно окажутся простым большинством населения.

Данные исследования приведены в таблице и на гистограмме ниже. Возможно, я буду продолжать наблюдение; и чем больше будет общее количество отсмотренных, тем у́же будут доверительные интервалы и точнее вся картина населения.

Структура личности Кол-во Доля, % Дов. интервал 99 % Дов. интервал 95 %
от до от до
Серые 1 0,06 0 0,5 0 0,3
Недолюдконелюди 16 0,94 0,34 1,55 0,5 1,4
Недолюдки 682 40,26 37 43 38 43
Недолюдколюди 267 15,76 13,5 18 14 17,5
Люди 376 22,20 19,5 25 20,2 24,3
Человеколюди 101 5,96 4,5 7,5 4,8 7,2
Человеки 43 2,54 1,5 3,5 1,85 3,4
Возвышенные человеки 11 0,65 0,3 1,4 0,35 1,15
Сверхчеловеки 14 0,83 0,4 1,6 0,45 1,4
Инолюдки 60 3,54 2,5 5 2,7 4,5
Неустойчивые и смешанные 122 7,20 6 9 6 8,5
Итого 1694 100,00        

структуры личности ростовчан

Перспективы

Какая судьба может ожидать двуногое говорящее население, если им руководят, в основном, нелюди и умственно развитые недолюдки, если малоразвитые недолюдки размножаются быстрее остальных, при этом сверхчеловеки находятся под угрозой исчезновения, а гиперчеловеки ― в глубоком подполье? Вряд ли хорошая ― тут я настроен весьма пессимистически. Считаю, что нынешняя человеческая цивилизация уже находится на вершине своего развития или около неё, а дальше ― пусть не быстрая, но неизбежная деградация. Как это уже было с Римской Империей, да и не только…

В этот раз, однако, медленная деградация может в любой момент перейти в быструю катастрофу, ту или иную. Скорее всего, вирусную, ― то есть если раньше другого конца не случится, так осуществят глобальную биологическую диверсию. Когда?.. Вряд ли это можно предсказать. Может, через несколько лет. Может быть, через несколько десятилетий. Если больше ста лет до Катастрофы ещё остаётся, ― считайте, нам крупно повезло, но это маловероятно.

В такой общественной ситуации никакие новейшие технологии толком не помогут, а некоторые из них даже ухудшат положение дел (см. «Техника суеты…»). На древние религии надежды тоже нет; они создавались в далёкие уже времена и в совершенно другой ситуации, и в древних книгах не может быть решения современных проблем (как бы сторонникам их не хотелось обратного). Новые учения, которые недавно появились, и которые ещё появятся, ― не успеют завладеть умами значимой части населения.

И всё-таки это ― не худшее из возможного; самого худшего ― прихода к власти Последнего Тирана, ― по всей видимости, удастся избежать. Я здесь уже упоминал о планах организованных бесчеловечных двуногих привести к власти над всей нашей планетой одного сверхсерого ― Последнего Тирана, Князя Мира, Капитана Земли. Он бы мало что оставил и от человеков, и от живой природы.

Грядущая Катастрофа ― лучше, чем Последний Тиран, и я разумно принимаю её как меньшее из зол, как лучшее из реально возможного. Все гиперчеловеки, почти все сверхчеловеки, многие человеки и даже часть людей ― предпочтут умереть, нежели стать рабами сверхсерого, обречёнными жить в страшной неволе, из которой даже бежать абсолютно некуда. Ну а те двуногие, которые готовы поддержать Последнего Тирана, или которым просто плевать на всё, ― не достойны ли погибели?..

Конечно, ещё лучше, чтобы все двуногие на Земле объединились под властью не этого сверхсерого, а Богочеловека, гиперчеловека или, на худой конец, хотя бы умственно развитого недолюдка с лидерскими качествами, ― но одного на всех. Тогда и Катастрофы возможно избежать, и войны, и много чего ещё сделать. Но, увы… из-за последствий всего того, что было сделано и что случилось, такой вариант стал практически неосуществимым. Однако из оставшихся возможностей пока реализуются не худшие.

Кроме того, что не случилось самого страшного, в ныне сложившейся ситуации есть ещё один «плюс»: возможности миграции. Мигрантов на Земле ныне столько, сколько не было, наверно, со времён великих переселений народов. И ещё многие другие, если хорошо постараются, смогут эмигрировать в подходящую им страну и вступить в подходящее сообщество. Подходящее, прежде всего, по системе ценностей и образу мышления, а не «халявное тёпленькое местечко». Остальное ― вполне решаемые проблемы подготовки: заранее выучить язык, освоить востребованную там профессию и так далее.

Конечно, переселение не может быть самоцелью. Но и оставаться на прежних местах во что бы то ни стало ― не считаю правильным. Что же сделать теперь возможно, и как? Для человеков и сверхчеловеков я знаю шесть праведных путей, хотя бы теоретически проходимых. О них ― в «Технике суеты» подробнее. А на практике многие нынче в силах одолеть лишь один из них: путь отказа ― «путь монаха».

К двуногим других типов обращаться практически бесполезно. Нелюди и недолюдки такого просто не поймут и уж тем более не примут. Люди многое поймут, но в своей реальной жизни ничего менять не будут. Инолюдки всё это «диковинно переосмыслят», и невесть что будут делать ― либо тоже ничего не будут. Насчёт серых и прочих всё и так уже ясно, надеюсь.

Послесловие

В завершение хочу пожелать одно: внимательно присматривайтесь к окружающим Вас двуногим существам, особенно к их непроизвольным движениям, оговоркам и мелким поступкам, ― и постепенно нау́читесь их распознавать, и в большинстве случаев не ошибаться. Но не нужно спешить относить кого-то к тому или иному типу. Определять, кто есть кто, не всегда надёжно получается даже у ясночувтвующих, и даже у ясновидящих ― там тоже полно своих обманов и ловушек…

Если интересно, кто такой автор и почему он решил поведать миру всё это ― могу ответить: чужерожденный сверхчеловек с небольшой примесью инолюдка ― на пути монаха-вестника. Из-за состояния моего здоровья и ранее допущенных ошибок ― путь воина мне не одолеть; переход в гиперчеловека или, тем более, Богочеловека в этой жизни мне не светит; детей нет, и в этой жизни не будет (приёмных тоже нельзя). В Катастрофе навряд ли выживу (и на кой буду нужен выжившим?), да не факт, что до неё доживу. Терять, по большому счёту, нечего, когда эта жизнь уже провалена. Надеюсь хоть так помочь человеколюдям, человекам и сверхчеловекам правильно сориентироваться в нынешней ситуации в этом мире. Гиперчеловеки лучше меня всё это знают, но, по понятным причинам, молчат. Прочим двуногим никакие слова не помогут.

Всё вышеизложенное является мировоззренческой гипотезой автора-агностика, не противоречащей известным ему достоверным фактам. Это не вера и не наука. В настоящее время нельзя доказать, что это всё есть истина, что всё так и только так. Но утверждать, что автор просто выдумал всё это, будет неверно. Данную мировоззренческую гипотезу можно принять в качества рабочей гипотезы, либо не принять.