Ghost Zone

Иные

Нас Иные поймут.

Но поймёте ли вы

Тех, кто видит сквозь тьму

Зорким оком совы?

Кто черту перешёл,

Где возврата уж нет?

Кто границу нашёл,

Где кончается Свет,

И где стала прозрачной

Предвечная Тьма?

От такой правды мрачной,

Часто сходят с ума

Эти люди мирские,

Что беспечно живут.

Не они, но иные

Нас простят и поймут.

До конца

Духовным
сталкерам

Путь наш опасен,

Что говорить…

Выбор наш ясен:

Его проходить!

Печаль – не водица

Льётся в сердца:

Лишь единицы

Пройдут до конца.

Сколько нас было!..

Скольких уж нет:

Зона «сманила»…

Призрачный свет

Не помогает

Ночью идти –

Лишь ослепляет.

И нас не спасти.

Нас не спасти

Никому, кроме нас!

Нам не уйти:

Ни потом, ни сейчас.

Что нам даётся?

Брать на живца.

Что остаётся?

Идти до конца.

Чёрный маркер

На стекле рисует чёрный маркер

Карту мест, где горестей не счесть –

Зоны Смерти. Я – духовный сталкер.

Мне пройти возможно только здесь –

По Дороге Разочарований.

Понесу на собственных плечах

Эту ношу очень горьких знаний…

В Зоне не один уже зачах,

Но бывает страшно интересно,

Жутко так – хоть плачь, хоть волком вой!..

Нужно всё признать предельно честно

Перед Богом и самим собой:

Кто такой, зачем пришёл, откуда,

С чем пришёл, чего хотел за то.

Не надейся – не случится чудо,

А случится что-нибудь не то.

Непонятна этих мест природа.

Ставки здесь предельно высоки:

Или жизнь, и верная свобода,

Или смерть, и чёрные пески.

… На стекле рисует чёрный маркер

Карту мест…

Трясина

Невозможно стать собою прежним.

Прошлое нельзя переменить.

Плакать по несбывшимся надеждам

Бесполезно. Что тут говорить –

Надо жить, хоть очень неприятно:

Смрадный дождь, да вовсе не с небес!..

И одно мне только непонятно:

Как же я в трясину в Зоне влез?!

Может, это просто неизбежность:

Всем однажды сквозь неё идти?

Я – живой, хоть допустил небрежность.

Поднялся́ и лямки нацепил.

Gerhard Bakenhus Moorlandschaft 1920

Будет час

Будет час через три часа,

А пока ещё только десять…

Ставлю крест посреди кольца.

Ожиданье меня просто бесит.

Час не пробил и срок не настал,

Но ещё до восхода Солнца

Тихий шёпот в ночи меня звал,

И заглядывал призрак в оконце.

И осталось кольцо на стекле,

А внутри кольца – циферблат.

На рассвете – тень на столе;

На ней стрелки на часе стоят!..

Это – срок, это знак роковой:

Не избегнуть его, не исправить,

Не стереть тени ясной зарёй –

Разве крестик косой поставить…

Быль и небыль добрых и злых,

Что осталось и что пропало –

В перекрестьи путей роковых

Всё сошлось, и начнётся сначала.

Ледяная свеча

Ледяная свеча

Холодна–горяча.

Синеватым огнём

Светит ночью и днём.

Вырывается пламя

Из холодного льда,

Только лёд не растает

До конца никогда.

В тех краях даже солнце

Смотрит тусклым пятном.

Льдом рождённое пламя

Не накормит теплом.

Ни травы, ни деревьев –

Только скалы и лёд.

Ни села, ни деревни –

Там никто не живёт.

Там живут только духи,

И видно в ночи

Только звёзды, да свет

Нереальной свечи.

Moon over Observation Hill - view from East

фото Alan Light

Проклятые холмы

По мотивам баллады Дж. Китса

Зима всё вокруг заморозила,

Раскинулась снежная гладь,

Зачахла осока у озера

И пения птиц не слыхать.

А белка орешки собрала,

Наполнив амбар до краёв,

И тихо весны ожидала.

Но там, у проклятых холмов,

Весною весна не настанет,

Зелёный росток не взойдёт,

А рыцарь, что призраком станет,

В тоске безысходной живёт.

За что же такое проклятье

Постигло его навсегда?

Могу рассказать я вам, братья,

Что слышал от Странников Льда.

Есть участь страшнее могилы,

Язык, что опаснее жал.

Не битва его погубила –

Не меч, не стрела, не кинжал.

Нет, битва уже отгремела,

Он ехал с трофеем домой,

Вдруг видит: прекрасная дева

С распущенной белой косой

Стоит босиком у дороги

В холодной осенней грязи!..

Спросил: «Не замёрзли-то ноги?».

«Идти не могу. Подвези!»

«Ну надо ж, какая удача! ―

Подумал он тут. ― Ё-моё!

Бог любит меня, не иначе!

С трофеем возьму и её»

Он встал, подхватил незнакомку

И лихо всадил на коня.

И шустро поехал под горку.

Кого ж тут ещё обвинять?..

Она за него ухватилась,

Он чуял её аромат,

И сердце восторженно билось.

Он ночи холодной был рад:

Такую красавицу встретил,

Какую нигде не найти!

И даже вообще не заметил,

Как в сумерках сбился с пути.

Очнулся у входа в пещеру,

А дева уж слезла с коня.

Слова её принял на веру,

И оба легли у огня,

Что вечно пылал в этом гроте –

Без дыма и даже без дров!

Поддался желаниям плоти,

Что жгут жарче всяких костров.

«Пусти, я ещё не готова!» –

Сквозь слёзы просила она.

Но что значит де́вичье слово,

Когда её грудь так нежна,

Когда одинокий мужчина,

И долгой дороге конец –

Какая отказу причина?..

А после он спал, как мертвец.

Приснились поблёкшие люди,

Что руки тянули к нему,

Кричали: «Беги! Здесь не будет

Любви никакой никому!..

На этом уже погорело

Нас много, не смевших уйти;

И дева та – вовсе не дева,

А просто дерьмо во плоти!».

Но вовремя он не проснулся,

Из плена её не сбежал.

Однако ж не умер. Очнулся.

На мёрзлой земле он лежал –

У льдины, средь мёртвой осоки.

Над ним – лишь туман в вышине…

Вампирка все выпила соки,

И тело бесплотно вполне,

И будет бродить там в печали

Бог знает ещё сколько лет!..

Трофеи же вовсе пропали:

От них даже призраков нет.

The Banshee

Нет
дороги назад

Сталкерский пересказ
песни Т. Муцураева

Жизнь к финалу идёт,

Дальше рай или ад.

День на небе зажжёт

Твой последний закат.

Вспомнишь пройденный путь –

Только будешь ли рад?

Это времени суть:

Нет дороги назад.

Нет дороги назад!

То, что ты не успел,

То тебе не сказать,

Как бы ты ни хотел.

Всё, что ты потерял –

То уже не найти…

«Нет дороги назад» –

Шепчет голос в ночи.

Ты остался один –
в Зоне, в страшной ночи.

Эта ночь проведёт

Через сотни преград;

Это значит – вперёд

И ни шагу назад!

Здесь не будет наград.

Здесь не слава манит.

Нет дороги назад.

Всё в ночи замолчит.

Странный розовый свет

Пробивает туман…

Это сон или бред?..

Правда где, где обман?!

Зону в жизни короткой

До конца не понять.

Словно чёрт из коробки

Вырывается Хвать!..

Шевелиться нет сил.

Как иголка в висок.

Он тебя подхватил

И швырнул на песок,

А затем вдруг исчез.

Свет внезапно погас.

Впереди мёртвый лес,

А над ним красный глаз,

А над ним Млечный Путь,

Яркий звёздный парад.

Ты решил: будь что будь,

И послал Хватя в ад…

Что тебе суждено?

Тут судьба наугад.

Ясно только одно:

Нет дороги назад –

К прежней жизни мирской,

К той тропе под горой…

Heavens Above Her

фото Ian Norman

Переходная
Зона

Отпустила смертельная Зона?..

Неприметной заросшей тропой

Я спускаюсь с последнего склона.

Аж не верится: здесь – и живой!

Вряд ли многие тут побывали:

Никаких следов не видать…

Да, я всё-таки смог. Но едва ли

Захочу это вновь испытать.

Слышу писк высочайшего тона,

С ультразвуком на грани уже.

Что же здесь?.. Переходная Зона.

Снова Зона… Но легче душе:

Здесь пути и чисты, и открыты,

Даль видна под ясной Луной.

Позади – раскалённые плиты,

Впереди – дорога домой.

Саврасов. Лунная ночь. Болото (1870)

Яснозона

Яснозона. Всё чисто и ясно.

Я один – здесь помощников нет.

Может, всё это было напрасно?

Может, это лишь сон или бред?

Непохоже… Конечно, обманов

Было много; от них не уйти.

Но ведь я не пропал средь туманов,

Я же смог аж сюда доползти?

Значит, верно я знал направленье,

Верно чуял загадочный Путь…

Всем в начале – мечта и стремленье,

А в конце – только горькая суть.

Kõnnu Suursoo. 10

фото Aleksandr Abrosimov