А все ли люди — человеки?

Типология и классификация двуногих, говорящих и вроде бы даже разумных существ. Редакция апреля 2019 года, уточнённая, частично переработанная и дополненная. Портреты и другие иллюстрации перевёрстаны и улучшены, несколько иллюстраций и примеров добавлено.

Одинаковы ли по своей внутренней сути, равны ли друг другу реально и по сути (а не только внешне и по бумагам) все те существа, что живут в человеческих телах в этом мире? Только ли внешние обстоятельства делают «добрых» и «недобрых» людей, или же существует то, чем внешне схожие принципиально отличаются внутри?

В поисках ответов на такие вопросы была написана данная мировоззренческая рабочая гипотеза о типах структур личности существ, живущих в физических телах биологического вида Homo sapiens sapiens. Данная гипотеза не является статичной, но развивается по мере того, как новые факты становятся известны и уясняются новые закономерности. Гипотеза не противоречит той части реальности, которая достоверно известна автору, но на сегодняшний день не может быть строго научно доказана, равно как и опровергнута.

На фотографиях показаны типичные лица двуногих с той или иной структурой личности, которые попадались мне в Википедии, на Викискладе и на других сайтах. Всех этих деятелей уже нет в живых, но каждый из них сумел проявить свою структуру личности в конкретных деяниях — и тем стал известен миру. Но не стоит бездумно ассоциировать изображённых с их потомками, прочими родственниками и другими ныне живущими: их структуры личности могут быть и такими же, и совершенно иными. Внешнее сходство не всегда означает сходство структур личности.

Основные типы

Существует основная последовательность развития (либо, наоборот, деградации) структуры личности двуногих, говорящих и вроде бы даже разумных существ. В порядке возрастания человечности это:

Развитие структуры личности обычно происходит в этом порядке, а её деградация — в обратном.

Более 90 % современных двуногих относятся к одному из этих типов, остальные — к экзотическим, смешанным, переходным или неустойчивым типам структуры личности (о них будет сказано далее).

Не́люди

Имея человеческое тело, представители этого типа обладают совсем не человеческой структурой личности, — но обнаружить это очень трудно, так как большинство их умеет очень ловко притворяться, играть, казаться, обманывать окружающих. Но на самом деле нелюдям совершенно чужды человеческие совесть и стыд, сострадание, сочувствие, тем более — настоящая любовь и верность. Они этого органически не понимают, поскольку сами никогда в жизни не испытывали таких чувств, и не желают испытывать, а всех «нравственно озабоченных» людей и человеков нелюди считают «недоразвитыми», «безмозглыми неудачниками» и «лохами».

Всякий нелюдь легко может пойти на любое предательство, коварство, обман и подлость — не испытывая никакого внутреннего сопротивления ни до, ни во время, ни после. У каждого человека или людя, и даже у недолюдка, каким бы жестоким и порочным он ни был, — всё-таки есть какая-то черта, которую нельзя перейти ни в коем случае. Нельзя просто потому, что нельзя, что это абсолютно неприемлемые поступки, совершив которые, человек не сможет остаться человеком. А для нелюдей такого предела нет. Нелюдь, при «подходящих» обстоятельствах, может сделать что угодно и с кем угодно. Это даже не животное в человеческом обличье, а гораздо хуже. Любой хищный зверь проявляет жестокость и злобу, добывая пищу или защищаясь; реже — из-за половой страсти. А среди нелюдей встречаются самые жестокие насильники, садисты, сексуальные маньяки, военные преступники, палачи и просто наёмные убийцы — такие, как Чарльз Ха́ррельсон.

Charles Harrelson
Charles V. Harrelson

Это был умственно развитый и практически неисправимый нелюдь, который отнял три жизни, чтоб получить деньги, и никак не останавливался, пока не оказался в тюрьме максимально строгого режима без права выхода.

Неадекватные нелюди лишены не только совести, но часто даже логики: их деструктивное поведение совершенно непредсказуемо и потому крайне опасно, они легко могут убивать не ради выгоды и не из мести, а неизвестно для чего и почему. Для них характерна несоразмерная жестокость, иногда — совершенно немотивированная агрессия; часто — патологическая алчность и жадность. Нелюди-садисты способны причинять любые страдания любым живым существам — даже без всякой надобности, просто ради развлечения.

При этом нелюди проявляют свою силу и ярость лишь перед слабыми и беззащитными, а перед более сильными и властными существами они же жутко тру́сят, лебезят и раболепствуют.

Среди нелюдей выделяются абсолютные нелюди — те, у кого истинная бессмертная душа (монада, высшее «Я») вообще отсутствует. Благодаря наличию множества других тонких тел (порой от эфирного до интуитивного), они, тем не менее, способны к перевоплощению — могут много раз рождаться и в этом, и в других мирах, прожить десятки жизней. Но всё равно не вечно — раньше или позже их постигнет абсолютная смерть — необратимое полное уничтожение сущности. А для некоторых абсолютных нелюдей и нынешняя жизнь окажется последней. Они это редко осознают, но почти всегда подспудно чувствуют. Так же где-то в глубине себя они ощущают свою неполноценность по сравнению с человеками, людьми и даже недолюдками, и желают показать своё превосходство хоть в чём-то. Потому абсолютные нелюди отчаянно торопятся успеть исполнить любые свои желания — даже самые извращённые, просто немыслимые для человека — любыми путями, вообще не считаясь ни с кем и ни с чем. И в этом они близки к редкому, но самому опасному типу двуногих — серым существам.

Например, абсолютный нелюдь Джерард Шефер, «придурок из Флориды», убивал девушек, загоравших обнажёнными, решив «наказать их за испорченность».

Джерард Джон Шефер Джр.
Gerard Schaefer

За два доказанных убийства этот нелюдь сел пожизненно, недоказанных могло быть намного больше. И потом спокойненько так рассуждал: «Помню, как одна шлюха захлебнулась в собственной рвоте, пока наблюдала за тем, как я потрошу её подружку. Не уверен, можно ли считать это как убийство. А беременную бабу можно посчитать как двойное убийство? Ох, сколько нюансов!..». Похоже, он никогда не испытывал ни малейшего сожаления или раскаяния в содеянном — абсолютные нелюди на это практически не способны. В конце концов, этот «нравственный выродок» получил своё: кто-то в тюрьме перерезал ему горло, возможно — другой такой же нелюдь. Но сколько ещё таких свободно ходит по этой Земле?..

Полагаю, доля нелюдей среди населения может быть от одного на десятки тысяч до нескольких процентов. В разных обществах и в разные времена она сильно различается.

С нелюдями нельзя договориться — каждый из них играет по собственным правилам, меняя их по ходу игры. Тем более бесполезно (вернее, даже вредно) пытаться с ними спорить, их переубеждать, уговаривать стать хорошими людьми, взывать к их душе и совести. С таким же успехом можно уговаривать волка пожалеть зайчика. Человечные отношения с нелюдями или между нелюдями попросту невозможны.

Нелюди признаю́т только силу. И то — изобразив покорность и подчинившись воле более сильного, умные нелюди тут же начинают выдумывать всевозможные хитрости и подлости, чтобы коварным обманом или манипуляцией сознанием (некоторые из них большие мастера в таких делах!) взять то, чего не удалось добиться грубой силой.

При этом некоторые нелюди громче всех кричат о правах человека. Подсознательно чувствуя свою ущербность человечности, они таким образом её «компенсируют», очень болезненно реагируя на любое «ущемление», реальное или мнимое. Если бы человеки могли ясно видеть, распознавать нелюдей — сказали бы такому «оратору»: «сначала сам стань человеком в полном смысле этого слова, потом уже говори о правах и свободах человека и чего-то требуй для себя». Но большинство нелюдей вовсе не желают становиться человеками, прилагая к тому неимоверные внутренние усилия, — им хочется опустить человека до своего уровня, установив на свой лад «равенство и справедливость». Иногда для этого используются разные ужастики и идеи всеобщей греховности — нелюди-пропагандисты приписывают всем остальным двуногим собственные мерзости, показывая, «до чего может опуститься человек». Им так легче жить — считая, что при определённых тяжёлых условиях жизни всякий поступил бы так же подло.

Умственно развитые нелюди уже сознательно манипулируют идеями свободы и равенства, чтобы подчинить себе людей. Эти деятели осознают, что в условиях либерально-демократического общества нелюдь, способный бесконечно врать, притворяться, продаваться, предавать и лицемерить — достигнет бо́льших успехов, скорее получит власть и деньги, чем человек, не могущий переступить через себя.

Впрочем, при диктаторских режимах нелюди обычно тоже неплохо устраиваются — готовые за хорошую плату поддерживать любую власть, сколь бы страшной она ни была, нелюди получают нехилый кусок этой власти, распоряжаются судьбами людей и человеков, коих держат за лохов.

Много нелюдей можно найти среди тюремщиков и сотрудников некоторых других служб. Среди них нашёл своё место абсолютный нелюдь Карл Кох.

Карл Кох
Karl Otto Koch

Он вполне проявил себя в качестве жестокого руководителя концентрационных лагерей, при этом не упустил возможности обогатиться путём хищения государственного имущества и вещей заключённых, наконец, убил лечившего его врача и помощника врача, поскольку боялся, что те нарушат врачебную тайну и кому-нибудь расскажут про его сифилис. За что, в итоге, был расстрелян в германском концлагере своими же.

По другую сторону тюремных решёток оказался ещё один абсолютный нелюдь с садистскими наклонностями — Кристо́ф Кнолл.

Christof Ludwig Knoll
Christof Knoll

Этот тоже сполна проявил свою дьявольскую сущность: стал капо́ в концлагере Дахау, отличился крайней жестокостью в издевательствах над другими заключёнными. После Второй мировой войны он за это отправился под трибунал, а затем на виселицу. Надеюсь, та смерть в петле была абсолютной смертью, и это полностью бесчеловечное безмонадное существо никогда больше не будет жить и действовать — нигде и ни в каком теле.

Большинство нелюдей не способны ни к какому творчеству, не в силах изобретать и создавать что-либо принципиально новое — даже при хороших умственных способностях и высоком уровне образования им это не дано. Да они и не хотят напрягаться или рисковать. Меньшая часть нелюдей обладает какими-то творческими задатками, но их «произведения» обычно получаются абсурдными или деструктивными, либо оказываются плагиатом. Воровать и присваивать (хоть вещички, хоть идеи), использовать других вместо того, чтобы трудиться самим, вообще паразитировать на людях, природе, на всём, до чего дотянутся их ручонки — характерно для всех нелюдей.

Поэтому нелюдь вряд ли сможет быть полезным для человеков, оставаясь нелюдем. А перейти из нелюдей в другую структуру личности — это очень сложно, для этого одновременно понадобятся и приложение огромных внутренних усилий по переосмыслению важнейшего — и совершение значительных человечных деяний в своей реальной жизни. И то, и другое большинству нелюдей даётся с огромным трудом, поскольку противоречит «всей их сути» — всем преобладающим в их сознании представлениям, закрепившимся патологическим условным рефлексам, укоренившимся деструктивным привычкам. А для абсолютных нелюдей такое преображение почти невозможно — если в существе нет монады, то нет никакой непреклонной внутренней воли, и ничто не противится бесчеловечному сознанию, извращённым телесным желаниям, испорченным чувствам, болезненным эмоциям. Вместо бессмертной души формируется совсем не вечная «душонка» — редуцированное интуитивное тело, которое чувствует неизбежность абсолютной смерти, и потому не видит никакого смысла ни в совершенствовании себя, — зачем это нужно, если абсолютная смерть всё равно «всё помножит на ноль»? — ни в добрых деяниях во внешнем мире, от которого не дождёшься благодарности. И душонка абсолютного нелюдя направляет его волю совсем в другую сторону…

Недолю́дконе́люди

Недолюдконелюдь — переходная структура личности между нелюдями и следующим типом двуногих — недолюдками.

Характерная черта почти всех недолюдконелюдей, а также части малоразвитых недолюдков — рационально необъяснимая неприязнь ко всему красивому и чистому, склонность к бессмысленному вандализму и хулиганству: например, недолюдконелюдь может расписывать заборы и стены неприличными надписями и изображениями, ломать деревья и топтать газоны, обливать чем-нибудь прохожих или автомобили, что-нибудь поджигать, всячески разводить грязь — притом, что для него самого в этом нет никакой пользы или выгоды, а часто даже наоборот. Но всё равно недолюдконелюдь хочет всё испоганить и перепортить. В нетрезвом состоянии эти существа решаются и на более вредоносные действия (а некоторые и в трезвом).

Недолюдконелюди мужского пола с повышенной сексуальностью нередко хотят изнасиловать самых невинных девушек и женщин (часто человеколюдок, человечек или сверхчеловечек), не дававших им никакого повода, или хотя бы насильно раздеть, избить, унизить, распространить грязные сплетни или непристойные фотографии. Даже если такому гиперсексуальному недолюдконелюдю вполне реально найти более доступную женщину, он всё равно испытывает особое извращённое удовольствие от надругательства над наивной беззащитной девочкой, желает затоптать в грязь самое чистое или же «доказать», будто бы все женщины одинаково испорчены, а некоторые из них только притворяются недотрогами, набивая себе цену. Если недолюдконелюдь такое желание исполняет, он быстро деградирует до абсолютного нелюдя.

Недолюдконелюди женского пола менее склонны к вандализму и насилию, но часто бывают очень подлыми и коварными, любят лгать и клеветать, подстраивать другим разного рода «ловушки», испытывают злорадство от чужих страданий, доходящее до осознанного садизма.

Умственно развитые недолюдконелюди обоих полов предпочитают создавать не физическую, а информационную грязь, чаще всего в жёлтой прессе и в Интернете, и нередко занимаются этим даже бескорыстно, получая удовольствие от самого оскорбления, опорочивания и словесного унижения других.

Всё это отличает их как от нелюдей, которые, если совершают преступления — то намного более продуманные и страшные, так и от большинства недолюдков, которые ищут собственную выгоду прежде всего и просто так ничего делать не будут. Другое отличие — недолюдконелюди на «тяжёлые дела» идут гораздо реже, чем полные нелюди. Может быть, они более трусливые и сильнее боятся наказания, может быть, в них всё-таки есть немного человеческой жалости и совести. Но гораздо больше в недолюдконелюдях чёрной зависти и обиды на жизнь. Даже если сами они живут не так уж плохо, всё равно их «жаба душит» оттого, что другие живут лучше. Особенно раздражается недолюдконелюдь, если кто-то другой получил лучшую жизнь слишком, по его мнению, легко, «на халяву» — притом, что сам недолюдконелюдь от халявы никогда не откажется, но ничего даром не отдаст другому. Малоуспешный недолюдконелюдь постоянно раздражается и жалуется на жизнь, чувствует себя обделённым, считает, что все вокруг ему чего-то должны, в своих проблемах винит кого угодно, но только не себя.

А общее у нелюдей и недолюдконелюдей — то, что они по-человечески не понимают и понимать не собираются. Те и другие почти неспособны к искреннему раскаянию и осознанию.

Эта структура личности устойчива, может сохраняться долгие годы или даже целую жизнь. В лучшем случае недолюдконелюдь может в течение одной жизни перейти в умственно развитого недолюдка, и крайне редко — в более человечный тип.

Недолюдконелюди составляют примерно один процент населения Ростова-на-Дону.

Недолю́дки

Этот тип двуногих существ намного более распространён и заметен, чем нелюди и недолюдконелюди. У недолюдков преобладают грубая сторона натуры, низменные побуждения, животные мотивации. Часто (но не всегда) это заметно даже внешне. У многих недолюдков грубые черты лица, выражение глаз, мимика и жесты — тонко чувствующий человек без труда увидит или почувствует в них что-то зверское, а не человеческое. Большинство из них не способны отличить любовь от страсти и вожделения, а тем более — влюблённость от любви.

В отличие от нелюдей, у недолюдков присутствуют зачаточные человеческие чувства и хоть какие-то внутренние нравственные ограничения. Им всё-таки трудно предать своих родных или близких друзей, сложно быть садистами, палачами, изобретать изощрённые пытки или истязать малолетних детей, чтобы «уломать» их родителей, например. Но это если по собственной инициативе. Если им приказывает начальник-нелюдь, они готовы делать практически всё, а потом легко оправдывают себя тем, что они «подневольные», и перекладывают всю ответственность на начальство. Пойти под увольнение, разрушить свою карьеру, поломать себе жизнь ради нравственных соображений недолюдки совершенно неспособны; так могут поступить только человеки и немногие люди.

Недолюдки тянутся к богатым городам и другим местам, где можно получить большие деньги и множество телесных удовольствий, и постепенно вытесняют оттуда людей и человеков. Часто человеку становится просто противно и невыносимо жить в окружении недолюдков, и он сам уезжает из большого города в более тихое и чистое место. А на место человека или людя приезжает «за удачей и длинным рублём» очередной недолюдок. Среди оставшихся в том городе людей и даже человеков многие деградируют, опускаются до уровня недолюдков. Вот в результате в ряде городов и местностей недолюдки уже стали большинством населения. В Ростове-на-Дону их уже 40 %, и ещё 16 % недолюдколюдей. Недолюдское большинство населения здесь явно формируется, а в Москве, по всей видимости, оно уже давно сформировалось.

Среди недолюдков выделяются три основных подтипа, которые на первый взгляд — по внешности и поведению в обществе — заметно различаются, но по своей сути, по преобладающим желаниям и мотивам — весьма похожи. Это малоразвитые, среднеразвитые и умственно развитые недолюдки.

Малоразвитые недолюдки

Для малоразвитых недолюдков характерны грубые шутки и жесты, плевки и харканья, постоянное употребление ругательств и других нелитературных слов по поводу и без повода. Многие склонны к алкоголизму, наркомании, табакокурению, обжорству, причём с молодых лет. Плохо сдерживают себя, предпочитают «решать вопросы» дракой, побоями, насилием.

Недолюдки вообще — самый сексуально озабоченный тип двуногих существ, а у малоразвитых недолюдков это наиболее заметно. Такие недолюдки мужского пола склонны навязчиво и грубо приставать к любой мало-мальски привлекательной женщине; именно они совершают большинство изнасилований «в обычной форме», в то время как садизм и извращения более свойственны нелюдям и недолюдконелюдям. А для малоразвитых недолюдков характерна импульсивность, а так же грубая, но вполне мотивированная, агрессия.

Малоразвитые недолюдки женского пола склонны вызывающе одеваться; часто неумеренно или неумело пользуются косметикой и парфюмерией. Если женщина-человек или даже людка обладает тонким вкусом, чувствует, что нельзя так откровенно одеваться, слишком ярко краситься, «делать из себя куклу», что это будет уже чересчур — то малоразвитая недолюдка этого не чувствует, воспринимая красоту «от шика до шока». «Кукольное сознание» часто встречается у этих женщин, как и желание продавать себя в различных формах — от поиска выгодных браков по расчёту до уличной проституции. В XIX веке такой была Энн Га́ррет, проститутка и мелкая воровка.

Ann Garrett, convicted of stealing money (28099703745)
Ann Garrett

Реже встречаются недолюдочки, одевающиеся грубо и не ухаживающие за собой — им это по каким-то причинам не нужно, а одеваться скромно, но со вкусом — малоразвитые недолюдки не умеют и не хотят.

Малоразвитые недолюдки слабо контролируют свои желания и не сильно хотят думать о будущем, жертвовать ради него сиюминутными удовольствиями, а часто им даже не хватает ума, чтобы правильно пользоваться контрацептивами либо заниматься онанизмом вместо секса. Потому у них рождаемость выше, чем у других типов двуногих говорящих существ, а большинство их детей рождаются и остаются такими же малоразвитыми недолюдками, как и родители. В результате доля малоразвитых недолюдков среди населения в большинстве мест только увеличивается со сменой лет и поколений — пусть медленно, но верно.

В тяжёлых и опасных ситуациях такие несдержанные недолюдки становятся ещё более чёрствыми и жестокими, легко совершают самые бесчеловечные поступки — и превращаются в нелюдей. Улучшение структуры личности взрослого малоразвитого недолюдка тоже возможно, но крайне затруднено потому, что в таком существе укоренившиеся привычки и неуёмные страсти намного сильнее, чем его недоразвитое сознание и нечёткая воля.

В относительно нормальной обстановке малоразвитые недолюдки вполне способны работать на неквалифицированных или малоквалифицированных работах. Много их среди грузчиков, дорожных и сельскохозяйственных рабочих, сантехников, продавцов на базаре. Несколько меньше среди водителей, строителей, электриков. Достаточно и в сфере услуг. Но на тех же работах встречаются и люди, и человеки. Связь структуры личности с профессией не очень сильная.

Малоразвитые недолюдки склонны сбиваться в стаи, подобные обезьяньим, и иногда устраивать нападения на «чужаков». Как правило, недоброжелательны, нетерпимы, часто даже агрессивны по отношению к тем, кто «не такой, как все», «больно умный и непонятный», кто отличается внешним видом, одеждой, причёской, манерой общения. Я уж не говорю про национальные, религиозные и расовые различия.

Вообще «стадный» или «стайный» образ мышления и действий присущ подавляющему большинству мало- и среднеразвитых недолюдков, недолюдколюдей, а также значительной части людей. У малоразвитых недолюдков стайность проявляется наиболее примитивно — в виде уличных банд, запойных компаний или фанатских клубов. Умственно развитые недолюдки и нелюди, напротив, в большинстве своём индивидуалисты и эгоисты, но они хорошо чувствуют настроения «двуногой стаи» и её вожаков, умеют использовать их, чтобы получить свою выгоду, а то и возглавить «стаю».

Среднеразвитые недолюдки

Среднеразвитые недолюдки владеют собой намного лучше, чем малоразвитые, умеют подчиняться (а некоторые и командовать), более ответственны и последовательны в достижении своих целей, менее склонны к употреблению одурманивающих веществ и беспорядочной половой жизни — многие даже ненавидят зависимости и разврат. Они заботятся не только о себе и способны отказываться от сиюминутных удовольствий ради бо́льших благ в будущем. Потому среднеразвитые недолюдки вполне могут овладеть достаточно сложными профессиями: инженерно-техническими, компьютерными, медицинскими и другими. А при соответствующих физических данных и достаточном здоровье — могут стать хорошими спортсменами, охранниками, полицейскими, солдатами, а нередко и офицерами. Среди младшего начальствующего состава любого рода «силовиков» чаще всего преобладают среднеразвитые недолюдки. Не попавшие в официальные организации порой оказываются среди разного рода «дружинников», «добровольцев» и «народных ополченцев», нередко склонных к противоправному насилию.

В среднеразвитом недолюдке могут парадоксальным образом уживаться чувство долга и товарищества, жажда справедливости, ответственность, честность, готовность терпеть боль и жертвовать личным благом ради «своих людей» — с завистью, жадностью, ненавистью, безосновательной подозрительностью, верой в самые абсурдные «теории заговора», обидой на жизнь и на «всех начальников и богатеев», презрением к слабакам и неудачникам, нетерпимостью к инакомыслящим и необычным людям. Причём такое сочетание человеческих качеств с нелюдскими оказывается очень устойчивым, не приводит к внутренним конфликтам и может остаться на всю жизнь. Именно среднеразвитые недолюдки часто говорят что-то вроде: «пострадал я — пострадай и ты; ты не особенный», и никак не хотят понимать, что от бессмысленных страданий никому лучше не станет. В этом они отличаются от «соседних» типов структуры личности. Малоразвитые недолюдки живут одним днём да удовольствиями, и вообще не любят думать о смысле жизни или нравственном долге. Умственно развитый недолюдок или нелюдь думает в первую очередь о себе, и не очень-то переживает за других существ. Люди (а тем более человеки) не настолько поражены завистью и нетерпимостью.

Многие среднеразвитые недолюдки — активные сторонники традиционных семейных ценностей и продолжения рода — любого человеческого рода, в любых условиях и ценой любых страданий детей и родителей. Основной и даже единственный смысл своей жизни они видят в детях, хотя сами не являются человеками доброго семени, не соответствуют требованиям этого праведного пути и вряд ли в этой жизни смогут соответствовать. И ладно б только сами… так ещё и другим навязывают это, ненавидят добровольно бездетных и нетрадиционно сексуальных, почему-то считают, что если кто-то не хочет ребёнка — значит, им придётся за него «отдуваться», рожать вместо него. Как будто здесь «людоферма» какая-то, которой откуда-то сверху спущен план по разведению говорящих двуногих!.. Но среднеразвитым недолюдкам этого не объяснишь, и спорить с ними бесполезно.

Среднеразвитые недолюдки и недолюдколюди наиболее восприимчивы к различным тоталитарным и фашистским идеям, более других подвержены массовому индуцированному психозу, нередко превращаются в зомби. При помощи таких двуногих приходят к власти самые одиозные и безжалостные «фюреры»-нелюди. Среднеразвитые недолюдки становятся «цементом», скрепляющим тоталитарные сообщества самого разного рода и толка.

Но среднеразвитые недолюдки настолько же восприимчивы и к положительному влиянию социальной среды. При жизни в относительно благоприятных условиях, хорошем воспитании, общении с добрыми людьми и человеками, привлечении к полезному труду — многие из них могут стать людьми, а затем и человеками.

Умственно развитые недолюдки

Умственно развитые недолюдки могут научиться одеваться по моде и с виду по-человечески вести себя в обществе. Некоторые даже обладают вполне приятной внешностью, и только по глазам иногда можно их узнать, увидеть вульгарность и грубость их натуры. Среди таких попадаются разного рода шулеры, мошенники, «втюхиватели» сомнительных товаров и продавцы-обманщики, продажные журналисты и агитаторы по вызову. Много умственно развитых недолюдков — таких, каким был бухгалтер и менеджер Йоха́ннес Фольмер — среди политиков, чиновников и менеджеров государственных администраций и частных фирм.

Johannes Gerardus Charles Volmer
Johannes Volmer

Умственно развитые недолюдки, как правило, расчётливы, прагматичны, своекорыстны, эгоцентричны.

Нередко встречалась ситуация, когда нелюдь «шёл наверх», к большим деньгам и власти — а в его «свите», вслед за ним шла группа умственно развитых недолюдков. Не решаясь на «крайние выходки», как нелюди, недолюдки готовы быть продажными: за награду или за власть они будут прислуживать нелюдю — и сами деградировать в нелюдей, теряя остатки человечности. К такой же деградации структуры личности приводят потеря нормальных человеческих отношений и дружеского общения, занятие подлыми интригами, доносительством, мошенничеством — всё то, что так часто встречается в жизни «эффективных, успешных и развитых».

Развитие структуры личности умственно развитого недолюдка происходит намного реже, чем деградация. В отличие от среднеразвитого недолюдка, на умственно развитого не действует хороший пример человеческого поведения, даже если человеки в его окружении составляют подавляющее большинство. Развитый недолюдок вряд ли захочет быть таким же человеком; скорее, он будет ловко притворяться и придумывать, как бы с выгодой для себя использовать этих «наивных и простодушных людей». При том он вполне владеет собой, не делает жестоких глупостей, как малоразвитые недолюдки и недолюдконелюди, часто находит способы избежать наказания и расплаты. И только после серьёзных потрясений и неудач некоторые умственно развитые недолюдки начинают что-то понимать и задумываться о праведной жизни. Но далеко не все: многие так и умирают с этой структурой личности, и потом опять рождаются такими же от таких же родителей. И всё повторяется…

Недолю́дколю́ди

Недолюдколюдь, или светлый недолюдок — очень неустойчивая переходная структура личности. Недолюдколюди обладают качествами и недолюдков, и людей. Они способны иногда проявлять сочувствие и сострадание, бескорыстно помогать попавшим в беду. Так же могут по-настоящему любить природу, животных. Но в тяжёлой жизненной ситуации они же способны пойти на подлость, бесчестные поступки, а то и на преступления. В итоге одна сторона их личности довольно скоро побеждает и вытесняет другую, и недолюдколюди становятся либо людьми, либо полными недолюдками (а в худшем случае даже нелюдями).

Недолюдколюди редко бывают известными персонами, проявившими свою структуру личности в значительных деяниях. Одного такого удалось найти: Ха́ррисона Уи́льямса, сенатора от штата Нью-Джерси.

Harrison Williams(D-NJ)
Harrison Williams

Он четырежды избирался, способствовал решению проблем социального обеспечения и городского транспорта. Но, видимо, из-за неустойчивости структуры личности не смог устоять перед соблазнами, начал брать взятки, за которые в итоге получил три года тюрьмы и крупный штраф.

Лю́ди

Люди, в основном, хотят просто жить, как люди. Они не проявляют такой злобы и жестокости, как недолюдки и нелюди, реже врут и обманывают. Но подвигов, самопожертвования, аскетизма — в обычных условиях жизни — от них тоже не стоит ждать.

Обычно людь хочет «быть как все» и «не высовываться», очень зависим от мнения окружающих, озабочен тем впечатлением, которой производит на них, и своей репутацией. Живя в обществе с устойчивыми нравственными традициями, людь будет поступать по-человечески просто потому, что все вокруг так поступают, не задумываясь над тем, почему и зачем так надо.

Оказавшись в эпохе перемен и крушения прежних идеалов и норм, люди дезориентируются в жизни, не понимают, что теперь делать и куда идти, с кем быть, к кому примкнуть, как вообще жить дальше. «Жить как все» более не получается, так как все вокруг разделились и всяк живёт по-своему. Понимание, осмысление, осознанность у большинства людей — где-то на среднем уровне. Собственных нравственных принципов, крепких убеждений, глубоко осознанной веры у большинства из них нет, как нет и прочной уверенности в себе. В результате они начинают, образно говоря, «хвататься за любые соломинки», идти вслед за любым «вождём», который «ярко говорит», обещает вывести в новые времена, «настолько мудрый, что знает решения всех наших проблем». Одни люди становятся религиозными «усердно верующими» — часть идёт в традиционные религии, другая — в секты и новые культы. При этом они не осмысливают толком то вероучение, которое принимают и даже пытаются проповедовать, но цепляются за внешнюю сторону, за обряды и ритуалы (которые воспринимаются как некая «магическая защита») или за возможность общения «в своём кругу». Другие люди подобным же образом становятся «адептами» других «вождей и кумиров» — политиков, неформальных лидеров, «наставников по продажам», звёзд кино и эстрады.

К сожалению, всякого рода «вождями» и «кумирами» чаще всего оказываются недолюдки или нелюди, которым ничего не стоит обмануть доверчивых, и гораздо реже лидером людей становится человек или хотя бы такой же людь…

Большинство людей добросовестно относятся к своей работе и выполняют свои обещания. Более всего люди, а особенно женщины-людки, ценят семью, дом, работу, образование, стабильность и покой. В относительно благополучной ситуации они социально пассивны и аполитичны, хотят, чтобы их не трогали, не хотят ни во что вмешиваться и никуда лезть. Через это они очень управляемы, а их начальником, как выше было сказано, часто оказывается недолюдок или даже нелюдь. По этой же причине, люди очень редко становятся знаменитыми, оставаясь именно людьми по структуре личности.

Józef Dzieżyc
Józef
Dzieżyc
Fanni-Luukkonen-V98 152
Fanni
Luukkonen

Мне на Викискладе удалось найти портреты только двух таких людей: польского учёного-агронома Ю́зефа Дзе́жица и финской учительницы-активистки Фа́нни Лу́укконен.

В отличие от недолюдков, люди испытывают угрызения совести за мерзкие поступки на работе по приказу, но очень редко переходят от возмущений, сожалений и обсуждений к каким-либо реальным действиям. Необходимость кормить семью, при отсутствии качеств и способностей делать это не через наёмную работу, большинство людей гнёт и ломает через колено. Причём в большинстве случаев семье людя угрожает не голодная смерть, а всего лишь снижение уровня жизни (который людьми обычно понимается только как уровень потребления) оттого, что придётся уволиться с этой работы и перейти на менее оплачиваемую, но нравственно приемлемую. Однако большинство людей не в силах пойти даже на это — что уж тут говорить об активных формах сопротивления… для такого поступка нужно быть не меньше, чем человеком.

И только доведённые до крайности, люди решаются на активные рискованные действия, на восстания и бунты.

Люди — наиболее социальный тип двуногих существ. Большинство из них плохо переносят одиночество, дикие условия или жизнь в чужой стране, в обществе, которое их не понимает и не принимает.

Поддаваясь влиянию окружения и обстоятельств, люди могут меняться как в ту, так и в другую сторону, но они меняются намного медленнее, чем недолюдки. Обычно людю нужно хотя бы несколько лет подряд прожить в благоприятной (и в материальном, и в психологическом плане) ситуации, чтобы превратиться в устойчивого человека. Если он, конечно, хоть как-то стремится к этому, а не выбирает позицию вроде «плыть по течению жизни» и полагать «у меня и так всё хорошо, мне ничего не надо, оставьте меня в покое». Такая пассивная позиция способствует медленному превращению в недолюдка. Кратковременные бедствия люди обычно переносят, оставаясь людьми; но если тяжёлая ситуация длится месяцы и годы — у многих начинается дезориентация в жизни и деградация структуры личности. И всё же в большинстве случаев людская структура личности довольно устойчива, и сохраняется всю жизнь.

Человеколю́ди

Schepaschenko GL
Генна́дий Щепа́щенко

Человеколюдь — устойчивый переходный тип структуры личности между людем и человеком. Эта структура личности также может сохраняться долгие годы или целую жизнь. Большинство человеколюдей обладает хотя бы скромными творческими способностями, стремятся к творчеству, красоте, гармоничному порядку, а не только к деньгам, удовольствиям и удобствам.

Их отличие от людей — в том, что многие люди считают, что лучше нечего не менять, лишь бы сберечь то, что есть. А человеколюдь стремится придумать, найти или создать то, чего ещё не было. Отличие от человеков — в том, что человеколюди ещё не вполне понимают, что именно должно быть, зачем и почему, не осознают смысл и цель своей жизни и не сильно задумываются над этим, не понимают многих неприятных вещей реального мира (а часто и не хотят понимать). Многие поддаются распространённым в обществе заблуждениям и мифам, порой не меньше людей склонны к конформизму и компромиссам, некоторые вообще не готовы что-либо кардинально менять, серьёзно рисковать, отказываться от привычного.

И всё-таки на этом переходе из людя в человека начинается осознание того, что нельзя жить только для себя, и даже только ради своей семьи. Потому многие человеколюди занимаются той или другой общественной работой, благотворительностью или бескорыстным творчеством.

Можно заметить два основных подтипа человеколюдей: «домоседы» и «непоседы» (названия условные).

«Домосед» старается сделать лучше и красивее себя (в том числе своё тело, одежду и прочее) и хотя бы малое пространство вокруг себя (свой дом, двор, сад, цветник или ещё что-нибудь). Причём старается зачастую бескорыстно — не ради выгоды, не под давлением окружающих, не для того, чтобы произвести впечатление на других или польстить собственному тщеславию — а просто по зову души, потому, что не может иначе.

Женщины-человеколюдки-домоседки обладают тонким вкусом и немалой интуицией, они обычно ухоженные и аккуратные, чуткие, не терпят грубости, вульгарности, любого рода грязи и хаоса, и всегда стараются не только сами безупречно выглядеть и нести радость людям, но ещё очистить и красиво обустроить хотя бы маленькое пространство вокруг себя. У многих человеколюдок (хотя не у всех, и не только у человеколюдок) «спокойная красота»: на них можно любоваться бесконечно, как на огонь или на воду, и глаз не устаёт.

Amalia Jamilis
Amalia Jamilis

Такой человеколюдкой, видимо, была Амалия Джамилис, аргентинская писательница и поэтесса.

И мужчины-человеколюди-домоседы тоже любят наводить красоту и чистоту, многие из них и сами очень красивые и ухоженные, стараются быть приятными для женщин, нравиться женщинам. Это редкий среди нынешних мужчин и довольно характерный признак. Правда, он присущ не только человеколюдям. Умственно развитый недолюдок нередко тоже очень хочет нравиться женщинам — но лишь для того, чтобы их соблазнять и с них чего-нибудь поиметь (и не только самих женщин, но ещё какое-нибудь имущество). А обсеренный инолюдок — чтобы ещё испортить структуру личности женщине и её потомкам. И только человеколюдь просто искренне хочет, чтобы женщине рядом с ним с ним было хорошо.

А человеколюдям-непоседам скучно всё время копаться на одном и том же месте, и они решаются отправиться в дальние и порой опасные путешествия, заняться экстримом или чем-то совершенно необычным. Они любознательные, целеустремлённые, немного честолюбивые. И нередко добиваются своего, совершают открытия и устанавливают рекорды (даже не приносящие им выгоды, порой не представляющие практической ценности ни для кого — но человеколюдям это потребно). Но вот на большой риск для жизни или на верную смерть человеколюдь добровольно не пойдёт, в экстремальной ситуации брать на себя ответственность побоится. Это выше уровня не только человеколюдя, но и человека; подобные подвиги по плечу только возвышенным человекам, сверхчеловекам и гиперчеловекам.

Челове́ки

Человек отличается от людя гораздо более высоким уровнем осознанности, духовных потребностей и понимания. В отличие от людей, человеки не хотят «просто жить» или «жить, как все». Поиски смысла жизни, объяснения происходящему вокруг, ответа на вопрос о том, а что же останется после меня в этом мире и что лучше делать, что такое хорошо и что такое плохо и почему — занимают человека всерьёз. Нравственные проблемы тоже по-настоящему важны для человеков. Человек обычно способен к отказничеству, аскетизму, бескорыстной помощи другим, даже к диссидентству. Он готов лишиться привычных материальных и социальных благ, отказаться от мирского успеха, даже пострадать — лишь бы не поступиться своей совестью и принципами.

María del Portal Panisse
María Panisse

Так проявила себя Мари́я Панисс, фармацевт и защитница прав женщин, многодеятельный человек.

Если человек принимает ту или иную религию, он делает это вполне осознанно, и может объяснить, чем это вероучение отличается от других, и почему он принял именно его. В отличие от людей, человеки придают большее значение внутреннему содержанию учения, а не внешней стороне, и готовы, при необходимости, пожертвовать чем-то серьёзным ради своей веры или убеждений. Но многие человеки не находят ни одну из больших религий полностью подходящей для себя, чувствуют, что в них что-то не так. Такие человеки вначале пытаются искать истину в разного рода медитациях, мистике, синтетических и других новых учениях, но часто потом разочаровываются и в них (хотя некоторые остаются). После разочарования человеки могут становиться самоверами, атеистами или агностиками — но при этом остаются человеками, категорически отказываются «торговать» своей совестью и убеждениями, притворно веровать.

Слабое место многих человеколюдей, человеков и даже сверхчеловеков — их доверчивость, открытость, доброта ко всем без разбора, некоторая наивность, нежелание видеть врагов, бороться с ними, отстаивать свои права и интересы, склонность чрезмерно полагаться на «волю Бога», «справедливость мира», «силу мысли и веры». Многие склонны к пацифизму, некоторые — вообще к полному непротивлению злу насилием. В результате такие добрые человеки легко становятся жертвами недолюдков и нелюдей… Ни к чему хорошему это до сих пор не приводило, а привело (вместе с другими причинами) лишь к тому, что человеков и сверхчеловеков стало так мало среди двуногих, и прочие двуногие теперь вообще не считаются с человеками.

А самая большая ошибка человеков — считать всех двуногих человеками, такими же, как они сами. Порой это заблуждение, вместе с отсутствием способности распознавать, кто есть кто (по структуре личности), приводит к трагическим последствиям. На этом жестоко просчитались коммунисты и социалисты. Не только коммунистическое, но и просто человечное общество сможет устойчиво существовать, если человеколюди и более человечные составят в нём как минимум две трети, а остальные будут люди — но подобной картины населения нет сейчас, и не приходится ожидать в обозримом будущем. И если человечным обществом будут руководить устойчивые сверхчеловеки и гиперчеловеки с лидерскими качествами — а таких деятелей осталось крайне мало; их разными способами истребляли (нередко целыми семьями) на протяжении многих веков…

Среди нынешних человечных двуногих преобладают разного рода «блаженные и кроткие», бессильные доброжелатели, верящие терпилы, безумные юродивые, «вопиющие в пустыне», вечно ждущие, бесплодные творцы, горе-родители, легкомысленные «позитивные» — и прочие социально пассивные общественно незначимые личности. В лучшем случае — смельчаки, готовые рисковать собой ради спасения других, и благотворители, способные бескорыстно помогать страждущим, но не могущие устранить настоящие причины страданий и бед.

Если повезёт — человеки и сверхчеловеки находят и поддерживают друг друга, и сторонятся нечеловечных двуногих. Пока недолюдки и нелюди «где-то отдельно» — иногда удаётся просто не иметь с ними дела, чтобы не участвовать во зле, творимом ими, а идти одним из шести проходимых праведных путей: воина, монаха, вестника, очистителя, хранителя жизни или человека доброго семени (подробнее об этих путях смотрите «Техника суеты, или пустые плоды прогресса»). А когда нечеловечные нападают на человеков — вот тут приходится защищаться всеми доступными средствами. Либо погибать. Но не строить иллюзий по поводу «благого мирного решения» любых проблем. И не строить из себя этаких чистеньких и непричастных. Подобные самообманы бывают очень опасны…

Среди нынешних человеков и сверхчеловеков далеко не все понимают это, и мало кто решается применять силу или браться за оружие. Те, кто решаются — могут защитить себя и других от нападений малоразвитых нечеловечных двуногих, способны быть надёжными охранниками или хорошими солдатами.

Анпилов Анатолий Андреевич
Анатолий Анпилов

Таким человеком, видимо, был Анато́лий Анпи́лов: советский военный лётчик с боевым опытом в трёх войнах, Герой Советского Союза, которому повезло не только выжить, но и дослужиться до генерал-майора и заместителя командующего армией — и при том оставаться именно человеком по структуре личности, не переходить в другой тип.

Однако большинство таких человеков-воинов не в силах разгадать коварных замыслов развитых нелюдей, а уж тем более — серых существ, которые всё берут не силой, но подлостью и хитростью. И совсем немногие — уже не человеки и даже не сверхчеловеки, а гиперчеловеки на пути воина — достаточно подготовлены, чтобы вести тайную войну против самых вредоносных и опасных двуногих (а открытая война просто немыслима при нынешнем соотношении сил и возможностей).

Возвы́шенные челове́ки

Отличительная черта возвышенных человеков — способность рисковать и жертвовать собой ради спасения других живых существ, причём сделать это не по принуждению под страхом наказания, не ради славы или награды, не в безвыходной ситуации, когда хоть так смерть, хоть так смерть — а тогда, когда можно спокойно не ходить, не делать, жить себе дальше.

Анатолий Николаевич Букреев
Анатолий Букреев

Именно так поступил альпинист Анато́лий Букре́ев на Джомолунгме, когда в мае 1996 года из-за недостаточной подготовки участников одного из первых «коммерческих» восхождений и ошибок в организации экспедиций много людей попало в снежную бурю, восемь погибли. Ночью в пургу этот возвышенный человек на себе дотащил до базового лагеря одного за другим троих альпинистов-любителей, которые не в силах были сами выбраться и могли замёрзнуть до смерти. И сам Анатолий уцелел тогда, но через полтора года на Аннапурне погиб от лавины, желая пройти ещё никем не пройденный маршрут. Стал мучеником за мечту…

Сергей Солнечников
Сергей Солнечников

А другой возвышенный человек, Серге́й Со́лнечников, в 2012 году пошёл на верную смерть во время военных учений, накрыв собой неудачно брошенную гранату, и спас нескольких сослуживцев ценой собственной жизни; Герой России посмертно…

Даже малоразвитый недолюдок, сумевший хоть раз сделать подобное — станет возвышенным человеком почти моментально, а уж людь или человек — тем более. Станет в любом случае: если останется в живых, то уже в этой жизни вскоре после подвига, а если нет — тогда в начале следующей жизни. А если уже был, как Букреев и Солнечников — то между жизнями перелетит через сверхчеловеческую ступень развития структуры личности, и сможет в следующий раз родиться возвышенным сверхчеловеком или даже потомственным гиперчеловеком.

А при этой жизни возвышенные человеки способны ради благородной цели навсегда порвать с прошлым и привычным: уйти из дома, уехать в дальние и опасные края, потерять всё, кроме совести.

Эта переходная структура личности не очень устойчива, и в ней редко кто задерживается дольше двух или трёх лет. Потом почти все возвышенные человеки превращаются либо обратно в человеков (если не ниже…), либо в сверхчеловеков. Исключения редко, но бывают.

Валентин Николаевич Бахвалов
Валентин Бахвалов

Валенти́н Бахва́лов — герой СССР, оставшийся в живых, устойчивый возвышенный человек. Устойчивый даже на войне, как мало кто тогда и уж тем более сейчас.

Много человеков, возвышенных человеков и сверхчеловеков можно найти среди космонавтов, военных лётчиков, полярников, альпинистов, спелеологов, вулканологов, экстремальных туристов, прочих смелых путешественников, исследователей, любителей дикой природы, лесников, пожарных и спасателей. Другие «точки притяжения» — альтернативные и экологические поселения, идейные общины и коммуны.

Стоит особо отметить врачей-хирургов и реаниматологов, операционных медсестёр и лётчиков-испытателей. Вплоть до 1980-х годов среди них большинство составляли возвышенные человеки, сверхчеловеки… и те, кто ещё выше. Потому что такая работа — это замедленное самопожертвование. Из-за регулярных стрессовых психических нагрузок у них мало шансов дожить до пенсии, и они об этом знают. Из того их поколения почти каждый успел спасти десятки жизней других двуногих (в том числе не очень человечных), но им самим достойной смены теперь почти нет: в последующие годы массовая деградация личностей ускорилась, устойчивых человеков и сверхчеловеков осталось очень мало. Но всё-таки остались.

Титов Дмитрий Владиславович
Дмитрий Титов

Совсем недавно ещё жил сверхчеловек Дми́трий Владисла́вович Тито́в, детский хирург-уролог, учёный и изобретатель, так много успевший сделать за 38 лет недолгой жизни. Его самого спасти не удалось, сердце не выдержало… Осталась вдова и двое сыновей; надеюсь, они сумеют удержаться на уровне и будут потомственными сверхчеловеками.

То, что человеки и более чем человеки преобладают в таких видах деятельности, обусловлено именно структурой личности. Потому что серые существа, нелюди и недолюдки просто не поймут, как это так можно: преодолевать такие трудности, идти на такой смертельный риск (а то и на верную гибель) — и для чего, если знаешь, что никакой выгоды с этого ты не получишь (а даже если и получишь — так ведь те же деньги можно заработать намного легче и, главное, безопаснее)?

Многие люди и человеколюди-домоседы это поймут, и даже искренне пожелают удачи «диким человекам» — но сами ни за что не решатся последовать их примеру. Человеколюди предпочтут по возможности «облагораживать пространство и жизнь вокруг себя». Чтобы самому вырвать себя из привычного в неуютное надолго, нужно быть как минимум человеком, а чтобы навсегда — возвышенным человеком или уже сверхчеловеком.

В некоторых случаях человек переходит в возвышенного человека или даже в сверхчеловека не через подвиг, а постепенно, в ходе своего развития и созидательной творческой деятельности. Так, по всей видимости, возвышенным человеком стала Лиа́на Колло́ д'Эрбуа́, художница и арт-терапевт.

Liane Collot
Liane d'Herbois

Возвышенных человеков и сверхчеловеков и иногда можно узнать по одухотворённым лицам, ясным глазам, в которых видна какая-то необычная «глубина», самоуглублённому взгляду, иногда ещё бывает некоторая замкнутость, отрешённость от окружающей суеты (но не всегда — некоторые, напротив, очень общительны и приветливы, и активно участвуют в происходящем). Некоторые люди, человеки и другие сверхчеловеки иногда чувствуют какое-то особое тепло или свет, исходящее от них, какое-то спокойствие или благодать.

Но все эти признаки нельзя считать абсолютно надёжными. Вообще без ясновидения, только по внешности, словам и жестам распознать тип структуры личности сложно, особенно нелюдей, неустойчивые структуры личности, переходные или «экзотические» (о них ниже) типы. Да и ясновидящему сверхчеловеку не всё так просто: развитый до более высокого уровня может поставить на себя или на другого магические маскировки, сквозь которые маг более низкого уровня не сможет ничего увидеть, либо увидит не то, что есть на самом деле, а то, что ему покажет маскировщик.

Сверхчелове́ки

Сверхчелове́ки обладают всеми достоинствами и способностями человеков, а ещё, в большей или меньшей мере, теми или иными сверхспособностями. Как правило, сверхчеловеки могут распознавать типы двуногих, понимать, с кем имеют дело (хотя бы отличать человеков и людей от недолюдков и нелюдей).

Развитие сверхспособностей у них обычно начинается с глубокой интуиции, тонких душевных чувств, у некоторых — особого чутья на ложь. Это всё — разные виды ясночувствования. В дальнейшем могут развиваться ясновидение, яснослышание, яснознание, потом и другие способности. Но путь развития у каждого сверхчеловека свой, и нельзя предсказать, что у кого и когда откроется, и к чему это приведёт.

При таких способностях, сверхчеловеки могут получить собственный тонкоплановый, мистический или духовный опыт, тот или иной, а не только слепо верить в чьи-то слова или бездумно следовать за кем-то. Но это — только начало большого и опасного пути. Остаться там живыми, здоровыми и в своём уме, не свернуть и не сбиться с пути, а тем более — пройти его до конца, до перехода из сверхчеловека в гиперчеловека и далее в богочеловека, — повезёт лишь немногим из них. Сверхчеловеки (особенно неустойчивые) ещё могут быть обмануты некоторыми деятелями (и физического плана, и иного). Могут испугаться собственного опыта «раскрытия», и «метнуться оттуда» в религию, в группу поклонников того или иного кумира или просто в «маленькую частную жизнь».

Другие сверхчеловеки вообще не пробуют получить такой опыт или подвиг совершить. Такие живут и мыслят так же, как человеки, разве что чувствуют и переживают эту жизнь немного иначе, более глубоко и проникновенно.

Третьи реализуют себя в искусстве, литературе, музыке или ином творчестве.

Усатов Д. А.
Дмитрий Усатов
Линник, Юрий Владимирович (писатель)
Юрий Линник

Среди творчески одарённых личностей, доля человеков, возвышенных человеков и сверхчеловеков велика: не менее двух третей. Я не буду говорить о том, кто из ныне живущих творцов более человечный и развитый, а возьму для иллюстрации портреты явного творческого сверхчеловека из позапрошлого столетия — талантливого оперного певца и музыкального педагога Дми́трия Уса́това и недавно умершего поэта и философа Ю́рия Ли́нника.

Сейчас многие человеки и сверхчеловеки только в творчестве и находят себе «отдушину», возможность хоть как-то реализовать заложенные в них способности созидать новое, творить прекрасное, переживать необычное. У большинства из них нет приемлемых возможностей что-нибудь изменить к лучшему в своей реальной жизни, а тем более — в жизни окружающих людей, города, общества, страны, мира. Чтобы преуспеть в бизнесе, политике или общественной деятельности, чтобы стать общественно значимой персоной, от которой реально что-то зависит, — зачастую приходится лицемерить, обманывать, подкупать и использовать других, иногда идти по головам или даже по трупам наверх… Человекам и сверхчеловекам, как правило, их совесть не позволяет делать подобного. Даже просто притворяться обычным людем или недолюдком — сверхчеловеку трудно и мерзко, и мало у кого из них это хорошо получается. Сверхчеловеки, в отличие от многих людей и некоторых человеков, хорошо понимают, что надо «злого приказа не слушаться, за чужую совесть не прятаться». Что перед Богом и перед собой не оправдаешься сентенцией вроде «начальник приказал мне сделать гадость — грех будет на нём, а я человек маленький, делаю, что мне скажут, мне надо семью кормить». В результате многие человеки и сверхчеловеки остаются внизу общества, а наверх пробиваются умственно развитые недолюдки и нелюди, у коих проблем с совестью нет, как нет и самой совести.

Более того: большинство сверхчеловеков реально не способны руководить нечеловечными двуногими, потому что образ мышления очень сильно отличается. Первые и вторые зачастую вообще не могут понять и принять друг друга. Сверхчеловек на взгляд нелюдей, недолюдков, а порой и людей — «не от мира сего», «блаженный», «наивный лох». Они же на взгляд сверхчеловека — в лучшем случае несчастные слабоумные, в худшем — конченые мрази. Сверхчеловекам и возвышенным человекам просто не о чем разговаривать с нелюдями и недолюконелюдями. И лишь очень немногие сверхчеловеки сумеют не только распознать типы двуногих, но и найти правильный подход к таким типам.

Среди известных государственных руководителей мне пока что удалось найти только трёх устойчивых сверхчеловеков.

Калима Аманкулова
Калима Аманкулова

Одна из них — Калима Аманкулова из советской Киргизии, одно время фактически возглавлявшая ЦИК Киргизской ССР; также была депутатом Верховного Совета СССР.

Эдвард Феликс Нортон, 1952 год
Edward F. Norton

Другой такой деятельный сверхчеловек — британский офицер и альпинист Э́двард Фе́ликс Но́ртон, участник Первой мировой войны и двух ранних экспедиций на Джомолунгму. В армии дослужился до генерал-лейтенанта. Достичь высочайшей вершины Земли ему не удалось, но поставленный им рекорд высоты восхождения оставался непревзойдённым почти 30 лет. И с войны, и с горы возвратился живым и невредимым, и ещё успел побыть исполняющим обязанности губернатора и главнокомандующим Гонконга.

Третий — лётчик-герой Иван Кожедуб, о котором немного далее.

В нынешние времена лишь единицы из десятков тысяч сверхчеловеков добиваются успехов в большом обществе, становятся богатыми, властными или по-иному влиятельными. Эти сверхчеловеки, как правило, очень хорошо скрыты, замаскированы. Они могут действовать как тайные агенты влияния. К сожалению, многие из них вынуждены действовать в одиночку. А в управленческих структурах их окружают, в основном, наглые недолюдки; иногда попадаются слабые, безынициативные, не способные к риску люди. Ни на кого из них нельзя положиться, никому нельзя довериться, ни перед кем нельзя открыться. Потому сверхчеловеки — тайные агенты влияния не в силах переломить ситуацию. Они могут сделать немногое, но всё-таки могут, а большинство других не могут даже этого.

Сверхчеловеческая структура личности может быть как устойчивой, так и неустойчивой. Неустойчивые сверхчеловеки обычно искренние и бескорыстные, но зачастую непрактичные, легко ранимые и несколько наивные. В тяжёлой, опасной или мучительной ситуации они ломаются и деградируют намного легче и быстрее, чем устойчивые человеки и даже люди; у них повышенный риск алкоголизма, наркомании, других зависимостей, а также самоубийств и пограничных психических состояний. Многие из них так и погибли, не выдержав столкновения с жестокой и несправедливой действительностью, других по тем же причинам постигла катастрофическая деградация структуры личности.

Но другие неустойчивые сверхчеловеки так легко не сдаются, и порой не хуже устойчивых способны на риск и самопожертвование, даже явно бессмысленное.

Jan Palach foto z průkazu
Jan Palach

Видимо, одним из таких неустойчивых сверхчеловеков был Ян Па́лах, совершивший самосожжение в знак протеста против оккупации Чехословакии Советским Союзом… которое никому тогда не помогло, да и как могло помочь?..

Но во много раз больше человеков, возвышенных человеков и сверхчеловеков погибло на войне и в различных катастрофах; многие из них ушли из жизни совсем молодыми, не оставив потомства. Они стремились навстречу гибели, пытаясь спасти и защитить других, успеть сделать хоть что-то.

Dmitriev Boris Mikhaylovich
Борис Дмитриев

Именно так поступил урождённый устойчивый сверхчеловек Бори́с Дми́триев, который в 18 лет ушёл в партизаны-диверсанты, вскоре стал командиром группы, в 19 лет погиб — но всё же он «дорого продал свою жизнь», всё-таки успел вместе со своей группой нанести гитлеровцам немалый ущерб. Возможно, незадолго до смерти поднялся до уровня возвышенного сверхчеловека. Герой Советского Союза посмертно… А от тысяч других героических сверхчеловеков не осталось даже памяти, не то, что достойных потомков.

В той самой кровавой человекобойне — Второй мировой — сверхчеловеки-герои были и на другой стороне.

Эрих Хартманн
Erich Hartmann

Например, Э́рих Ха́ртманн, лётчик-истребитель Люфтваффе, исторический рекордсмен по числу сбитых самолётов. Он не только выжил на войне, но и после неё десять лет сидел в советских лагерях для военнопленных, не сломался, вернулся домой к своей жене Урсуле, которая дождалась вопреки всему и была верной до конца. И продолжил летать, потом обучать лётчиков.

Иван Кожедуб
Иван Кожедуб

Его советский коллега и противник — Ива́н Кожеду́б — тоже был не менее чем сверхчеловеком (мог быть и возвышенным сверхчеловеком, и даже гиперчеловеком). И ему также очень повезло: не только вернуться живым и с победой, но и занять довольно высокое положение в государстве — вплоть до зам. командующего военным округом и депутата Верховного Совета СССР.

Но это, скорее, счастливые исключения из общего печального правила. Много раз в истории бывало так, что устойчивые сверхчеловеки из разных народов, посланные диктаторами-нелюдями, отправлялись в бой — и убивали друг друга, оставляя эту Землю двуногим существам совсем другого типа. Неустойчивые сверхчеловеки ломались, деградировали и опускались. Зато трусливые и подлые недолюдки и нелюди хорошо приспосабливались к нечеловечным условиям жизнедеятельности, выживали и активно плодились.

Таким образом, при всех бедствиях и конфликтах происходила отрицательная селекция структур личности, и теперь доля сверхчеловеков среди населения в ряде мест и одного процента не составляет. Да и среди них остались, в основном, не герои, не предводители, не борцы и не активные деятели, а разного рода «блаженные» или просто добренькие слабаки.

Эта массовая деградация структур личности затрагивала всех: и победителей, и побеждённых, и сдавшихся-порабощённых. Именно она, на мой взгляд, и есть самый страшный итог любой войны. На исправление такого страшного одним народам может понадобиться смена нескольких поколений, другим — десятков поколений, а третьим уже ничего не поможет…

Геройски погибшие ради спасения других — получают полное кармическое освобождение и могут свободно выбирать время и место своего нового рождения — но из чего им теперь выбирать? Где им всем найти подходящих родителей, в каких семьях они смогут развиваться дальше и действовать ещё лучше, и много ли детей может быть в тех семьях?

Оставшиеся сверхчеловеки часто вообще не находят себе подходящего места в большом обществе — и начинают искать возможности жить и развиваться отдельно от него. Намного чаще, чем человеки и даже возвышенные человеки, сверхчеловеки вместо семейной жизни выбирают тот или иной «уход от мира»: в монахи, отшельники, в деревню, в путешественники, в бродяги, в «свободные художники».

Однажды в XIX веке такой выбор сделала монахиня-вестница Мэ́ри Уи́тчер, «вечная дева», мужа не знавшая, детей не рожавшая.

Мэри Уитчер, 1882
Mary Whitcher

Она, скорее всего, уже родилась сверхчеловеком, а с одиннадцати лет жила в шейкерской общежитно-монашеской коммуне в штате Нью-Гэмпшир. Во взрослом возрасте могла её покинуть, выйти в мир — но решила остаться. Преуспела сначала в кулинарии, стала главным поваром на коммунальной кухне и автором популярного сборника кулинарных рецептов. Потом в начальной школе в той же коммуне Кентербери вела занятия, обучала юных коммунарок-монахинь. Проявила хорошие организаторские способности, и была избрана на руководящие должности: сначала в старшие сёстры своей духовной семьи, затем в старшие сёстры коммуны, и, наконец — в старшие сёстры епархии. Прожила 74 года и до конца той жизни оставалась на праведном пути монахини-вестницы.

Уже не один раз в истории человеки и сверхчеловеки пытались обособиться, создать своё отдельное общество, более человечное и справедливое. Шейкеры были одной из самых успешных попыток такого рода; большинство других не привели ни к чему хорошему.

Доменикино. Дева с единорогом

Многие урождённые устойчивые сверхчеловеки женского пола долго остаются девственницами, а то и старыми девами, потому что не находят сверхчеловеков-мужчин, своих половинок, или не могут за них выйти замуж. Эти чистые ясноглазые девушки не просто робкие и застенчивые — им до физической боли противно даже целоваться без любви, не говоря уж о большем, и они предпочтут умереть в одиночестве, нежели жить с немилым. И не потому, что кто-то их запугал посмертными адскими ужасами или земными карами — нет, «сверхдевочки» по сути своей такие, они интуитивно чувствуют, что иначе не смогут родить сверхчеловеков, да и сами запросто перестанут ими быть. Вот и держатся, как могут. Как редкий исчезающий вид… сейчас, когда их так мало рождается, а погибают они чаще других.

К сожалению, многие нынешние сверхчеловеки мужского пола уже не такие стойкие. Вышеупомянутая отрицательная селекция и массовая деградация структур личности затронула мужчин намного сильнее, чем женщин. Даже те из них, кто не изменял любви, — часто оказываются слишком слабыми, нерешительными, наивно добрыми, творчески блаженными… и в результате толком не способными обеспечить и защитить свою семью, да и вообще кого-то защитить или на что-то реально повлиять… Герои погибли, а те, кто остались — в большинстве своём на праведный путь воина не годятся и человеками доброго семени тоже не могут быть. Им дай бог одолеть путь очистителя, вестника или монаха, в лучшем случае — хранителя жизни…

Потому сейчас рождаемость у сверхчеловеков — наименьшая среди двуногих, а чтобы ребёнок не только родился, но и остался сверхчеловеком, не деградировал под влиянием нечеловечной социальной среды — такое ещё реже бывает. Перейти из людя или даже из человека в устойчивого сверхчеловека — весьма и весьма тяжело, а большинству недолюдков и нелюдей на такой переход не хватит одной жизни. Обратный переход — деградация сверхчеловеков в другие типы двуногих — происходит, к сожалению, гораздо чаще и быстрее.

К счастью, бывает и по-другому. Вот довольно редкая фотография семьи потомственных сверхчеловеков.

Антонин и Анна Спрингер с детьми
Семья Springer

Отец семейства, Антони́н Спри́нгер, был участником чешского антигитлеровского сопротивления, стал на праведный путь воина-вестника — устроил подпольную радиостанцию, попался и был жестоко казнён в концлагере. Жена его, Анна, просидела в другом концлагере до конца войны, но всё же выжила и вернулась домой. Остаётся надеяться, что их потомки дожили до наших дней и не деградировали. А может быть, даже поднялись на одну из следующих ступеней, к возвышенным сверхчеловекам и гиперчеловекам.

Возвы́шенные сверхчелове́ки

Возвышенный сверхчеловек — деятельно развитый, предприимчивый и социально активный сверхчеловек, способный быстро правильно оценивать обстановку и почти в любых обстоятельствах до конца сохранять самообладание и трезвомыслие. Его структура личности сама по себе устойчива, но в нынешние времена это самый опасный этап развития, и большинство возвышенных сверхчеловеков недолго остаются таковыми. Довольно скоро они либо становятся гиперчеловеками, либо погибают. Сейчас живущих — крайне мало: единицы на сотни тысяч. А урождённый возвышенный сверхчеловек — один на десятки миллионов говорящих двуногих; одной из таких была индийская стюардесса Нирджа Бханот.

Нирджа Бханот
नीरजा भनोट

Когда самолёт был захвачен террористами, пилотам удалось выбраться, а 22-летняя Нирджа, будучи старшим бортпроводником, приняла на себя командование самолётом. Террористы потребовали от неё собрать паспорта пассажиров, но Нирджа сумела спрятать девятнадцать американских паспортов (захватчики хотели расстрелять в первую очередь граждан США).

И даже когда началась перестрелка, эта святая женщина не поддалась панике, открыла аварийный выход, чем спасла многих пассажиров. Наконец, Нирджа Бханот закрыла собой от пуль троих детей и погибла, спасая их. Посмертно стала дамой ордена «Ашока Чакра». Совершив такой подвиг, Нирджа перешла из возвышенного сверхчеловека в следующую структуру личности — гиперчеловека, и заслужила полное кармическое освобождение. Если снова родится на этой Земле, или уже родилась — то наверняка в семье потомственных гиперчеловеков или хотя бы потомственных сверхчеловеков.

Важно отметить, что Нирджа Бханот не была профессиональным солдатом, её не «натаскивали» так действовать на грани жизни и смерти. Она по своей структуре личности оказалось способной на такое. Сверхчеловеки и возвышенные человеки тоже вполне способны сознательно рисковать своей жизнью и даже жертвовать собой ради других. Но вот так сохранять самообладание до конца, моментально и трезво оценивать смертельно опасную ситуацию, да ещё суметь командовать другими, находящимися в таком же положении, не допустить паники среди них — это даётся только возвышенным сверхчеловекам и тем, кто ещё выше: гиперчеловекам, возвышенным гиперчеловекам, богочеловекам. Другим двуногим для такого требуется специальная подготовка: серьёзные физические и психологические тренировки, а после них — хотя бы два-три опыта с реальной смертельной опасностью. И то не у каждого это получится; но если человек или сверхчеловек успешно выдержит подобное испытание, он станет возвышенным сверхчеловеком.

Переход в возвышенного сверхчеловека практически необратим. Если человеки, возвышенные человеки и сверхчеловеки не хотят «просто жить, как все», то возвышенные сверхчеловеки — уже реально не могут, а любая деградация их структуры личности чревата смертью или безумием. На пути от нелюдя до сверхчеловека ещё можно колебаться, быть смешанным и неустойчивым типом, задерживаться на переходах и даже несколько раз в жизни туда-сюда подниматься и опускаться. Но если устойчивый сверхчеловек поднимется до уровня возвышенного сверхчеловека — всё, после этого он уже не может себе позволить никакие «шатания личности». Здесь кончаются «блаженные благоглупости», которыми ныне увлекаются столь многие человеки и сверхчеловеки, и начинаются мирополезные результативные действия.

Через льдины к звёздам: ледолазание в Коне

Дальше идти — как по ледяному обрыву карабкаться. Там либо держишься изо всех сил и взбираешься наверх, либо падаешь вниз и разбиваешься; стоять на месте невозможно. Пан или пропал, победа или смерть, двух попыток за одну жизнь не бывает.

В большинстве случаев, как только сверхчеловек пробует «возвыситься», перейти от созерцания к действию, стать социально активным — на него тут же обрушивается куча неприятностей и проблем, неизвестно откуда взявшихся. Судьба ставит большую и нередко опасную «полосу препятствий». Если деятель преодолевает её и не останавливается — подобные проблемы начинаются у его родных и близких друзей, сотрудников, деловых партнёров, вообще у всех, кто с ним как-то связан, кто может повлиять на возвышенного сверхчеловека. Самые близкие вдруг перестают понимать, начинают отговаривать, отвергают и могут даже предать. Чтобы дальше жить и действовать, порой приходится разрывать все социальные связи и личные отношения, кроме необходимых для дела.

Те же возвышенные сверхчеловеки, которые вопреки всему этому достигают успехов в мирополезных делах — часто рано умирают по непонятным причинам или гибнут от якобы несчастных случаев. А на самом деле — потому, что любые деятельные сверхчеловеки, наряду с гиперчеловеками, запросто могут оказаться «интересными целями» для злобных нелюдей и подлых серых. Но у возвышенных сверхчеловеков нет такого уровня сверхспособностей и специальных навыков, как у гиперчеловеков, да ещё остаются некоторые слабости и даже пороки. Значит, мало шансов долго жить. Но и это их не останавливает.

Американка Ре́йчел Ка́рсон родилась устойчивым сверхчеловеком и вместо мирской семейной жизни выбрала путь монахини-вестницы.

Рейчел Карсон, ок. 1940
Rachel Carson

В отличие от Мэри Уитчер, сделавшей такой же выбор, Карсон была социально активной, не замкнулась в маленькой религиозной общине, в самой себе или в своём литературном творчестве (к которому с детства была очень способной). Сначала она работала в службе охраны природных ресурсов и рыболовства, потом — своими исследованиями, книгами и общественной работой доказала и показала множеству людей вред неумеренного применения ДДТ и других пестицидов. И даже частный заповедник планировала создать, но это не получилось. Её труды не пропали даром: применение ДДТ и ряда других особо опасных ядохимикатов было запрещено либо строго ограничено законом и в США, и во многих других странах. Так Рейчел Карсон перешла из сверхчеловеков в возвышенные сверхчеловеки и одолела три праведных пути: монахини, вестницы и хранительницы жизни.

Но «злая судьба» обычно не прощает такой активности и такого сочетания нескольких праведных путей в одной человеческой жизни — бьёт теми или другими «событийными ударами». Однако Рейчел Карсон не остановилась и не сбилась с пути, и тогда удары судьбы обрушились на её родственников. Её отец внезапно рано умер, оставив престарелую больную мать на попечении дочери. Затем умирает племянница, которой всего 31 год был, и Рейчел принимает её пятилетнего сына, оставшегося сиротой, становится ещё и вестницей-воспитательницей. И при том не оставляет своего весьма опасного дела — полевого исследования экологических последствий применения галоген- и фосфорорганических пестицидов. Многие из них — мутагены или канцерогены, причём это действие вероятностное и накопительное. Там такая же «русская рулетка с постепенным добавлением боевых», как и с ионизирующей радиацией. Тому, кто с этим работает, лучше не иметь детей — чтобы профессиональный риск оставался личным риском. Это ли сознавая, или в силу других причин и обстоятельств — Рейчел Карсон благоразумно воздержалась от замужества и деторождения, и умерла в 56 лет от последствий рака груди… умерла мученицей за правое дело. Рулетка злой судьбы таки выстрелила боевым… Но это — достойнейший путь к полному кармическому освобождению — и дальше вверх, к богочеловекам.

Другой мученице за правое дело — Елизаве́те Скобцо́вой — судьба поначалу благоволила. Она родилась устойчивым сверхчеловеком, выросла в обеспеченной интеллигентной семье, обладала литературным дарованием, удачно вышла замуж.

Однако семейная жизнь не задалась, хоть дети и родились, путь человека доброго семени оказался неодолим для неё. На пути вестника-писателя Скобцова преуспела несколько больше — и в России, и потом в эмиграции (куда чудом выбралась из революционных передряг).

Елизавета Скобцова
Мария (Елизавета Скобцова)

Позднее Елизавета стала на путь монахини (её монашеское имя — Мария), а под конец жизни — даже на путь воительницы: хоть оружие в руки не брала, но активно участвовала в тайной деятельности французского Сопротивления, сумела спасти от гитлеровцев как минимум нескольких человек и стала возвышенным сверхчеловеком.

Злая судьба (или всё-таки не судьба?) безжалостно расправилась с этой женщиной, посмевшей сочетать четыре праведных пути в одной жизни. Злая … убила всех её детей (в разное время и разными способами), а потом и её саму — в газовой камере концлагеря Равенсбрюк. И всё же эта деятельная монахиня, праведница мира, успела за одну жизнь сделать больше, чем многие другие двуногие за десятки жизней, сполна проявив в деяниях сверхчеловеческую структуру своей личности и значительно приблизившись к богочеловекам.

Похоже, что женщин среди возвышенных сверхчеловеков намного больше, чем мужчин, и так уже давно. Мне пока не удалось найти ни одного мужчину с бесспорно такой структурой личности — ни вживую, ни на фотографии. Наиболее вероятный «кандидат» — испанский герой Советского Союза Рубе́н Руи́с-Иба́ррури.

Рубен Ибаррури
Rubén Ibárruri

В сорок втором под Сталинградом ему как будто пришлось ответить за слова его матери, сказанные в тридцать шестом в Париже: «Испанский народ предпочитает умереть стоя, нежели жить на коленях».

Трудно сказать, почему так. Может быть, потому, что возвышенные сверхженщины более осторожные, лучше чувствуют приближение опасности, искуснее маскируются, чем возвышенные сверхмужчины, и дольше остаются в живых. Но может быть и потому, что бесчеловечные враги человеков раньше «охотились» в первую очередь на мужчин (когда те возвышенные сверхмужики ещё были общественно значимыми и что-то реально могли изменить), а у самих мужчин деградация структуры личности происходит намного чаще, быстрее и легче, чем у женщин. Однако и развитие структуры личности мужчины тоже идёт быстрее, потому возвышенный сверхчеловек мужского пола скорее станет гиперчеловеком, а женщина дольше задержится на этом переходном уровне.

Урождённые возвышенные сверхдевушки чисты и прекрасны, многие из них — ясноликие изящные стройняшки, и красота их одухотворённая, а в их чудесных глазах как будто отражается целый мир. Они обычно скромно одеваются и редко пользуются косметикой, потому что и так замечательно выглядят или потому, что сознательно не желают привлекать к себе внимание и вожделение. Многие из них предпочтут умереть, нежели дать надругаться над собой. А если влюбляются — то один раз на всю жизнь, и порой даже могила не может разлучить возвышенную сверхженщину с её суженым.

И как раз на таких девушек — как бы скромно они ни одевались, как бы ни старались затеряться в толпе двуногих — чаще всего нападают недолюдконелюди мужского пола, движимые не столько вожделением, сколько своей необъяснимой ненавистью ко всему чистому и прекрасному. И бьют, грабят, насилуют, калечат и даже убивают. Тех, кто такое делает — язык не поворачивается назвать мужчинами или людьми.

А многие серые существа и умственно развитые нелюди сознательно стремятся уничтожить или испортить всех возвышенных сверхчеловеков, а девочек и молодых девушек в первую очередь — потому что если возвышенные сверхчеловеки размножатся и не будут ничтожным меньшинством населения, как сейчас — они не станут без конца терпеть унижения и несправедливость, они однажды так или иначе вышвырнут бесчеловечных двуногих со всех тёпленьких мест куда подальше, заменят их человечными и устроят жизнь по человеческой правде.

Вот почему потомственных возвышенных сверхчеловеков осталось чрезвычайно мало, во многих городах и даже целых странах они уже не живут. Да и тем возвышенным сверхдевушкам, кому повезло телесно уцелеть и духовно не опуститься, нынче редко удаётся выйти замуж за своих половинок, родить и вырастить таких же достойных дочерей и сыновей. Но ни на какие «альтернативные варианты оплодотворения» они категорически не соглашаются — да и вряд ли от этих «альтернатив» может произойти рождение устойчивого возвышенного сверхчеловека. Только от большой и чистой любви дети с такой структурой личности в наш мир приходят.

Те возвышенные сверхдевушки, кому семейное счастье не даётся, порой становятся ратницами любви, воинствующими монахинями. Это особая тропа праведного пути воина: яркая, но часто краткая.

Такое не вполне естественно для женщины, но когда возвышенная сверхчеловечка оказывается в окружении совсем других «двуногих типов» и видит, что не осталось достойных человечных мужчин, способных её защитить — она сама берётся за оружие и учится борьбе, чтобы достойно постоять за себя и за более слабых девчонок… или хотя бы не даться живой на поругание, подороже продать свою жизнь, не умереть слишком рано и слишком глупо. И не оказаться под иностранной оккупацией, которая для ратниц любви равнозначна изнасилованию — и нередко к нему же и приводит. Потому воинствующие монахини предпочитают умереть или даже покончить с собой, нежели оказаться в плену или на захваченной чужими родной земле.

Такой жестокий выбор однажды сделали совсем ещё юные Ната́лья Ковшо́ва, Мари́я Полива́нова и Ро́за Ша́нина. И ни одна из троих не дожила до двадцати двух лет и не оставила потомства. Оставаясь ратницами любви до конца, они сумели в обмен на свои три жизни взять сотни вражеских.

Ковшова, Наталья Венедиктовна
Наталья Ковшова

Наталья Ковшова, судя по всему, была урождённым, потомственным и реинкарнированным возвышенным сверхчеловеком с очень устойчивой структурой личности — как и Нирджа Бханот. И так же могла самостоятельно преобразиться в гиперчеловека незадолго до своей гибели. Вполне возможно, что такая героическая жизнь для неё была уже не первой. Может, и не последней. Среди её родственников и предков было ещё несколько возвышенных сверхчеловеков, и ещё больше — сверхчеловеков и возвышенных человеков. Если не все их потомки деградировали по структуре личности, то эта или другая столь же яркая душа сможет от кого-нибудь из них опять родиться, и выстоять на этой Земле, и в новой жизни успеть сделать большее.

Поливанова, Мария Семёновна
Мария Поливанова

Мария Поливанова родилась человеком или возвышенным человеком, потом стала возвышенным сверхчеловеком. Вполне вероятно, что Ковшова, как старшая подруга, смогла благотворно повлиять на Поливанову, поспособствовать такому аномально быстрому развитию структуры личности.

Так или иначе, обе девушки не пожелали быть пассивными жертвами обстоятельств жестокого времени, добровольно пошли на войну — и в августе сорок второго не сдались живыми в плен, на изнасилования и пытки, а взорвали себя вместе с несколькими гитлеровцами, которые попытались их взять. Но до того каждая из них успела немало повоевать и прикончить как минимум несколько десятков противников.

Снайпер Роза Егоровна Шанина
Роза Шанина

Не меньше важного сумела сделать другая ратница любви — Роза Шанина. Ещё в предыдущей жизни она совершила какой-то подвиг, может быть, погибла, спасая других — и в 1924 году родилась в устойчиво человечной семье. Отец её был человеком, мать — сверхчеловеком, девочка родилась возвышенным человеком — правда, неустойчивым. И ей опять пришлось несладко. В семье Шаниных было десять детей — семеро родных и трое приёмных, отец руководил не только семьёй, но и большой сельскохозяйственной коммуной, мать работала в той коммуне дояркой.

Вопреки всем трудностям, Роза с самого детства сознательно жила и действовала ради общего блага, стремилась стать лучше — и уже в ранней юности поднялась до уровня неустойчивого сверхчеловека. «Содержание моего счастья — борьба за счастье других — написала она в своём дневнике. — Если нужно для общего счастья погибнуть, то я готова к этому». И могла бы стать устойчивым сверхчеловеком доброго семени и вестницей-воспитательницей, матерью и наставницей таких же достойных личностей — если б не война и прочие бедствия того времени.

Воспитательница детского сада становится снайпершей. Розе предлагали остаться инструктором в той же женской снайперской школе, которую она окончила с отличием, но девушка сама добилась отправки на фронт, окончательно выбрав путь воительницы, а не вестницы.

Этот путь давался ей с переменным успехом. После первого подстреленного гитлеровца Роза была так шокирована, что не устояла на ногах, соскользнула в траншею. Но через несколько месяцев убивала врагов хладнокровно, всего убила более шести десятков, и ни о чём не жалела.

Немного спустя Роза Шанина уже командовала отделением. К тому времени она из сверхчеловеков перешла в возвышенные сверхчеловеки, но в той жизни её структура жизни так и не стала устойчивой. Устояться война не дала… Возможно, поэтому Роза не всегда чётко выполняла приказы, своевольничала. Её отправляли в ближний тыл — она сбегала с оружием на передовую и пыталась действовать самостоятельно либо примкнуть к другому отряду. Вела дневник, лишь слегка шифруя написанное — что было запрещено, поскольку такие записи могли попасть в руки противника.

Мужчина, которого Роза любила, был убит на той же войне. Страшная весть об этом не сломила и не остановила возвышенную сверхдевушку. Роза Шанина до конца той жизни оставалась воинствующей монахиней (хоть и не называла себя так) и думать не хотела о замужестве в военное время. В итоге, прикрывая раненного командира артиллерийского подразделения, двадцатилетняя возвышенная сверхдевушка Роза сама была тяжело ранена и через день умерла в госпитале. Незадолго до смерти сказала медсестре: «Как жаль, что я сделала так мало!».

И поныне, и всегда это — главный вопрос праведной жизни: что ты успеешь сделать, прежде чем сдохнешь, и как от твоих деяний изменится ситуация в этом мире? С такого вопроса начинается переход из человека в возвышенного человека. С ответа на него — переход из возвышенного человека в сверхчеловека, с деятельного ответа — переход из сверхчеловека в возвышенного сверхчеловека, а с успешного ответа — в гиперчеловека.

Сказано каждому ныне живущему:

Скоро провалишься в жерло!

Жизнь моя краткая — жертва грядущему

Или напрасная жертва?

Роза Шанина, судя по её записям, понимала и принимала это с самого детства. Думаю, другие возвышенные сверхчеловеки понимают не хуже неё, только не ведут таких дневников. Просто живут и действуют соответственно, поскольку могут… и не могут иначе, где бы и с кем бы они ни оказались.

Клара Петаччи
Clara Petacci

По другую сторону фронта Второй мировой оказалась Кла́ра Пета́ччи — возлюбленная Бени́то Муссоли́ни и, похоже, его настоящая половинка. Судьба дала им вместе быть и вместе умереть. Только Клара в той жизни перешла из сверхчеловека в возвышенного сверхчеловека, а Бенито — из недолюдка в нелюдя. Но даже такая огромная разница в структурах личности не помешала любви. Однако Муссолини не умер героем, и даже покончить с собой не решился, а попытался бежать из Италии. Петаччи последовала за любимым, но их схватили, узнали… и когда Бенито повели на расстрел, Клара кинулась под пули, пытаясь закрыть любимого собой, и была убита вместе с ним. Умерла мученицей за любовь, хотя могла и дальше жить. Её жертва кажется бессмысленной: война была проиграна, и Клара Петаччи уже ничего не могла изменить. И всё же выбрала смерть вместо позорной жизни бывшей любовницы былого тирана. Её тело подвесили вверх ногами на потеху толпе. Но мёртвые сраму не имут…

Сейчас, к счастью для нас, и близко нет такой человекобойни, какая была на Первой и на Второй мировой войне. Воевать — и вообще серьёзно рисковать жизнью — деятельным человечным теперь приходится намного реже, чем раньше. Только их самих осталось куда меньше, чем было тогда.

И в недавние годы десятки тысяч лучших человеков сгорели в пламени «арабской весны», в религиозно-политических конфликтах на Ближнем Востоке. В том числе некоторые верующие сверхчеловеки из других стран, что ехали туда с обманчивой надеждой на небесный рай либо земное царство праведных в форме возрождённого единого халифата — и становились зомби, и большинство погибли ни за грош, другие оказались в пленительных лагерях и тюрьмах. И самое досадное — что страдания и смерти проигравших были напрасными, да и победителям вряд ли удастся устроить лучшее, более человечное общество — хоть с исламской спецификой, да хоть с какой…

Так уже много веков сквозь все войны и прочие бедствия незримо проходит ещё одна война — вековечная гипервойна за сохранение человечности и человеков. И одним из них надо выжить, родить и вырастить детей, и при этом не опуститься, не деградировать по структуре личности. Другим — так или иначе бороться, мучиться и погибать ради того, чтобы первые это могли. Третьим остаётся только уходить в отказ, закапывать свои таланты в землю и не плодить несчастного потомства, чтобы не стать соучастниками злодейства. Путь человека доброго семени, путь воина и путь монаха. Тогда и сейчас.

Профессиональные и сознательные участники гипервойны — с одной стороны гиперчеловеки, а с другой стороны её невидимого фронта — серые. Про тех и этих будет сказано далее. Прочие говорящие двуногие, включая многих возвышенных сверхчеловеков — в лучшем случае «волонтёры» или «любители», в худшем — сами не понимают, на чьей же стороне на самом деле оказались, и вовсю используются «втёмную».

Бывает ли счастливая судьба у возвышенного сверхчеловека? Крайне редко, но бывает.

Вайолет Констанс Джессоп
Violet Jessop (1887—1971)

Так повезло «заговоренной» стюардессе и медсестре Ва́йолет Дже́ссоп, пережившей три крушения океанских лайнеров: «Олимпика», «Титаника» и «Британика», и после этого ещё долгие годы работавшей на кораблях. Этой возвышенной сверхдевушке повезло дожить до пенсии, и она умерла в 83 года от сердечной недостаточности. Детей, насколько это известно, у неё не было, но одного ребёнка с «Титаника» она помогла спасти.

Снайперша Мария Лялькова
Marie Ljalková (1920—2011)

А с Мари́ей Ляльково́й, военной медсестрой и снайпершей, происходило вообще что-то невероятное. Всего за несколько лет одной жизни она сумела подняться от человеколюдки-непоседки до возвышенного сверхчеловека (а то и гиперчеловека) — и после этого прожить ещё несколько десятилетий! И это не в ашраме, монастыре или ещё каком «ускорителе развития личности», не в специальном убежище.

Это — в двенадцать лет потерять родителей, в двадцать два — ночью лежать на льду под обстрелом и суметь застрелить пятерых врагов, а в последующих боях — ещё три десятка, затем спасти многих раненых, наконец — самой выжить с пробитой осколком снаряда головой и сломанным позвоночником.

После всего этого, после войны Мария Лялькова-Ластовецка не ушла на покой, но активно занималась медицинской и общественной деятельностью. Вечной девой, правда, не осталась, дважды замуж выходила. Но пережила и Третий Рейх, и СССР, дожила до 90 лет.

Уж не знаю, сама ли Мария такое сумела, или другие возвышенные сверхчеловеки (или даже гиперчеловеки) ей как-то помогали и на неё повлияли. Второе вероятнее.

Меня уже радует, что хоть две счастливицы нашлись среди стольких мучениц и мучеников. И это — только некоторые из прославленных; а сколько ещё таких возвышенных жили, трудились, боролись, страдали и погибали в полной безвестности?.. Но не ради мирской славы живёт возвышенный сверхчеловек, и не ради личных благ, а ради блага мира. Что ж — счастливых новых жизней всем, кто прежние прожил не зря, и добро пожаловать к гиперчеловекам!

Гиперчелове́ки

Гиперчеловеки обладают всеми достоинствами возвышенных сверхчеловеков, но при этом они намного более устойчивые, а главное — действительно непорочные. Конечно, гиперчеловеки — не боги, и даже пока что не богочеловеки, они не всё на свете знают, не всё могут, тоже устают и порой допускают ошибки. Но никаких «роковых страстей», неодолимых желаний и зависимостей, душевных слабостей, депрессий, навязчивых страхов, тяжёлых внутренних конфликтов, слабоумия, легковерия и прочих пороков, за которые можно «зацепить», чтобы использовать — у потомственных гиперчеловеков просто нет с рождения и не появляется при жизни.

Почти все ныне живущие гиперчеловеки — потомки или ученики других гиперчеловеков. Даже урождённому устойчивому сверхчеловеку очень трудно самому избавиться от всех пороков и существенных недостатков, чтобы стать настоящим гиперчеловеком, а для остальных двуногих такое практически невозможно. Но ещё труднее после этого остаться в живых, потому что на любых гиперчеловеков почти везде и всегда тайно охотятся их злейшие враги — серые инонелюди, пытающиеся любыми способами уничтожить гиперчеловеков до того, как те перейдут в богочеловеков и станут совершенно неуловимыми и неуязвимыми.

Серый инонелюдь — существо со смешанной структурой личности, довольно редкий «гибрид» нелюдя с инолюдком и серым. Оно тоже обладает весьма развитым ясновидением и способностью распознавать структуры личности, порой даже сквозь магические маскировки видеть. Особенно когда подходит ближе двух-трёх метров, ауры вовсю перекрываются и большинство маскировок уже не работают. Так серым инонелюдям иногда удаётся обнаружить гиперчеловеков, даже тех, которые живут обычной людской жизнью и внешне совершенно не выделяются из толпы двуногих. А затем — иногда бывает, что этот же серый инонелюдь сам же похищает или убивает гиперчеловека — тем или другим способом, физическим или иным. Но чаще — по наводке серого инонелюдя приходит «профессиональный ликвидатор» — обычно обсеренный нелюдь, не очень-то разбирающий структуры личности, но зато хорошо разбирающийся в том, как сделать «мокрое» дело и замести все следы. Или, если понадобится, прибудет целая команда таких убийц-«ликвидаторов».

Среди гиперчеловеков, к счастью, тоже есть подобные специалисты, которым иногда удаётся ликвидировать этих «ликвидаторов» и прочих агрессивных бесчеловечных двуногих.

И эта тайная война — гипервойна, о которой некоторые сверхчеловеки только смутно догадываются, а большинство населения понятия не имеет, идёт уже много столетий, и не счесть, сколько замечательных личностей она унесла… Причём не только гиперчеловеков. Жертвами серых инонелюдей стали многие социально активные человеки и сверхчеловеки, особенно возвышенные сверхчеловеки, которые старались реально поменять устройство общества на более человечное, устранить действительные причины страданий и бед — а не только бороться с последствиями и помогать отдельным несчастным людям. Гипервойна привела к тому, что среди человеков и сверхчеловеков почти не осталось предприимчивых деятелей и способных руководителей (среди гиперчеловеков — остались, но их тоже совсем немного).

Большинство возвышенных сверхчеловеков, не перешедших в гиперчеловеки, «вызывают огонь на себя», становятся ложными целями, «картонными воинами» — и, казалось бы, напрасными жертвами бесчеловечных двуногих, жаждущих уничтожения всех борцов за человеческую правду. Но нет, не напрасными — погибая, они прикрывают собой настоящих воинов-гиперчеловеков, более сильных и намного лучше замаскированных, которые в результате успеют сделать больше. Противники, к счастью, тоже не всесильны, и не могут убивать на всякий случай всех, мало-мальски похожих. И каждый раз, когда они ошибаются и уничтожают не совсем тех, «совсем те» остаются жить и действовать. А возвышенные сверхчеловеки, павшие в невидимых боях гипервойны, в следующий раз могут родиться среди потомственных гиперчеловеков.

Но что надо серым инонелюдям, чем гиперчеловеки им помешали, что плохого сделали? А ничего. Гиперчеловеки, как и многие развитые сверхчеловеки, и социально активные человеки, «виноваты» лишь тем, что они никак не вписываются в планы серых существ и абсолютных нелюдей, желающих привести одного сверхсерого к неограниченной власти над всем человечеством, установить античеловеческий порядок на всей Земле и любыми способами нейтрализовать всех, кто будет сопротивляться этому.

Потому что на гиперчеловеков не подействует ни один из пяти рычагов власти. Ни заговор, ни обман, ни подкуп, ни угроза насилием, ни психвоздействие.

Серых и умственно развитых нелюдей можно организовать с помощью сети тайных заговоров, со многими инолюдками тоже можно (хотя и сложно) договориться, малоразвитых нелюдей и недолюдков — силой заставить подчиняться, умственно развитых недолюдков и почти всех людей — подкупить (хотя бы зарплатой) и заморочить информационно-психологическим воздействием, человеков и даже многих сверхчеловеков — обмануть (чаще всего идеологией, религией и оккультной мистикой разного рода) и запугать угрозой применения насилия (которой большинство этих слабеньких человечков — добряков и непротивленцев — ничего не могут противопоставить).

Иное дело — гиперчеловек. Он давно превзошёл свой страх смерти — когда ещё был возвышенным человеком. Более того — он готов и добровольно уйти из жизни, если ничего другого не останется, а то и увести с собой хотя бы парочку нелюдей, «продать свою жизнь подороже». Тому, кто по-настоящему рискует наибольшим из земных благ — самой жизнью, — просто глупо чем-то ещё угрожать, и вовсе смешно предлагать какую-то плату. Если гиперчеловеку пока что надо продержаться живым — так средства к своему скромному существованию он практически всегда сумеет добыть приемлемым для него способом, а что-то большее покупать и иметь гиперчеловек просто не хочет, и потому он неподкупен.

В отличие от многих человеков и сверхчеловеков, гиперчеловеки вовсе не склонны «оказывать непротивление злу бессилием» и слепо верить книгам да проповедникам, у них развито независимое логическое мышление. Гиперчеловеки могут быть ясновидящими и здравомыслящими одновременно, они практически безошибочно определяют любые структуры личности двуногих, трезво оценивают ситуацию, быстро принимают решение. Потому их очень трудно обмануть, и с ними не получится «как-нибудь» договориться, ибо каждый гиперчеловек знает свою цель в жизни и путь к ней, и прекрасно понимает, что с нелюдями и серыми договор невозможен. Многие методы психвоздействия на гиперчеловеков вообще никак не действуют, а те, что ещё действуют, — не могут сбить их с пути и заставить совершить неприемлемое.

Никакой деградации структуры личности гиперчеловеки категорически не допускают, потому что деградант, знающий их секреты — потенциальный предатель или уже предатель. Таких родовой клан потомственных гиперчеловеков никак не может оставить: ни в своих рядах, ни вообще среди живых. Это жестоко, но в противном случае погибнет гораздо больше гиперчеловеков. Это — война, а не посиделки в клубе духовного самосовершенствования. Гиперчеловеки делают лучшее из реально возможного для них.

У врагов гиперчеловека остаётся последнее средство — угрожать мучениями и смертью не ему самому, а его родным и любимым. О, это ломает даже самых стойких сверхчеловеков, которые готовы рисковать и даже верно жертвовать собой, — но только не другими.

Но гиперчеловеков и этим не возьмёшь. Конечно, они стараются избежать подобной ситуации. Некоторые из них вообще отказываются от семейной жизни, становятся воинствующими монахами, порывают отношения с родителями и прочими родственниками, порой даже пропадают без вести или якобы умирают, чтобы потом жить под чужими именами и документами в «нелегалке».

Другие всё-таки умудряются и дела свои делать, и безопасность семьи обеспечивать. Но когда это оказывается невозможным, остаётся только два варианта. Если вся семья — такие же гиперчеловеки (а чаще всего это так), им без лишних слов понятно, что фактически они все, даже женщины и дети, стали солдатами гипервойны. А на войне что ни делай, как ни старайся выжить и победить — всё равно и гибель самых близких друзей, и собственная смерть всегда могут случиться, и это нужно принять как неизбежность. Но не отчаиваться, не сдаваться и не опускать руки, а всеми силами стараться успеть до смерти сделать всё, что сможешь, сделать по максимуму. И что при всём при этом — никто не вправе быть обузой или «ахиллесовой пятой» для другого. Враг должен уяснить, что захват заложников, террор, угрозы — будут совершенно бесполезны и никого из гиперчеловеков не остановят. Иначе, если гиперчеловеки будут ему уступать, чтобы спасти отдельных своих — этот враг всё равно продолжит нападать, пока не убьёт всех гиперчеловеков до единого.

Если же семья не такая… приходится если не расходиться на самом деле, то очень хорошо делать вид, что ранее близкие люди расстались и рассорились окончательно, сделали шаг из любви в ненависть, и теперь им глубоко наплевать друг на друга. А потому бесполезно угрожать кому-то из них или брать его в заложники; на остальных это нисколько не повлияет.

Вот почему гиперчеловека никак нельзя переделать и подчинить. Можно только уничтожить.

Мирное сосуществование гиперчеловеков с бесчеловечными двуногими (нелюдями, серыми, инонелюдями и разными их «гибридами») — невозможно и никогда не станет возможным. Бесчеловечные ни за что не смирятся с тем, что в мире живут и размножаются гиперчеловеки, которыми не поуправляешь ни через какие рычаги власти. И вряд ли какой гиперчеловек согласится «как-нибудь сосуществовать» с нелюдем, которому украсть, убить или изнасиловать — ничего особенного, был бы только случай. А для женщины или девушки, родившейся гиперчеловеком, изнасилование может быть хуже смерти: это практически необратимо ломает тонкоплановые части её существа, и после этого до следующей жизни она не сможет не только рожать гиперчеловеков, но даже кормить и воспитывать уже рождённых. И гиперженщине придётся либо сразу уйти из этой жизни, либо стать воинствующей монахиней и сполна отомстить за надругательства — пусть даже ценой собственной гибели.

Вот почему идёт эта страшная гипервойна — беспощадная, за пределами всяких правил и законов, но практически невидимая постороннему глазу. И здесь, как говорится, все средства хороши и победителей не судят. Хотя нет — судят иногда; бывает, что и спецы с обеих сторон делают ошибки, или им просто не везёт, они палятся и садятся. Но и тогда ни одни, ни другие не признаются, не раскроют истинных мотивов, не расскажут о том, почему, зачем и для кого совершили преступления.

Вот почему от гиперчеловека на пути воина нынешнее время требует не просто рисковать или жертвовать собственной жизнью. Чтобы бороться и побеждать на невидимом фронте гипервойны, чтобы хотя бы долго продержаться в таких условиях — нужно быть очень устойчивым сверхчеловеком с достаточно развитыми сверхспособностями и при этом владеть навыками разведки, конспирации, боевыми и «специальными» искусствами, обладать особыми связями и информацией. Без соответствующей подготовки к этому фронту лучше даже не приближаться — так можно не только самому пострадать или погибнуть ни за грош, но и других подставить. Придётся стать профессиональным бойцом тайной многоплановой войны и оставаться им до конца — либо скоро умереть и в следующей жизни продолжить этот страдный и страшный путь в одну сторону. Там реально нет возврата. Ни в какую «отставку» никогда не выйдешь, «бывшим» не станешь, таким, как прежде был, — тем более уже не будешь, бежать некуда, да и незачем — в покое не оставят, неизбежное везде настигнет.

Есть ли ещё праведные пути для гиперчеловеков, кроме такого пути воина? Есть ещё два или три.

Путь монаха открыт для всех двуногих, но для гиперчеловеков он намного круче, труднее и опаснее, чем даже для сверхчеловеков. Для человека путь монаха — это просто путь отказа от излишеств и от всякого участия в дурных делах. Даже сверхчеловек ещё может просто отойти в сторону от мирской суеты и борьбы, добровольно стать никому не нужным (но и не мешающим) нищим ничтожеством. А вот у гиперчеловека такой возможности нет. Всё равно серые инонелюди будут на него охотиться, сумеют раньше или позже разыскать его в любых дебрях и в любых трущобах — и выше было сказано, почему им «интересен» сам гиперчеловек, пусть даже не имеющий никакой власти, влияния, больших денег или важной информации.

И только гиперчеловеки-воины способны надёжно скрыть и защитить гиперчеловеков-монахов, чтобы те могли в подходящих местах тайно жить и развиваться, тренироваться и повышать свой уровень сверхспособностей вплоть до богочеловеческого. А монахи взамен помогают воинам тайной войны: хранят различные ценности, обустраивают схроны и тайники, некоторые лечат пострадавших и больных, другие обучают новичков. Фактически, у гиперчеловеков монахи — это тыловое и общее обеспечение воинов. А некоторые монахи, уже переходящие из гиперчеловеков в богочеловеки, обладают такими мощными сверхспособностями, что могут действовать ими как оружием, в том числе дистанционно на больших расстояниях. Это — возвышенные гиперчеловеки, следующая переходная структура личности. Они уже не «тыловики», а фактически ещё один род войск гипервойны.

Третий их путь — путь человека доброго семени, он же путь девоны. На нём главная задача — воспроизводство гиперчеловеков и сохранение их генофонда. Поскольку на пути воина гиперчеловеки часто погибают, не оставив потомства, а на пути монаха они вообще не размножаются — нужно же как-то возмещать эти потери. Их возмещают многодетные семьи гиперчеловеков, живущие где-нибудь в отдалённых деревнях (и даже скитах), в горах, в сибирской тайге, на маленьких океанских островах, в мусульманских странах и ещё в некоторых местах, для такого дела подходящих. Там, где их девушки могут носить скромную одежду и не опасаться изнасилований и даже приставаний. Там, где их юноши также смогут сохранить силу и чистоту, и потом с первого раза новых гиперчеловеков зачать. Там, где их дети смогут питаться достаточно здоровой пищей и расти среди родных и друзей — тоже гиперчеловеков. Там они не растеряют себя. И уже во взрослом возрасте некоторые из них переезжают и в большие города, и в другие места — якобы учиться и работать, но зачастую это лишь прикрытие, а подлинная цель — выполнение миссий воинов или монахов. Другие остаются в родных домах и продолжают путь человека доброго семени, или становятся местными воинами и охраняют своих девонов.

Кстати, у противников — серых инонелюдей — организация жизни весьма похожая: есть свои воины, свои монахи и свои «производители», и они в большинстве своём тоже потомственные.

Праведный путь вестника, доступный для людей, человеков и сверхчеловеков с творческими талантами, для большинства гиперчеловеков закрыт — им никак нельзя выделяться и показывать в публичном творчестве всю силу своей души; это уже плохо кончилось для многих известных творцов.

Путь очистителя не закрыт, но на него гиперчеловеки ступают редко: их мало, и они вполне резонно полагают, что бо́льшую пользу принесут не тем, что будут разбирать мусор, утилизировать отходы и восстанавливать повреждённые земли — с такими задачами и человеколюди вполне нормально справляются.

Путь хранителя жизни — тоже вполне возможен, он часто служит прикрытием для пути монаха.

Итак, из шести праведных путей для гиперчеловеков вполне подходят три: путь воина, путь монаха и путь человека доброго семени; у гиперчеловеков эти пути идут не раздельно, как у человеков и сверхчеловеков, а «пучком», в довольно тесном взаимодействии. И все эти пути ведут гиперчеловеков только вверх, к богочеловекам. Следующая ступень развития структуры личности — от гиперчеловека до богочеловека — выше и круче всех предыдущих, вместе взятых. И сейчас практически невозможно пройти её за одну земную жизнь, которая во время гипервойны так часто рано обрывается… Но там даже смерть — не повод для отчаяния; стойкая душа гиперчеловека вновь воплотится в семье таких же, сохранив достигнутый уровень развития, чтобы в следующих жизнях продолжить это восхождение. Так они много раз перевоплощаются, жизнь за жизнью живут в своём узком кругу.

Большинство гиперчеловеков — урождённые, потомственные и реинкарнированные; эта структура личности очень хорошо наследуется и сохраняется на протяжении многих жизней. Они, как правило, помнят свои прошлые жизни, уже в детстве мыслят и ведут себя довольно-таки по-взрослому, не пустословят и редко капризничают. Почти всегда гиперчеловеки вступают в брак только с другими гиперчеловеками. А если и отец, и мать — гиперчеловеки (настоящие половинки или достаточно совместимые), и они сумели соблюсти верность и чистоту — то их дети с вероятностью 98—100 % и родятся, и вырастут гиперчеловеками. Изредка рождаются сверхчеловеки или возвышенные сверхчеловеки, которые перейдут в гиперчеловеков уже в юности. Ещё реже от гиперчеловеков рождается человек, людь или кто похуже — но такой среди них будет выродком и уязвимостью; скорее всего, его не оставят в родной семье, а в раннем детстве отдадут приёмным родителям с соответствующей структурой личности.

Выжившие и выстоявшие в тысячелетнем «горниле» гипервойны, прошедшие её жесточайший отбор, потомственные гиперчеловеки научились жить на нелегальном положении не несколько лет, как профессиональные разведчики с другими структурами личности, а много поколений подряд. У таких потомственных нелегалов опыт тайных дел намного больше, чем у любой государственной спецслужбы. Да плюс ещё такие сверхчеловеческие способности, которые и не снились большинству госслужащих. Разумеется, гиперчеловеки есть во многих государственных и влиятельных частных структурах, а в других организациях есть их информаторы и агенты влияния. Через них гиперчеловеки быстро узнаю́т о любых попытках государственных властей их раскрыть или вмешаться в гипервойну — и могут такие попытки иногда пресекать, а иногда вовремя «уворачиваться» от них. Идут века, одни государства появляются, другие перестают существовать, в третьих происходят самые разные повороты и перевороты, — но родовые кланы гиперчеловеков, кланы их противников в гипервойне и сама гипервойна — остаются.

И за десятки, а то и за сотни лет среди гиперчеловеков не окажется ни одного предателя или болтуна, а если вдруг окажется — его быстро обнаружат и ликвидируют свои же, и многие последствия разглашения сумеют нейтрализовать.

Непотомственных гиперчеловеков намного меньше, но они тоже есть. Большинство их были приняты и «инициированы» другими гиперчеловеками, а до того были сверхчеловеками, человеками или человеколюдьми. Найти гиперчеловеков практически невозможно — они сами находят подходящих «новобранцев» для пополнения своих рядов, принятых обучают, проводят с ними «курс молодого бойца гипервойны» и другие тренировки. У некоторых непотомственных гиперчеловеков, «инициированных» во взрослом возрасте, отдельные «порочные пережитки» ещё могут сохраняться и проявляться, поэтому на самые ответственные позиции их не поставят и самых важных своих тайн потомственные гиперчеловеки им не откроют. Но дети этих принятых смогут вырасти непорочными, и будут вполне своими среди потомственных гиперчеловеков.

Ещё реже бывает самостоятельное преображение возвышенного сверхчеловека в гиперчеловека или рождение гиперчеловека от пары чистых сверхчеловеков, ставших друг для друга первыми в жизни. Но если тот или другой клан гиперчеловеков не приберёт его «к себе под крыло» и не обучит выживанию в гипервойне — у этого новенького будет мало шансов не стать добычей «серого охотника». Это буквально единичные случаи сейчас. А если клан гиперчеловеков примет новичка, то вряд ли потом отпустит живым. Того, кто попытается убежать и снова жить, как прежде, почти наверняка скоро убьют: либо серые враги, либо бывшие свои.

Когда специальных навыков бойца гипервойны ещё толком нет, а широкая яркая плотная аура уже есть, доказуемые сверхспособности начинают появляться, и всё это вызывает интерес инонелюдей (и не только их) — как раз в это время легче всего провалиться и погибнуть. Потому гиперчеловеков-учеников, по всей видимости, приходится прятать в таких же защищённых «гиперубежищах», в каких скрываются наиболее развитые гиперчеловеки-монахи. И только через месяцы или годы учений и тренировок, когда подготовленные гиперчеловеки смогут обставить любую спецслужбу, а порой и серых инонелюдей — им можно будет снова идти в города и действовать в обществе.

Многие сверхчеловеки если и не знают всего этого, то интуитивно чувствуют приближение пекла гипервойны по мере роста своих способностей. И… останавливаются в развитии, не хотят во время этой жизни переходить на следующий уровень. Иногда даже отказываются от «инициации», предложенной гиперчеловеком.

А многие гиперчеловеки специально «расстраивают себя», чтобы выжить, разрушают собственную гармонию, чтобы даже близко подошедший инонелюдь не мог раскрыть их. Чтобы действительная аура выглядела повреждённой и негармоничной, поскольку маскировки не абсолютны и не всегда надёжно прикрывают, спрятаться от ясновидящих инонелюдей не получится ни в толпе мегаполиса, ни в лесном шалаше, устроить надёжно защищённое убежище для развитого гиперчеловека очень сложно. Однако реальной деградации структуры личности при этом не происходит, гиперчеловек остаётся гиперчеловеком, разве что более слабым, и часть способностей может потерять.

А. В. Колчак на Таймыре
А. В. Колча́к

В такой ситуации я назову по имени только одного исторического предполагаемого гиперчеловека: Алекса́ндра Васи́льевича Колчака́, и лишь потому, что Сергей Трофимович Алексеев его уже «засветил» в своей книге, и моя публикация ничего не изменит. Возможно, это была попытка гиперчеловеков во время смуты перехватить власть, отобрать её у нелюдей и серых. Или, как минимум, помешать врагам полностью и в мировом масштабе осуществить задуманное. Насколько в целом она удалась, мне сложно судить. Этот гиперчеловек-воин в итоге проиграл, был предан, схвачен и расстрелян. Но и серым существам захватить власть над всем миром до сих пор не удалось. Гиперчеловекам, впрочем, тоже. Гипервойна продолжается, и неизвестно, сколько ещё она продлится. Может, до самой катастрофы нашей цивилизации, в которой решится судьба цивилизации новой.

Уже несколько столетий назад гиперчеловеков осталось слишком мало, чтобы взять и надолго удержать власть в каком-либо государстве. При всех своих способностях и непорочности, они также не могут создать и сохранить своё отдельное государство, способное обеспечить их безопасность, дать им возможность выйти из подполья и действовать более открыто. Их агенты влияния — гиперчеловеки на различных должностях в разных странах и организациях — могут, конечно, многое, но далеко не всё. Гиперчеловеки вынуждены жить среди совсем других двуногих, оставаться на нелегальном положении и даже отрицать собственное существование. И неизвестно, сколько ещё так будет…

Возвы́шенные гиперчелове́ки

Теоретически это должна быть неустойчивая переходная структура личности между гиперчеловеками и богочеловеками. Более конкретно я даже предположить не могу, какими характерными качествами обладает возвышенный гиперчеловек и какого рода неустойчивость может быть на столь высоком уровне развития.

Но до этого уровня ещё дожить надо, что уже невероятно сложно в нынешнем мире, а для неустойчивого человека — практически невозможно в миру, а возможно лишь в таком гиперубежище, которое даже ясновидящие сверхчеловеки не смогут найти. Настолько оно должно быть закрыто, защищено и замаскировано — как на физическом плане, так и на иных. Мне не дано знать, существуют ли подобные убежища, где они и что они из себя представляют.

Богочелове́ки

Это самый редкий гипотетический тип структуры личности. Трудно сказать, сколько сейчас воплощённых богочеловеков. Думаю, их может быть максимум несколько тысяч на всём земном шаре, а может быть, и нет ни одного.

Про богочеловеков мне пока мало что ясно… Насколько я понимаю, богочеловек — это совершенный (или почти совершенный) человек. Все те способности, которые у человеков и сверхчеловеков только начинают раскрываться, у богочеловеков раскрыты полностью, и при этом нет ни малейших пороков или недостатков. Потому богочеловеки могут видеть всё и всех насквозь, моментально знать верный ответ на любой важный для них вопрос (полностью раскрытое яснознание) — но сами оставаться совершенно незаметными. В этом они превосходят даже гиперчеловеков. Более того, богочеловеки (все или некоторые) могут оказаться физически бессмертными и практически неуязвимыми.

Наивысший ли это уровень развития человеческой личности, или существуют ещё более высокие ступени, или есть какие-то дополнительные градации среди самих богочеловеков — мне пока что трудно сказать.

И совершенно непонятно: чем же они занимаются, обладая такими способностями? Почему не хотят или не могут помочь другим двуногим, остановить нарастающую деградацию рода человеческого?..

Есть предположение, что большинство возвышенных гиперчеловеков и богочеловеков сам Сумрак превращает из человеков в иных — конечно, светлых иных, причём сразу высокого уровня силы. Или даже в чужих. От этого их силы и способности только возрастают, но сами они становятся частью системы вселенского многоуровневого энергетического паразитизма, созданной Сумраком. Впрочем, это уже предмет иной гипотезы.

Развитие и деградация структуры личности

Человеками, людьми, прочими типами двуногих существ — рождаются или становятся? Можно и родиться, и стать. И в пределах одной жизни, и на протяжении многих жизней может идти это развитие. Нелюдь может стать недолюдком, недолюдок может стать людем, людь может стать человеком, человек может стать сверхчеловеком, сверхчеловек может стать гиперчеловеком, а гиперчеловек — богочеловеком… Но это, как правило, очень долгий и очень трудный путь. Бывает и обратный путь — деградация структуры личности, потеря человечности, превращение в недолюдка и нелюдя.

Вряд ли получится устроить какой-то специальный «объективный тест на человечность» или «тренировку человечности». Есть просто реальная жизнь, и всякий раз, когда кто-то поступает по совести, по-человечески, даже если это трудно и даже если опасно — у того структура личности становится хоть чуточку, но более человечной.

И наоборот: бесчестные и бессовестные поступки обесчеловечивают структуру личности, приближают к нелюдям. К таким же последствиям быстрее или медленнее приводят алчность, азартные игры, социальный паразитизм, бездумное, высокомерное или наплевательское отношение к собственной жизни и к другим живым существам, алкогольная, наркотическая и иные патологические зависимости.

Посеешь мысль — пожнёшь поступок, посеешь поступок — пожнёшь привычку, посеешь привычку — пожнёшь характер, а посеешь характер — пожнёшь структуру личности, карму и судьбу, на эту и на следующие жизни. Искусственно такое не делается. Чтение книг, многократное произнесение каких-то слов, обряды и ритуалы, даже уединение на природе или в келье — само по себе не сделает нелюдя или недолюдка человеком.

«Большой прыжок вверх» — резкое улучшение структуры личности — случается очень редко. Нелюдям, недолюдконелюдям, недолюдкам и недолюдколюдям для этого нужно совершить какой-то подвиг на пределе их сил и возможностей, или вынести нестерпимую боль, — да так, чтоб это было бескорыстно и во благо другим. У людей, человеколюдей и человеков, кроме этого, есть ещё возможность испытать «озарение», «катарсис», «моментальное просветление», после которого они очень быстро станут возвышенными человеками или сразу сверхчеловеками. Но даже если подобное произойдёт, неизвестно, будет ли результат устойчивым, не начнётся ли потом «сползание» к менее человечной структуре личности. В остальных же случаях наработка «человечных привычек» и преображение структуры личности происходит медленно, за многие годы, а то и жизни.

Бездействие, апатия, безразличие, легкомыслие, некритичное отношение к себе и окружающей ситуации, нежелание прикладывать усилия — приводят не к консервации, а к медленной деградации структуры личности. Причём для разных типов скорость этой деградации разная. Для нелюдей это как болото или зыбучие пески: пока они там как-то шевелятся, живут своей гаденькой жизнью — она их затягивает, и злые дела пробуждают влечение к ещё большему злу — и так до превращения в абсолютных нелюдей. Для недолюдков и людей жизнь — как медленно текущая река на равнине. Вроде всё спокойно, ничего не меняется… но так только кажется; если не грести, то незаметно для глаз эта река сносит вниз и вниз по течению, а впадает она не в море, а в то самое болото нелюдей. Выше по течению находятся человеки; там река значительно быстрее течёт по склону предгорья, и человекам намного труднее плыть. Для сверхчеловеков эта река порою оказывается бурлящим потоком, как в горах.

Чогори на рассвете

Возвышенные сверхчеловеки, как уж было сказано, взбираются по крутому леднику. Гиперчеловеки идут наверх по горному гребню под шквалистым ветром, а порой и под обстрелом. До вершин, где богочеловеки, добираются совсем уж немногие. И на всём пути так: чем выше поднимешься — тем труднее будет подняться ещё выше и даже просто удержаться на месте, тем легче сорваться и больнее падать.

Деградация структуры личности, как и развитие, в большинстве случаев протекает постепенно, но бывают и моментальные срывы. Существуют поступки, категорически неприемлемые для человека, абсолютно противные его душе и совести: предательство, истязание невинного беззащитного существа, мародёрство (не являющееся крайней необходимостью для выживания), изнасилование беспомощной или беременной женщины, или маленькой девочки… и ещё некоторые. И если кто хоть раз совершит один из таких чудовищных поступков, — тот моментально станет нелюдем или, в лучшем случае, недолюдконелюдем. А в худшем — абсолютным нелюдем; такое бывает, когда душа-монада порывает со своим существом, содеявшим такое немыслимое зло, и с ещё живым физическим телом, и будет постепенно создавать новое существо, и не скоро опять воплотится. А прежнее существо останется бесчеловечным надолго… скорее даже навсегда, до абсолютной смерти. Абсолютные нелюди крайне редко исправляются и вновь обретают монаду.

Ильза Кох (Кёлер)
Ilse Koch

В 1906 году И́льза Кёлер родилась человеколюдкой или даже человеком, и в юности оставалась такой. Но в 1930-х годах Ильза стала работать в концлагерях и вышла замуж за абсолютного нелюдя, лагерного коменданта Карла Коха. Помогала ему творить различное насилие над заключёнными. В результате сама стала нелюдкой, но не абсолютной. Не вполне доказано, неизвестно, была ли она причастна к изготовлению изделий из человеческой кожи и было ли такое изготовление вообще — но даже если нет, всё равно любое соучастие в концлагерных делах приводит к обесчеловечиванию и деградации структуры личности. Потом Ильза несколько раз арестовывалась и освобождалась, в итоге была приговорена к пожизненному и через семнадцать лет повесилась в тюрьме. Сложно сказать, в кого там дальше превращалась эта деградантка, но вряд ли обратно в человека…

В начале 2018 года одна катастрофическая деградация структуры личности произошла намного быстрее. Наркозависимый инолюдок-программист превратился в нелюдя, придушил и насиловал свою однокурсницу, затем зарезал её, написал прощальное электронное письмо и покончил с собой. Вот эта Викиновость, последнее письмо там внизу полностью. Читать такое с непривычки тяжело и тошно, зато чётко видно, как резко меняется мышление на моментальном переходе в нелюдя через совершение крайне бесчеловечного деяния.

Изменчивое наследование структуры личности

Наследуется ли структура личности? Как правило, да. Если и папа — нелюдь, и мама — нелюдь, то их дети почти наверняка родятся тоже нелюдями, редко — недолюдками, почти никогда — людьми или человеками. Но родятся — не обязательно значит, что останутся такими на всю жизнь. В паре нелюдь-недолюдок, нелюдь-людь, людь-недолюдок, недолюдок-недолюдка возможны разные «варианты детей». Нелюдь с человеком… трудно даже представить себе, что они смогут долго прожить вместе. Скорее всего, у них вообще не будет совместных детей, либо родятся уроды, очень больные или умственно отсталые дети. Шансов на благополучное рождение человека мало.

От пары людей обычно рождаются тоже люди, иногда — человеки, иногда — недолюдки, редко — сверхчеловеки. От двух любящих друг друга человеков обычно рождается человек, часто (особенно в последнее время) — сверхчеловек, иногда — людь. Человек со сверхчеловеком или два сверхчеловека — приведут в этот мир, скорее всего, сверхчеловека или человека, которому немного осталось до перехода на следующую ступень. Про гиперчеловеков уже говорилось. Подобная душа притягивает подобную при воплощении. Но порой случаются «аномалии» — как говорится, в семье не без урода. Кроме того, рождение устойчивого человека или сверхчеловека возможно (как правило) в том лишь случае, если его родители по-настоящему любят друг друга, сохраняют верность и чистоту (как физическую, так и мысленную). А если не так, то тогда даже от пары сверхчеловеков запросто может родиться недолюдок.

Случайная (или не очень случайная) наследственная изменчивость проявляется и при наследовании структуры личности. При этом ухудшение более вероятно, чем улучшение. Так, от пары недолюдков скорее всего родится такой же недолюдок, менее вероятно рождение нелюдя или недолюдконелюдя, ещё менее — людя или человека. Большинство детей людей родятся людьми, намного меньше появится на свет недолюдков и совсем мало — человеков.

Понятно, что родительское воспитание сильнее всего остального влияет на последующие изменения структуры личности. Если родители — человеколюди, человеки или выше, и у них рождаются менее человечные дети, они стараются своих детей «вытягивать», поднимать до своего уровня человечности. И во многих случаях им это удаётся. Большинство людей и недолюдколюдей такого не делают — не могут или не хотят, пускают всё на самотёк — и в результате их деток «течение сносит» в сторону нелюдей. А вот недолюдки и нелюди — наоборот, «опускают» своих детей, родившихся более человечными, чем родители, втягивают их во зло.

В целом, поскольку повышение уровня человечности требует усилий и везения, а деградация структуры личности происходит намного легче и с большей вероятностью — каждое последующее поколение будет в среднем менее человечным, чем предыдущее. Пусть не намного, но менее. Доля недолюдков и нелюдей среди всего населения будет потихоньку расти, доля людей и человеков — медленно, но верно сокращаться. При отсутствии всякого положительного отбора (естественного или искусственного), при половой и репродуктивной свободе в сочетании с неспособностью распознать структуру личности своего партнёра, притом, что самыми привлекательными женщинами окажутся бесстыжие недолюдочки (современная «индустрия красоты» им в том поможет), а самыми завидными мужчинами — бессовестные умственно развитые недолюдки и нелюди… чего ещё ожидать, какого другого результата? А при наличии отрицательного отбора структур личности, который уже много веков назад устроили нелюди и серые — надо ли удивляться такой картине населения и таким перспективам?

Связана ли структура личности с расой, национальностью, страной проживания, религией или атеизмом? Напрямую не связана. Среди жителей самых разных мест и самого разного происхождения можно обнаружить все эти типы. Другое дело, что их доля, как уже было сказано, в разных местах, в разных народах и в разные времена существенно отличается. Причин тому много, это отдельная тема. Но в настоящее время нет такой нации, которая бы состояла только из человеков или только из нелюдей, например.

Велика вероятность рождения нелюдя, недолюдка или инолюдка от скрещивания дальних человеческих популяций — например, африканцев с китайцами или индейцами Южной Америки, европейцев с аборигенами Австралии, индусов с иннуитами и так далее.

Проявляется ли здесь телегония? В значительной мере проявляется, причём не только через женщин, но и через мужчин тоже. Наследование структуры личности идёт не только и не столько через генетику физического тела, как иным образом. Потому могут повлиять не только интимные отношения, но и долгие прикосновения, объятия, поцелуи, иногда даже пристальный взгляд. Иногда даже сильные, чувственные мысли.

Подробнее об этом, а также о праведном пути человека доброго семени — в гипотезе «Наследование человечности».

Малоразвитые недолюдки в некоторых регионах плодятся как кролики, потому что они прекрасно получаются и без любви, от неудержимой страсти таких же малоразвитых, или от искусственного оплодотворения. Нелюди и инолюдки — реже, но тоже так зарождаются. Умственно развитым недолюдкам и людям обычно хватает ума предохраняться и планировать деторождение.

И от людей люди рождаются в почти любых условиях жизни, если есть хоть немного любви. А если нелюбовь — появятся на свет недолюдки и нелюди.

С нелюбви и началась когда-то большая порча рода человеческого, продолжающаяся уже не одну тысячу лет и привёдшая сейчас к такой безрадостной «картине населения».

Экзотические типы

Кроме основных типов структур личности двуногих, говорящих и вроде бы разумных существ, существует ещё несколько редких типов, не входящих в основную последовательность развития структуры личности, а как бы «стоящих в стороне».

Инолю́дки

Свойства и способности инолюдков многообразны. Сами они, как правило, чувствуют себя особыми, чужими, иными среди людей. Их часто тянет к необычным местам, явлениям, мистике, странным действиям и экспериментам. Многим инолюдкам свойственны повышенное любопытство и любознательность, их умственные и изобретательские способности хорошо развиваются, мышление склонно выдавать неординарные решения проблем. Характерен шизоидный тип акцентуации мышления; значительно чаще, чем у других типов, встречаются шизофрения и паранойя.

Часть инолюдков имеет склонность и большие способности к научным исследованиям и экспериментам, особенно в области генетики, искусственного интеллекта, психологии, виртуальной реальности и других компьютерных технологий, реже — электромагнетизма, ядерной физики, физики элементарных частиц, квантовой механики. В то время как физика твёрдого тела, материаловедение, геология, неорганическая химия их привлекают гораздо меньше.

Образ «чокнутого профессора» из ряда американских фильмов хорошо описывает «научного» инолюдка, хотя некоторые черты преувеличены.

Другие инолюдки «ударяются в мистику», находят для себя или выдумывают сами какие-нибудь необычные «экзотические» учения, цели, правила и смыслы, увлекаются поисками НЛО, аномальных зон, снежного человека и т.д., пытаются заниматься экстрасенсорикой, магией и т.п. Если это приводит к успеху, в определённые моменты инолюдок-маг может управлять силой большого количества людей или самой планеты — при том не вполне осознавая и понимая это, и ещё меньше задумываясь о том, для чего это всё нужно, и о возможных последствиях. И часто незаметно для себя превращается в зомби-мага; им самим и этой силой управляют совсем чужие существа (воплощённые или невоплощённые), а инолю́док этого не понимает, ничего не может сделать и лишь смутно чувствует присутствие чужого.

И для «научных», и для «мистических» инолюдков свойственно заниматься исследованием ради исследования, ставить эксперименты ради необычного красивого эффекта, а не ради какой-то определённой практической цели. В отличие от человеков и сверхчеловеков, обладающих такими же способностями, у инолюдков, как правило, нет стойкой системы ценностей и убеждений, сознательно принятых нравственных императивов, ясного осознания целей и смысла жизни. По этой причине, многие инолюдки склонны ради любопытства или вообще непонятно ради чего подвергать риску не только себя, но и других.

Edward Orange Wildman Whitehouse
Wildman Whitehouse

Так, инолюдок Уа́йлдмэн Уайтха́уз был хирургом по профессии, но также серьёзно увлекался экспериментами с электричеством. Именно в качестве электрика он участвовал в проекте прокладки первого трансатлантического телеграфного кабеля. Кабель был проложен, но проработал только три недели: Уайтхауз, желаю уменьшить затухание электрического сигнала, решил использовать большие катушки индуктивности, создающие высокое напряжение. Подводный кабель такого напряжения не выдержал и окончательно вышел из строя.

Инолюдки, не пошедшие ни в науку, ни в мистику, могут оказаться на самых разных местах в обществе, и заниматься самыми разными видами деятельности. Как правило, они не выбиваются в начальники, максимум могут быть техническими руководителями или заместителями-советниками по каким-то вопросам. Ни в политике, ни в общественной деятельности инолюдок не может добиться больших успехов потому, что его мышление настолько сильно отличается от мышления людского большинства, что ему трудно понять людей, а людям ещё труднее понять и принять инолюдка. Быть «таким, как все» (вернее — как большинство людей и недолюдков) инолюдок не может; постоянно притворяться таким ему очень сложно. В то же время, инолюдки достигают успеха в некоторых редких видах бизнеса (например, венчурного, инновационного, связанного с экзотическими товарами или редкими услугами) или самозанятости (фриланса), в которых требуется особая оригинальность и неординарность решений.

А вот к тяжёлому физическому или монотонному труду инолюдки, в большинстве своём, не приспособлены и не склонны. При малейшей возможности инолюдок постарается «этой каторги» избежать. И это, как правило, ему удаётся: благодаря своим умственным способностям и своеобразному типу мышления, многие инолюдки получают высшее образование и находят себе интересную и «непыльную» работу.

Анна Дюфурмантель
Anne Dufourmantelle

Но и среди них бывают герои. А́нна Дюфурманте́ль, философ и психоаналитик, была научной инолюдкой, занималась философскими вопросами теории риска. Потом её структура личности стала смешанной: частично инолюдка, частично человек, частично даже сверхчеловек… «Быть живым — это риск. Жизнь — метаморфоза, и она начинается с этого риска» — так писала Дюфурмантель в своей книге «Восхваление риска». Это уже мышление человека, а то и возвышенного человека. В один летний день на лазурном побережье ей пришлось опробовать теорию риска на практике, пытаясь спасти жизни двоих детей, который отбойным течением уносило в море. В итоге дети остались живы, а вот Анну реанимировать не удалось… Думаю, в следующей жизни она будет урождённым устойчивым сверхчеловеком, а дальше — может быть, и выше.

Большинство инолюдков практически невозможно распознать по внешним признакам. Лишь иногда, если внимательно присмотреться, можно заметить что-то странное и неестественное в их жестах, словах, поведении. Некоторые люди и человеки вблизи инолюдков «зажимаются» и чувствуют себя «не в своей тарелке», хотя никакой угрозы не чувствуют.

Исключение — некоторые малоразвитые инолюдки, которые, напротив, очень выделяются внешне. Им не хватает знаний и способностей, чтобы проводить научные или магические опыты, а «что-нибудь этакое» сделать хочется, и они начинают «экспериментировать» с собственной внешностью. Необычная яркая одежда, порой слишком уж вычурная, татуировки, слишком большие серьги и кольца, перекрашивание волос в неестественный цвет и прочие такие «штучки» весьма популярны среди малоразвитых инолюдков. В отличие от малоразвитых недолюдков, для малоразвитых инолюдков важна не столько сексуальная привлекательность, сколько экстравагантность. Но есть ещё смешанный тип структуры личности, для которого важно и то, и другое — недоинолюдок, «гибрид» малоразвитого недолюдка с инолюдком.

Недоинолюдки более других склонны демонстрировать свою сексуальную ориентацию, заниматься необычными эротическими играми, заострять внимание на этой теме. Демонстративно открытые гомосексуалисты, транссексуалы, фетишисты, садомазохисты — многие из них недоинолюдки. Вообще сложно сказать, насколько связана структура личности с сексуальной ориентацией и сексуальными предпочтениями. Биологически обоснованные перверсии практически не зависят от сознания, и, видимо, могут быть у двуногих с разными структурами личности. Но большинство других двуногих оставляет это в своей личной жизни; недоинолюдки же склонны в лучшем случае «наглядно показывать», в худшем — откровенно навязывать эту тему окружающим, приставать и даже применять насилие.

Полных инолюдков мало; гораздо чаще встречаются выше упомянутые недоинолюдки, а также помесь сверхчеловека с инолюдком (сверхинолюдок), инолюдка с человеком (иновек) и инолюдка с нелюдем (инонелюдь).

На первый взгляд, инолюдки далеко не так опасны, как нелюди, серые, недолюдки и зомби. Жестокость и жадность нелюдей и недолюдков, коварство серых и безумство зомби — инолюдкам не свойственны. Это отдельный тип структуры личности, стоящий в стороне от основного пути развития и деградации, ведущего от нелюдей до богочеловеков. Но если инолюдское начинает всё более и более преобладать над человеческим — у таких инолюдков начинается довольно медленная, но практически неизбежная деградация структуры личности; полные инолюдки со временем окончательно утрачивают человечность и становятся нелюдями.

Се́рые

Настоящие серые немногочисленны, распознать их очень трудно. Но это самый опасный для людей и человеков тип «человекоподобных».

Внутренняя суть серого — полное равнодушие, соединённое с жаждой власти и исполнения своих желаний любыми путями. Серый может быть одинаково безразличен и чужд к любви и ненависти, мстительности и состраданию, к чужой боли и радости, к прошлому и будущему, к живому и неживому.

Так же, как у нелюдей, у серых абсолютно нет настоящей любви, совести, сопереживания, умения радоваться за других. И серых столь же бесполезно уговаривать, переубеждать, «приводить к покаянию», как и абсолютных нелюдей. Нет, они не будут спорить и ругаться. Они притворно согласятся, улыбнутся, как бы поверят, — а тем временем будут думать, как бы с этого «верующего лоха» чего-нибудь поиметь.

Но, в отличие от нелюдей и недолюдков, серые великолепно владеют собой. Они менее склонны к бессмысленной жестокости, у них почти не случается «приступов» импульсивной немотивированной агрессии, вообще «лишнего шума» серые не любят. Зато серые могут мастерски притворяться, лицемерить, выдавать себя за других, играть любую роль. В «искусстве» обмана, интриги, мошенничества, подлости и предательства им действительно нет равных. Поскольку серый может лгать не только словами, но и жестами, выражением лица и даже глазами, людям и человекам очень трудно распознать его (недолюдкам и нелюдям — и вовсе не дано).

Многие серые изучают психотехники гипноза, НЛП, других воздействий на сознание и подсознание, а некоторые и так «одарены» способностью заморочить человека при обычном, казалось бы, разговоре, расположить его к себе. В результате, если даже поначалу человек или людь чувствует «что-то неладное в этом субъекте», то потом это чувство «тает».

Большинство серых не обладает богатырским телосложением или большой физической силой, вообще не любит драк и борьбы. От армии, а тем более от войны, они «отмазываются» изо всех сил и любыми путями. Серая сила — в заговорах, обманах, подкупах, мо́роках…

Почти так же они терпеть не могут тяжёлую физическую работу и вообще труд на производстве. Вряд ли найдётся хоть один серый среди шахтёров или комбайнёров, рабочих на заводе или на буровой. Немного их и среди учёных, инженеров, а тем более — среди людей творческих профессий. К творчеству, изобретательству, конструированию и вообще к созиданию нового — серые существа практически не способны. Зато они «мастера» обращать в свою пользу то, что уже есть, и тех, кто живёт. Для этого они придумывают сотни способов и путей, «сравнительно честных» и не очень.

Поэтому серых, естественно, очень привлекает финансовая сфера, биржевые спекуляции, азартные игры, крупные мошеннические аферы и, разумеется, администрация и политика. Это не значит, что все, кто занимается такими видами деятельности, окажутся серыми; серых слишком мало для этого. Но что многие серые стремятся не только попасть в эти сферы, но и занять там ключевые места, — вполне понятно.

Джеймил Чагра после тюрьмы
Jamiel Chagra

Некоторые серые преуспели в деле приватизации и распродажи природных ресурсов и созданных чужим трудом ценностей. Другие могут быть лидерами преступных группировок — чаще всего в сфере наркобизнеса (как полусерый-полунелюдь Дже́ймил Ча́гра), подделки денег и документов, хищения и неуплаты налогов, других крупных экономических преступлений. И прочей «тихой», латентной, но «очень продуктивной» преступности. «Громкие» преступления, вроде убийств, терактов, разбойных нападений, грабежей, пиратства — совершают обычно не серые, а нелюди и недолюдки. Серые могут разве что тайно поддерживать, финансировать те или иные группировки, но сами «в пекло» не полезут; как уже говорилось, любого лишнего шума и риска для собственной жизни эти существа стараются всячески избегать.

Подобно абсолютным нелюдям, серые существа лишены вечности. Но, в отличие от первых, у многих из вторых монады ещё есть, но это не светлые и не тёмные, а именно серые монады. Они находятся где-то между добром и злом, а точнее — за гранью добра и зла (но стремятся сесть сверху и на добрых, и на злых). И эти монады тоже не вечные. Может быть, они проживут много веков и десятки раз перевоплотятся — но итог предрешён: абсолютная смерть, последняя смерть, полное уничтожение личности и сути навсегда. Ужас неизбежного конца подспудно живёт в каждом сером существе; оно старается гнать его от себя, страстно добиваясь материального успеха и ища всё более изощрённые и извращённые наслаждения. Но до конца это не удаётся. Другие серые с маниакальной настойчивостью ищут способы омоложения, продления жизни и, в перспективе, — достижения физического бессмертия. Они мечтают однажды стать вечной элитой, безраздельно властвующей над бесправным большинством смертных.

На следующих ступенях своего «развития» серые существа сознательно принимают свой главный поведенческий лозунг: «бери от жизни всё сейчас — потом не будет ничего». А поскольку эти двуногие существа к созидательному творчеству не способны в принципе, да и вообще трудиться не желают — «эффективность» их деятельности состоит в том, чтобы разными способами и без больших усилий побудить других исполнять любые желания серых, даже самые извращённые желания. Это «эффективность» полных паразитов. Она не сводится только к добыванию больших денег, хотя на деньги эти существа очень падки, разумеется, и порой лучше других «нутром чуют», где бы их раздобыть побольше и желательно на халяву.

Умственно развитые серые понимают, что самое ценное — это власть, это возможность влиять на мысли, чувства, желания, убеждения и, разумеется, поступки других двуногих существ. Деньги — это только один из инструментов власти, хоть и очень важный; но деньги — не самоцель, а средство принудить других отдавать серому всё, что ему угодно заиметь, и делать для него всё, чего он только пожелает. Документы, ценные бумаги, социальное положение — другие средства достижения той же цели.

Джей Гулд, 1911 г.
Jay Gould

«Я могу нанять половину рабочего класса, чтобы убить другую половину» — примерно так говорил финансист Джей Гулд по поводу забастовки железнодорожных рабочих. Типичное мышление серого… которым Гулд в той жизни не родился, но стал.

На подобных деятелей не действуют аргументы вроде: «ну зачем тебе столько денег и всяких прочих ценностей, ведь с собою ничего не унесёшь, подумай, что останется на Земле после тебя». Сказать в ответ они могут что угодно, придумают буквально на ходу. Но на самом деле серых волнует только исполнение их собственных желаний — сейчас и в обозримом будущем. Потом — никто не знает, что будет потом, а ещё позже, в конце концов, не будет ничего. Во всяком случае, для меня не будет ничего, когда меня совсем не будет, а что будет для других и будет ли — не мои проблемы. Примерно по такой логике они и мыслят, добавляя к ней кучу «диалектических и множественных философий», «относительных истин» и «стратегий». Всё, чтобы скрыть от других (а порой и от себя) свою подлинную сущность…

Изменение структуры личности серых существ, переход их в другой тип — случается очень редко. Это крайне трудно, и результат обычно нестойкий. Скорее всего, получится неустойчивая смешанная структура личности, колеблющаяся между серыми и кем-то ещё.

Переход в серые из других типов двуногих происходит не намного чаще; обычно серыми становятся умственно развитые недолюдконелюди и нелюди. Но серая структура личности хорошо наследуется, поэтому большинство серых и самые продвинутые серые — потомственные уже во многих поколениях. Если серые перевоплощаются, то обычно «в своём кругу», внутри своих родов.

Найти и распознать серых существ, как выше было сказано, очень сложно из-за их колоссальной скрытности, способности бесконечно лгать и притворяться, и разных других маскировок — и физических, и иных. Противодействовать им — ещё сложнее, и намного.

Численность серых относительно невелика. Полностью серых на всей Земле несколько сотен тысяч, отчасти серых — ещё несколько миллионов. Но их влияние, мягко говоря, количеству несоразмерно…

Отчасти серые, или «обсеренные»

Это двуногие различных типов, попавшие под влияние серых существ, или же сами обладающие некоторыми качествами серых. Они редко превращаются в настоящих серых, но могут «брать с них пример», воспроизводить серый образ мышления и модель поведения. Человеку неприятно общаться с обсеренными: они «скользкие», не смотрят в глаза, льстят, изворачиваются. Конечно, они стараются притворяться и производить хорошее впечатление — но это у них не получается столь же ловко, как у серых. Неуспешные в жизни обсеренные малоразвитые недолюдки — как правило, мелкие ничтожества, готовые продаваться за гроши. Успешные и умственно развитые, добившиеся богатства и власти — опасны почти так же, как серые; чаще всего они оказываются самыми послушными марионетками в серых руках.

Чужеро́жденные

Чужеро́жденный — это тот, кто изначально был создан не человеком Земли, а кем-то другим, кто свою первую жизнь прожил не в этом мире и (или) не в человеческом теле. А теперь живёт в человеческом теле среди людей, внешне может ничем не выделяться, но внутренне остаётся иным.

Чужерожденных можно сравнить с беженцами и эмигрантами. В силу разных причин и обстоятельств они вынуждены жить не на своей Изначальной Родине, а в других краях и в другом обществе, в которое пришельцам очень трудно (а порой и невозможно) в полной мере встроиться, интегрироваться.

Но их миграция совершилась не в пределах одной жизни, а между жизнями. Множество населённых миров погибли, и все эти существа уже не могли родиться там, где жили раньше, — стало негде и не от кого. Для многих из них эта Земля стала единственным местом, в котором была возможность воплотиться в теле разумного существа. Но никакое место на этой планете не стало (и не станет) их истинной Родиной.

Одни из них осознают, другие только чувствуют, что у них нет Родины на этой Земле. Некоторым кажется, что их Родина — вся Земля. Но только не страна, не государство. В любом случае, для чужерожденного все здешние государства — одинаково чужие; и он сам чувствует себя чужим даже там, где родилось его нынешнее человеческое тело. Для него любая земная страна будет только страной проживания.

Поэтому чужерожденные чаще, чем другие типы, уезжают жить в другую страну, становятся эмигрантами ещё и ещё раз. Ностальгии по прежним местам жительства они почти не испытывают. Ностальгия по Изначальной Родине проявляется у них как подспудное щемящее чувство, как тоска по чему-то недостижимому или утраченному — потому что большинство их не помнит своих прошлых жизней, а тем более — свою первую жизнь.

Живя долгие годы, а часто — и многие жизни среди людей, чужерожденные в значительной мере перенимают от них образ мыслей и структуру личности. Мало кто из них остался «чисто чужерожденным», большинство — смешанные типы. Попадаются чужерожденные нелюди, чужерожденные недолюдки, чужерожденные инолюдки, чужерожденные сверхчеловеки. Чужерожденные люди почти не встречаются, чужерожденные человеки встречается редко — а если и встречаются, то это неустойчивые структуры личности, ибо людской образ мышления «не прививается» на чужерожденных.

Несмотря на всё это, большинство чужерожденных находит себе место в человеческом обществе. Их способности, склонности и занятия могут быть самыми разными. Поскольку изначально чужерожденные были разными существами из разных миров, и потом каждый из них прошёл свой особенный путь — трудно что-то сказать о чужерожденных вообще, у них большое разнообразие. Общее, пожалуй, только то, что они по сути своей остаются здесь чужими, полностью земными человеками стать не могут, как бы ни сложилась их жизнь в этом мире.

Зо́мби

Эти двуногие существа реально не принадлежат себе, они — рабы «идеи» или «хозяина». Причём это рабы, не осознающие своего рабства или же принимающее это состояние как должное и правильное.

Рождение зомби — большая редкость и аномалия; в большинстве случаев такими становятся, а не рождаются. Чаще всего зомби получаются из малоразвитых нелюдей, среднеразвитых недолюдков, недолюдколюдей, инолюдков, человеков, неустойчивых и смешанных типов, иногда даже, как это ни печально, из сверхчеловеков. Другие нелюди и недолюдки, люди, человеколюди, чужерожденные и серые менее подвержены зомбированию.

К превращению в зомби может привести война или другая крупная катастрофа. Такое, похоже, произошло с девушкой-снайпером Алиёй Молдагу́ловой.

Aliya Moldagulova portrait
Әлия Молдағұлова

Она родилась сверхчеловеком, хотела стать лётчицей, но не попала туда, в итоге добровольно ушла на фронт, оказалась в группе подготовки снайперш, потом в боях. Вряд ли теперь можно определить, в какой момент она стала сверхчеловеком-зомби. Итог жизни — как и у Бориса Дмитриева: в восемнадцать лет погибла в бою, но успела многих врагов увести за собой в другие жизни; героиня Союза посмертно. О том, что война делает со структурой личности, можно отдельное исследование написать. Здесь скажу кратко: только немногие прирождённые воины (они же чаще всего становятся профессиональными военными) способны почти в любых обстоятельствах сохранять устойчивую структуру личности. Но и для них всё без последствий не проходит. Остальных двуногих война ломает и меняет непредсказуемо. Другие смертоносные бедствия действуют примерно так же, разве что в меньшем масштабе. Достаточно два-три раза пройтись по грани жизни и смерти — и уже будешь хоть немного, но не таким, собою прежним вновь не станешь, а некоторые из тех, кто раньше тебя понимали, вдруг перестанут понимать.

Самый древний метод зомбирования — религиозный — до сих пор остаётся самым действенным. Вместо религий могут быть использованы некоторые другие идеологии, столь же требующие бездумной веры и не терпящие инакомыслия. Иные способы — с использованием гипноза, психоактивных веществ или магических средств — даже если они быстрее и вернее сработают, то в результате получится довольно примитивный раб, которому можно поручить разве что тяжёлую физическую работу или сексуальное обслуживание; вряд ли он будет способен к высококвалифицированному труду.

Человек или сверхчеловек, превратившись в зомби — религиозного фанатика, почти всегда сохраняет интеллект, профессиональные и социальные навыки, физическое здоровье. Часто даже может здраво рассуждать и вести себя вполне адекватно ситуации, если только дело не касается его «священной идеи» — зомбиде́и.

Пример тому — Фред Фелпс, основатель и многолетний руководитель Баптистской церкви Вестборо, отец тринадцати детей.

Фред Фелпс
Fred Phelps

Явно человек он был не глупый, способный оратор и руководитель. Но при этом он и его «семейная церковь» устраивали пикеты на похоронах и вообще несли такое злобное «послание ненависти от Бога», что другие американские баптисты от них отшатнулись и разорвали всякие связи, а я вообще поразился: откуда столько ненависти? неужели христианство, пусть даже самое радикальное, может быть таким? Оказывается, может…

Omar Mateen
Omar Mateen

Но если радикальные христиане из Вестборо хотя бы не применяли прямого насилия и действовали «приблизительно в рамках закона», то зомби Омар Матин, радикальный исламист и террорист, вышел за пределы всяких рамок, за один день убил 49 и ранил ещё 53, «пошёл путём Аллаха до конца», был убит в перестрелке с полицией.

У некоторых зомби (чаще всего у зомбированных инолюдков — зомби́нолюдков) есть такая зомбиде́я, что якобы они — особо избранные, посвящённые, иные, а потому им можно не только скрывать свои знания от «непосвящённого простонародья», но и без зазрения совести обманывать «неверных» — это не грех. Такие «духовные деятели» очень хорошо прикидываются обычными людьми; у некоторых из них есть не только физическая и социальная, но и магическая маскировка. Этих зомби распознать не проще, чем серых. В своём «хитроумном» поведении продвинутые зомбинолюдки весьма схожи с серыми, но отличаются тем, что серый никогда не будет напрягаться и рисковать ради безумной идеи. А зомби — будет; и трудно сказать, кто из них опаснее! Если один дьявольски хитёр, во всём ищет собственную выгоду, — но при этом труслив, очень боится за свою жизнь, рационален и довольно предсказуем, то другой — непредсказуем совершенно; даже если знать его зомбидею — так многие зомбидеи неоднозначны по смыслу и допускают самые разные толкования — а значит, совершенно по-разному применяются на практике.

Зомбидея может быть не только религиозной, но также социальной, политической, сексуальной, психологической, экологической, традиционной или ещё какой-нибудь. Даже совершенно бредовая сверхценная идея, придуманная психически больным, порой завладевает умами других и становится зомбидеей. Результат — практически тот же…

Но как бы ни маскировались идейные зомби, как бы они не прятались среди людей и прочих двуногих, одно выдаёт их почти всех: нелогичная, острая, неадекватная, порой даже буйная реакция на оскорбление их зомбидеи. Некоторые зомби из-за того, что в далёкой от них стране кто-то хлёстко сказал про их «святое» (причём сказал не им и не при них) или нарисовал смешную картинку, — готовы немедленно туда ехать и убивать, убивать, убивать «хулителей» — даже идя на верную смерть. Другие на такую крайность не решаются, но зато из проповедников «мира, добра и терпения» могут мигом превратиться в злобных ненавистников, как только чьё-то слово заденет их «чувства».

Этим идейные зомби отличаются от верующих человеков и сверхчеловеков. Человек на оскорбительные слова, если они не про него и не ему говорятся, — не реагирует так буйно; чаще он думает что-то вроде: «если там кто-то хулит Бога — вот с него Бог и спросит за слова и за дела; я это не буду ни слушать, ни смотреть, ни думать об этом — и мне ничего от этого не сделается, а уж Богу тем более». Продвинутые идейные зомби способны долго сдерживаться и притворяться, но несознательные реакции мозга и тела на оскорбительные изображения и звуки их всё равно выдают.

Другой подтип зомби — это недозомби, зомбированные недолюдки. У них сохраняются почти все пороки недолюдков, которые были присущи им до зомбирования; религиозная или иная зомбидея, которую они не только на словах принимают, но и на деле готовы продвигать и защищать, — как правило, не делает их человечнее. А часто эта самая зомбидея служит прекрасным оправданием для любых поступков недозомби — даже для самых страшных преступлений.

Ещё один подтип — жёлтые женщины. Эти существа женского пола очень озабочены целомудрием и нравственностью, — но не своей, а чужой. Всюду видят разврат, стыд, позор, грязь, мерзость; частенько помешаны на чистоте. У них нередко бывают не только психологические, но и физиологические, и психиатрические проблемы.

Переход из зомби в другую структуру личности весьма затруднён, и обычно в результате получается очень неустойчивая и проблемная личность. Но бывает и хуже. Нередко зомби сильно разочаровывается в одной идее или религии, очень переживает из-за этого, — но вскоре становится столь же фанатичным приверженцем другой, и начинает рассказывать, как он раньше «служил силам тьмы», а теперь, конечно же, «служит силам света». У некоторых такие «переходы» происходят даже не один раз в жизни.

Ещё хуже «переход на тёмную сторону силы». Избавившись от «подавляющего идеологического влияния», эти двуногие приходят к некому «сатанизму», начинают умышленно делать «зло ради зла», даже если им самим нет никакой пользы или выгоды от этого. В этом случае зомби может всего за несколько часов превратиться в нелюдя.

Неустойчивые, переходные и смешанные структуры личности

Как в процессе развития, так и в процессе деградации структуры личности переход из одного типа в другой не совершается мгновенно. Часто он длится несколько месяцев, иногда даже несколько лет. Потому может встретиться, например, человеколюдь, постепенно становящийся человеком, или вполне устойчивый людь, в котором ещё остаются примеси недолюдка.

Бывает и так, что вместо устойчивого развития или однозначной деградации личности начинаются колебания то в одну, то в другую сторону. Такие типы могут «колебаться» под влиянием внешних обстоятельств и внутренних психологических проблем от нелюдя до людя, или от недолюдка до сверхчеловека, например. Это самые непредсказуемые личности. От них не знаешь, чего ещё ждать, не угадаешь, как они поведут себя в той или иной ситуации — часто они и сами не знает, чего ожидать от себя.

Сильно неустойчивый тип чаще всего получается, когда человек или людь приобщается к алкоголю, наркотикам, другому дурману или азартным играм. И в трезвом, и в нетрезвом состоянии такое двуногое существо начинает мыслить и вести себя то как человек, то как недолюдок, то вообще как нелюдь. Структура личности ломается, начинает колебаться в нижнюю сторону, — но отнюдь не в верхнюю. Если недолюдок пристрастится к дурману, он так и останется недолюдком: людские, а тем более, человеческие качества в нём проявляться не начнут. Максимум он сможет быть «по пьяни немного добрым», и то на словах, а не на деле. Нелюдь, попробовав какой-нибудь «дури», становится ещё более опасным для окружающих, окончательно теряет контроль над собой и возможность стать хотя бы недолюдком.

Реже структура личности становится неустойчивой из-за пережитых психических и физических травм, семейных и общественных трагедий, сильных депрессий с потерей смысла жизни, тяжёлых психических заболеваний. Возможно и рождение двуногого существа с уже неустойчивой структурой личности.

У других структура личности более устойчива, но при этом представляет собой смесь разных типов, порой весьма оригинальную. Чаще всего экзотические типы смешиваются с основными, например, инолюдок со сверхчеловеком или серый с нелюдем; об этом выше уже было сказано. А вот сильно отличающиеся основные типы почти никогда не смешиваются между собой. Вряд ли может существовать, например, «бинарный гибрид» человека с нелюдем, или сверхчеловека с недолюдком.

Хилья Рийпинен
Hilja Riipinen

Смесь сразу нескольких основных типов и подтипов иногда встречается. Пример тому — финская общественная и политическая деятельница Хилья Рийпинен, весьма скандальная, одновременно крайне правая традиционалистка и феминистка, националистка и пацифистка. В ней, похоже, было перемешано всё от недолюдконелюдки до сверхчеловека, и эта смешанная структура личности была то устойчивой, то неустойчивой.

Гиперчеловеки не могут быть смешанными или неустойчивыми, иначе бы они просто не выжили. У богочеловека, насколько я могу понять, тем более не бывает примесей других типов структуры личности.

Краткая история деградации

Когда-то все были ясновидящими и непорочными гиперчеловеками, а другого типа говорящие двуногие родиться не могли. Все они хранили верность и чистоту, все они сразу и безошибочно находили своих половинок, а какая любовь у них была! Даже не с первого взгляда и до могилы; любовь была всегда. Пары половинок проживали вместе одну жизнь за другой, каждый раз рождаясь так, чтобы вовремя найти друг друга и никогда не расставаться. Любовь была вечная. Об изменах не было и речи. Чтоб зачать ребёнка не от своего суженого… такого никто и помыслить не мог.

Половинки рождались в разных родах, но в одном народе или в родственных народах, потому полукровок в те времена не существовало. От половинок-гиперчеловеков могли родиться только гиперчеловеки. Дети росли в окружении таких же непорочных, и деградация структуры личности тогда была большой редкостью. Но если уж она случалась, и рождённый гиперчеловеком превращался в кого-то другого, — гиперчеловеки ясно видели такое ухудшение структуры личности и не могли жить с деградантом. Он либо быстро исправлялся и снова становился гиперчеловеком, либо становился изгоем, отправлялся бродить по миру и не мог вернуться в свой дом и селение своё. А в иных селениях одни гиперчеловеки подавали милостыню изгою (но не дотрагивались до него), другие — не хотели его даже видеть, слышать и разговаривать, молча отгоняли палками. Делавшие так поступали уже не по любви, и не совсем по совести.

Гиперчеловек, оставшийся гоем, не мог вступить в брак с изгоем — в противном случае изгнание ждало и его тоже. Все дети изгоев и изгоек также оказывались изгоями с самого рождения; гиперчеловеки отвергали их.

И тяжелей всего бывало, когда из половинок кто-то оказывался изгоем (родился ли от изгоя или при жизни стал — не столь уж важно), а другой нет. Что было делать тому другому? Послушаться сердца своего, обрести счастье с любимым или любимой, — но при этом тоже стать изгоем, навсегда расстаться с родными и друзьями, да ещё и опозорить их? И детей своих на ту же судьбу с рождения обречь? Или выбрать бремя одиночества, тогдашний путь монаха, ждать следующей жизни и надеяться, что к тому времени и он, и она сполна расплатятся за все ошибки-грехи, и снова родятся гоями в семьях гоев? Или обручиться не с половинкой, а с другим таким же одиноким бедолагой, кого хоть и не любишь, — но вроде и не противно с ним жить? И любой выбор имел последствия, и неизбежным стало страдание.

Большинство гиперчеловеков выбирали пожизненное одиночество; их души были ещё достаточно сильными, чтоб вынести это бремя. И даже среди первых изгоев многие одиночество выбирали; несмотря на деградацию структуры личности, любовь и воля в них ещё не угасли.

Но не все могли такое выдержать. К тому же определённые безобразные деструктивные существа немало постарались, чтобы разделить пары половинок и заставить-таки гиперчеловеков зачать детей не от настоящей любви. А если супруги не были половинками и не любили друг друга по-настоящему, — их дети часто рождались человеками, людьми, а иногда даже недолюдками; нередко и оставались такими во взрослом возрасте, совершали нечеловечные поступки и становились изгоями.

Гиперчеловеческое общество начало портиться и сверху, и снизу. Князья, оставшиеся без своих половинок, первыми начали жениться на «относительно подходящих» девушках, потому что им требовались наследники. А у наследников повторялась та же ситуация, и с каждым новым поколением структуры личности становились всё менее человечными. С тех пор жениться по любви не может ни один король. Так стало возможным не только воплотить нечеловечное двуногое существо, но и дать ему власть над человеками.

А на дне тогдашнего общества, среди клянущих судьбу париев, презренных и неприкасаемых изгоев, всё было ещё хуже. Многие среди них уже не только без любви женились, но и вообще не хранили верность и чистоту — а зачем, если дети изгоя и изгойки всё равно были обречены на такую же несчастную судьбу, как и родители. Некоторые неприкасаемые настолько обиделись на прогнавших их гиперчеловеков, что нарочно поступали им назло и вопреки их нравственным законам — и становились нелюдями. В следующих поколениях стали рождаться нелюди, а потом и серые существа. Другие рождались человеками, но при жизни сильно деградировали.

Шли века, сменялись поколения, изгои и нечеловечные двуногие множились и множились. Некоторые из них стали нападать на человеков, грабить и убивать, похищать и насиловать женщин — и от изнасилованных пленниц родились первые абсолютные нелюди, лишённые бессмертной души и страстно жаждущие всё успеть в своей единственной жизни.

Многие изгои уже не ходили с пустыми корзинами и не клянчили милостыню, но собрались в банды, вооружились, охотились на животных, а иногда и на людей. Потом у отверженных появились свои княжества — двуногих на Земле тогда было ещё мало, свободных территорий много. Изгойскими атаманами и князьями часто становились те самые абсолютные нелюди, дети надругательства — в них жажда жизни, деятельности и власти была сильнее, чем в других двуногих. Силы, храбрости, выносливости, житейской смекалки и быстроты реакции им тоже хватало с лихвой. И ещё в них была иррациональная враждебность ко всем человеческому, из-за которой они пожелали уничтожить гиперчеловеков и подчинить себе всех остальных. Но вот большого ума-разума у тех ублюдков отродясь не было, и они нуждались в грамотных советниках. А поскольку ни один умный человек даже разговаривать с нелюдем не желал, советниками тёмных вождей становились серые существа — физически слабые и боязливые, зато необычайно сообразительные, хитрые и подлые. Вот эти самые абсолютные нелюди, подученные серыми, и начали гипервойну, которая поначалу была вполне открытой, а не тайной. Но то была уже настоящая война, а не отдельные разбойные нападения и групповые драки. Она то затихала, то вновь разгоралась, и никто не мог окончательно победить.

Человеки часто не хотели драться с этой нечистью, не желали уподобляться нелюдям в смертоубийственной жестокости. Потому предпочитали обороняться и отгонять нападавших, нежели биться до победного конца… Но бесчеловечные двуногие не унимались, их становилось всё больше, а гиперчеловеков оставалось всё меньше. Позднее гиперчеловеки потеряли власть и прежнюю силу, и были вынуждены уйти в глубокое подполье, в котором остаются до сих пор.

В результате случилось то, что случилось: изгои человеческого общества теперь правят этим миром и фактически устроили геноцид человеков, а человеки и сверхчеловеки стали угнетённым меньшинством на этой Земле.

Картина населения

Эти данные собраны мною в Ростове-на-Дону в разные дни 2017 года, в подземных пешеходных переходах у Центрального рынка, на площади Ленина, на проспекте Нагибина у ТРЦ «Горизонт»; немного также в автобусах и других местах, где всевозможные жители и гости города встречаются наиболее «случайно», и нет преобладания определённого возраста, профессии, социальной группы, убеждений и так далее. Потому и были выбраны эти места наблюдения, чтобы получить наиболее репрезентативную выборку из генеральной совокупности населения Ростова-на-Дону. Всего двуногих говорящих (и вроде бы даже разумных) существ отсмотрено 1694.

Доверительные интервалы с надёжностями 95 и 99 % считались отдельно для каждой структуры личности несколькими разными методами: распределение Пуассона (хи-квадрат), метод нормальной аппроксимации Вальда, откорректированный метод Вальда, метод Клоппера-Пирсона и метод Вилсона. Методы давали сходные результаты, затем я выбирал наиболее часто встречающееся число и округлял (в зависимости от величины) до 0,1, 0,5 или 1 %; с такой точностью границы доверительных интервалов для долей приведены в таблице ниже.

Это не вполне строгий метод, но пока что трудно сказать, какой закон распределения применим к такой экзотической статистике. Но при таком количестве отсмотренных, думаю, данные уже надёжные, и можно, например, говорить, что с вероятностью девяносто девять из ста доля недолюдков среди жителей нашего города будет от 37 % до 43 %. И только один шанс из ста, что во всём населении города она будет сильно отличаться от того, что я отсмотрел на примере 1694 двуногих, что недолюдков окажется меньше 37 % или больше 43 %. И можно сделать довольно печальный вывод о том, что недолюдков здесь больше, чем двуногих с любыми другими структурами личности, а вместе с близкими им недолюдколюдьми и недолюдконелюдями они составят более половины населения.

Данные исследования приведены в таблице и на гистограмме ниже. Возможно, я буду продолжать наблюдение; и чем больше будет общее количество отсмотренных, тем у́же будут доверительные интервалы и точнее вся картина населения.

Таблица картины населения Ростова-на-Дону
Структура личности Кол-во Доля, % Дов. интервал 99 % Дов. интервал 95 %
от до от до
Серые 1 0,06 0 0,5 0 0,3
Недолюдконелюди 16 0,94 0,34 1,55 0,5 1,4
Недолюдки 682 40,26 37 43 38 43
Недолюдколюди 267 15,76 13,5 18 14 17,5
Люди 376 22,20 19,5 25 20,2 24,3
Человеколюди 101 5,96 4,5 7,5 4,8 7,2
Человеки 43 2,54 1,5 3,5 1,85 3,4
Возвышенные человеки 11 0,65 0,3 1,4 0,35 1,15
Сверхчеловеки 14 0,83 0,4 1,6 0,45 1,4
Инолюдки 60 3,54 2,5 5 2,7 4,5
Неустойчивые и смешанные 122 7,20 6 9 6 8,5
Итого 1694 100,00



структуры личности ростовчан
Диаграмма картины населения Ростова-на-Дону, 2017 г.

Перспективы

Какая судьба может ожидать двуногое говорящее население, если им руководят, в основном, нелюди и умственно развитые недолюдки, если малоразвитые недолюдки размножаются быстрее остальных, при этом человеки стали общественно незначимым меньшинством, сверхчеловеки находятся под угрозой исчезновения, а гиперчеловеки — в глубоком подполье? Вряд ли хорошая — тут я настроен весьма пессимистически. Считаю, что нынешняя человеческая цивилизация уже находится на вершине своего развития или около неё, а дальше — пусть не быстрая, но неизбежная деградация. Как это уже было с Римской Империей, да и не только…

В этот раз, однако, медленная деградация может в любой момент перейти в быструю катастрофу, ту или иную. Скорее всего, вирусную, — то есть если раньше другого конца не случится, так осуществят глобальную биологическую диверсию. Когда?.. Вряд ли это можно предсказать. Может, через несколько лет. Может быть, через несколько десятилетий. Если больше ста лет до катастрофы ещё остаётся, — считайте, нам крупно повезло, но это маловероятно.

При нынешнем положении дел никакие новейшие научные открытия и никакие изобретения с технологиями толком не помогут, а от некоторых из них станет только хуже (см. «Техника суеты…»). На древние религии надежды тоже нет; они создавались в далёкие уже времена и в совершенно другой ситуации, и в древних книгах не может быть решения современных проблем (как бы сторонникам их не хотелось обратного). «Роза Мира» так и не стала сколь-нибудь значимым духовно-общественным движением; другие движения и партии, выступающие за человечное объединение человечества, если и могут в каких-то странах легально действовать, то всё никак не выберутся из разряда маргинальных. Другие новые учения, которые недавно появились, и которые ещё появятся, — не успеют завладеть умами значимой части населения.

Устойчивых человечных двуногих осталось менее десяти процентов, и те весьма разобщены и малодеятельны. В ближайшие десятилетия им явно не удастся стать большинством населения или взять власть над миром. В такой ситуации уже не об этом приходится думать, а о том, как бы выжить, оставаясь человечными.

И всё-таки это — не худшее из возможного; самого худшего — прихода к власти Последнего Тирана, — по всей видимости, удастся избежать. Я здесь уже упоминал о планах организованных бесчеловечных двуногих привести к власти над всей нашей планетой одного сверхсерого — Последнего Тирана, Князя Мира, Капитана Земли. Он бы мало что оставил и от человеков, и от живой природы.

Грядущая катастрофа — лучше, чем Последний Тиран, и я разумно принимаю её как меньшее из зол, как лучшее из реально возможного ныне. Все гиперчеловеки, почти все сверхчеловеки, многие человеки и даже часть людей — предпочтут умереть, нежели стать рабами сверхсерого, обречёнными жить в страшной неволе, из которой даже убежать будет совершенно некуда, когда вся Земля окажется под одной бесчеловечной властью. Ну а те двуногие, которые готовы поддержать Последнего Тирана, или которым просто плевать на всё и на всех, — не достойны ли погибели?..

Конечно, ещё лучше, чтобы все двуногие на Земле объединились под властью не этого сверхсерого, а богочеловека, гиперчеловека или, на худой конец, хотя бы умственно развитого недолюдка с лидерскими качествами, — но одного на всех. Тогда и катастрофы возможно избежать, и войны, и много чего ещё сделать. Но, увы… из-за последствий всего того, что было сделано и что случилось, такой вариант стал практически неосуществимым. Однако из оставшихся возможностей пока реализуются не худшие.

Кроме того, что не случилось самого страшного, в ныне сложившейся ситуации есть ещё один «плюс»: возможности миграции. Мигрантов на Земле ныне столько, сколько не было, наверно, со времён великих переселений народов. И ещё многие другие, если хорошо постараются, смогут эмигрировать в подходящую им страну и вступить в подходящее сообщество. Подходящее, прежде всего, по системе ценностей и образу мышления, а не «халявное тёпленькое местечко». Остальное — вполне решаемые проблемы подготовки: заранее выучить язык, освоить востребованную там профессию и так далее.

Разумеется, переселение не может быть самоцелью. Для чего же оно нужно? Ныне многие человеки и сверхчеловеки оказались примерно в таком же положении, в каком столетия назад находились амиши, меннониты и других европейские анабаптисты. Тех жестоко преследовали за веру, за отказ давать клятвы и служить в армии. Но многим удалось-таки переселиться в Америку, некоторым — в другие места, чтобы духовно сохраниться там на путях монахов, вестников и человеков доброго семени.

Джордж Буш с амишами и меннонитами
Встреча Джорджа Буша с амишами и меннонитами

И по сей день в США, Канаде и ещё некоторых странах сохранились их обособленные общины-поселения. И других конфессий тоже, и даже нерелигиозные идейные местные сообщества — с трудом, но существуют. И во многих из них доля человеков и более чем человеков в несколько раз больше, чем в окружающем обществе. И дети их рождаются с такими чистыми человечными душами, и приходят к ним такие люди — не всегда, конечно, но чаще всего. И при рождении, и потом при жизни — подобная душа притягивается к подобным, человечная душа ищет пусть небольшого и совсем не идеального, но всё-таки более человечного общества в этом стремительно деградирующем и расчеловечивающемся мире. Думаю, в этом основная причина столь отличной картины населения, а не в конкретной религиозной конфессии.

Так же, как анабаптисты, квакеры и другие европейско-американские протестанты почти сразу же раскололись на множество деноминаций, толков, организаций и общинок — так и человечные в этом мире давно уже разделены. Даже возвышенные сверхчеловеки принимают существенно разные системы ценностей — и в лучшем случае просто отдаляются друг от друга, в худшем — делаются смертельными врагами.

Легко проявлять терпимость к различной вере в недоказуемое и далёкое от практической жизни. Например, в лох-несское чудовище. Есть ли оно в том озере (или где-то ещё), было ли или никогда не было — какая сейчас разница, что это меняет в моей жизни и в моих практических действиях? Ничего; и я могу одинаково относиться и к тем, кто верит в существование Несси, и к тем, кто это полностью отрицает, и к тем, кто просто не знает и знать не хочет.

Но система ценностей — это совсем другое. Это не развлечение на досуге, не прихоть, не блажь и даже не гипотеза. Это то, что определяет основные деяния в жизни — и не только в частной жизни отдельных людей и их семей. Что всё-таки важнее и дороже: истина, вера, родина, семья, любовь, жизнь или успешные дела во благо мира (и что считать «благом мира»)? Хотелось бы всех благ сразу — да в жизни так не получается. Приходится выбирать, расставлять приоритеты. За решениями следуют деяния, за деяниями — отчуждение, за отчуждением — вражда…

Человечного согласия и единения нет и не предвидится; что ж тогда делать одиночкам или маленьким группам? Для человеков и сверхчеловеков я знаю шесть праведных путей, хотя бы теоретически проходимых. О них — в «Технике суеты» подробнее. А на практике многие нынче в силах одолеть лишь один из них: путь отказа — «путь монаха».

К двуногим других типов обращаться практически бесполезно. Нелюди и недолюдки такого просто не поймут и уж тем более не примут. Люди многое поймут, но в своей реальной жизни ничего менять не будут. Инолюдки всё это «диковинно переосмыслят», и невесть что будут делать — либо тоже ничего не будут. Насчёт серых и прочих всё и так уже ясно, надеюсь.

Послесловие

В завершение хочу пожелать одно: внимательно присматривайтесь к окружающим Вас двуногим существам, особенно к их непроизвольным движениям, оговоркам и мелким поступкам, — и постепенно нау́читесь их распознавать, и в большинстве случаев не ошибаться. Но не нужно спешить относить кого-то к тому или иному типу. Определять, кто есть кто, не всегда надёжно получается даже у ясночувствующих, и даже у ясновидящих — там тоже полно своих обманов и ловушек…

Если интересно, кто такой автор и почему он решил поведать миру всё это — могу ответить: чужерожденный сверхчеловек с небольшой примесью инолюдка — на пути монаха-вестника.

Александр Юрьевич Румега (2019)
Алекса́ндр Руме́га

Уже не деятельный по жизни, а наказуемый по судьбе. Из-за состояния здоровья и ранее допущенных ошибок — путь воина мне не одолеть. Переход в возвышенного сверхчеловека, гиперчеловека или богочеловека в этой жизни не светит. Детей нет и не будет; приёмных тоже нельзя. У меня уникальные убеждения и ценности и потому нет ни одного полного единомышленника. Это не хорошо и не плохо, не хуже и не лучше — это просто уникально и всё. В катастрофе цивилизации я вряд ли выживу (и на кой буду нужен выжившим?), да и не факт, что до неё доживу. Терять, по большому счёту, нечего, когда эта жизнь уже провалена. Надеюсь хоть так помочь человеколюдям, человекам и сверхчеловекам правильно сориентироваться в нынешней ситуации в этом мире. Прочим двуногим никакие слова не помогут.

Гиперчеловеки лучше меня всё это знают, но, по понятным причинам, молчат. И если в следующей жизни буду одни из них, тогда уж вряд ли смогу так откровенничать хоть в Интернете, хоть ещё где. Ну а пока что — гиперчеловеки на невидимом фронте гипервойны, а я, получается, в «прифронтовой полосе» оказался. И проведу в ней остаток этой жизни. Дальше идти в таком состоянии — значит, умереть очень скоро, неизбежно и, что хуже всего, бессмысленно, безо всякой пользы для других. Здесь тоже опасно, запросто можно ненароком попасть под какой-нибудь «внезапный удар судьбы» — но, может быть, и пронесёт, и повезёт. Деваться-то всё равно некуда. Отсюда обратной дороги нет: невозможно стать собою прежним или перестать понимать то, что понял. И те, кто уже знает меня и мои мысли, вряд ли все они всё позабудут; я уже слишком засвечен.

Такова цена приближения к Истине. И расплата за непоправимые стратегические ошибки.

Всё вышеизложенное является мировоззренческой гипотезой автора-агностика, не противоречащей известным ему достоверным фактам. Это не вера и не наука. В настоящее время нельзя доказать, что это всё есть истина, что всё так и только так. Но утверждать, что автор просто выдумал всё это, будет неверно. Данную мировоззренческую гипотезу можно принять в качестве рабочей гипотезы, либо не принять.