Призрачная Зона

Время „Ч“

Четыре в комнате угла,

И на часах часа четыре.

В четверг, четвёртого числа,

Четыре чёртика чертили

Углём на вычурной стене

(Когда-то безупречно белой).

Картина показалась мне

Задумкой, безусловно, смелой.

В чертоге чёрные врата,

Чертополох левее их,

А ниже – чёрная черта,

Что отделяет нас от них…

Четыре ночи. Ни черта

В окно не вижу, хоть убейте.

Кругом такая чернота,

В которой и бывают черти.

И думаешь в таком ключе:

Что было – больше непригодно.

Так наступает «Время „Ч“».

А после будет что угодно.

Кровавая Луна

Кровавая Луна горит перед рассветом.

Прохладной ночи грань и призрачного дня.

Там мир или война? Кто ж ведает об этом?..

Ты только в Сумрак глянь на грани тьмы и сна.

Есть в Сумерках Судьбы и беды, и удачи.

Есть тайная тропа, что сохранит тебя.

Не жалует Судьба решивших жить иначе!

Мирские об Иных не плачут, не скорбят.

2015-09-28 04-16-47 eclipse-lune

фото Thomas Bresson

Снова!

Снова мир возбуждён, разделён –

Да и был ли когда-то един?..

Вновь под шёлк разноцветных знамён

Собираются толпы люди́н.

Да, люди́н – не совсем уж людей:

Не вполне человечьи их лица!

Мирный воин? Святой злодей?

Целомудренная блудница?

Каждый верит в правду свою,

И готов убеждать ударом,

Чтоб ресурсы добыть в бою –

Ведь никто не отдаст их даром.

Ничего никто не отдаст,

А у всех скоро будет нехватка

И еды, и воды. Бог подаст?

Да, а дьявол возьмёт без остатка!

2014-08-16 Demonstration Jesiden Eziden Aleviten Kurden in Hannover gegen die Terrorgruppe Islamischer Staat (IS), (313)

фото Bernd Schwabe in Hannover

Кромка льда

Города, города

По-над кромкою льда.

А за кромкой вода

Непрозрачно-тверда.

Небосвод закопчённый

Поглощает весь свет.

В тусклом зеркале чёрном

Отражения нет.

И кричит проповедник:

«Счастье будет в раю!»,

И не хочет он ведать,

Что уже на краю.

И не ведают жители

Тех городов,

Что ушли их хранители!

Грохотом льдов

Приговор оглашается.

Время бежит.

Но никто не раскается,

Веруя лжи.

Льды не выдержат тяжести.

Скоро конец.

Со всем этим не вяжется

Пышный дворец,

Что построили в городе

Самом большом,

Где устроили оргии

Ради богов,

Где безумные пьянки

Могут длиться всю ночь…

Уходи с той гулянки,

Человек добрый, прочь!

Потому что не ведают

Эти люди пути.

Ибо скоро отведают

Яда. Их не спасти!

Потому что спасение –

Отказаться от «благ»,

И уйти без сомнения,

И оставить свой страх.

… В городах лампы светят,

А за кромкою – тьма.

Ничего не заметит

Их богиня Зима.

Даже ей не увидеть

В толще воды

Через льдистое крошево

Знаки беды.

Rear view of nude woman standing in front of a window

Час незнаемый

Этот час придёт как вор,

И никто не будет ждать.

Были войны, глад и мор…

А чему ещё бывать?

Этот час придёт в ночи –

Впрочем, где-то будет день.

Затаился и молчит,

Словно призрачная тень.

Может, кто-то про Конец

Знает более конкретно,

Ну а к остальным песец

Подкрадётся незаметно.

Graffiti in Fallujah (5)

фото Mahmood Hosseini
(Tasnim News Agency)

Каждый
делает своё

Вот охотник взял ружьё

И пошёл тропою дальней…

Каждый делает своё,

А конец всегда печальный.

Вот барсук, что на пути

Неудачно оказался.

Бах – и зверя не найти,

Лишь патрон лежать остался…

Вот охотник на людей

Вышел на тропу войны:

Не уйдёт живым злодей,

Прикопают у сосны.

Он охотник – он же дичь.

Он герой, и он – палач.

Только, милая, не хнычь!

Моя девочка, не плачь:

Жизнь – не сказка для детей,

Мир – совсем не райский сад;

И не только для людей

На земле устроен ад.

Вот – щенок, и вот – ведро…

Кто там смерть его заметит?

Кто-то в жизни за добро

Непременно злом ответит.

Для чего детей рожать,

Зная, как устроен мир?

Нам – страдать и умирать,

А злодеям – буйный пир!

… Только молится дурак,

Чтоб с небес маца свалилась.

И настал кромешный мрак,

Только солнце закатилось.

Captured ISIS fighter in Saladin Governorate (6)

фото Ahmad Shamlo Fard
(Tasnim News Agency)

Последний Тиран

Одному идти ночной дорогой…

Рядом пропасть – не увидишь дна!

За ошибки кара будет строгой,

И за всё расплатишься сполна,

И не спросишь у других совета –

Лживы их уста или немы…

Затерялся тонкий лучик света

В каменной пустыне среди тьмы.

Но пока отчаиваться рано.

Небо ясно и звезда светла.

Нет ещё Последнего Тирана,

Нет того исчадья лжи и зла,

Что сумеет взять рукой железной

Власть, и Всеимперию создать.

Ну а после – будет бесполезно

Бастовать, просить и выступать.

И серый лик да взгромоздится

На сверхвысоких этажах.

И страх застынет на всех лицах,

Но будет некуда бежать –

На всей планете будет царство,

Какого мир ещё не знал.

И будет страшное коварство!..

Всех непокорных – наповал

Убьют, не дав им даже пикнуть,

Не дав молитву прочитать.

Придётся перед злом поникнуть –

Или придётся помирать.

… Времена, которые не были.

Может быть, и вовсе не придут.

Ну а ныне… дыма тучи… пыли…

Взрывы да пожары там и тут.

За погибших мне, конечно, больно,

За кричащих от ожогов, ран…

Что случится, я приму достойно –

Лучше Катастрофа, чем Тиран!

Я пока живой и целый вроде,

И не пожалею ни о чём.

Лучше умереть, да на свободе,

Чем пожить ещё, побыть рабом.

* * *

Всего лишь цифры: год да день,

Минута, час…

И жизнь – всего лишь смерти тень

Теперь для нас,

Когда уже не сон, а явь –

Безумство Сил.

Их человек, едва узнав,

Своими объявил,

Но «птица» вырвалась из рук,

Как враг из тьмы.

И не избегнуть страшных мук –

Виновны мы.

Пуста дорога, и не слышен

Шум колёс…

Я не хотел, чтоб снова ветер

Смерть принёс.

Pripyat-today

* * *

Снега́, огонь, вода и первый страх.

Пройти, пролезть, проплыть – преодолеть.

Днём, ночью, на равнине ли, в горах –

Так устоять и, может, уцелеть.

Не каждый ведь останется живым.

Не всякий сможет умереть героем.

Но всё былое превратится в дым

И прах пред этой огненной стеною.

Лишь Истина, как золото в золе,

Останется нетронутой огнём.

Взойдёт трава на выжженной земле

Когда растает снег весенним днём.

Выжившим

О, вы, живые среди праха!

В дни смертоносных перемен

Пусть будет воля выше страха:

Ведь вам теперь стоять взамен

Всех тех, кто просто не дожили,

И не сумели, не дошли…

Лишь вы сильнее бедствий были.

Я так хочу, чтоб вы смогли

Не дрогнуть впредь, не ошибиться,

Бразды не выпустить из рук,

Испить воды живой с криницы

И не испить вновь прежних мук!

An Australian soldier with Task Group Taji inspects Iraqi soldiers during CRBN training